Главная −> Повестка дня −> Президентская повестка 2000-х −> Повестка 2004-08: Пространственное развитие Архипелага России −> Россия. Пространственное развитие −> Концепция пространственного развития в РФ. Приложение к докладу "Россия. Пространственное развитие"

Концепция пространственного развития в РФ. Приложение к докладу "Россия. Пространственное развитие"

В РФ должен быть сформирован новый опорный каркас пространственной организации, обеспечивающий достижение заявленных целей пространственного развития. Узлами опорного каркаса должны выступить крупные городские агломерации — инновационные и управленческие центры, концентрирующие в себе экономическую активность в стране и выступающие источником изменений

1. Основные проблемы пространственного развития РФ

1.1. Сохранение созданной по производственно-технологическому принципу пространственной организации страны стало невозможным после открытия национальной экономики и интеграция России в глобальный рынок

Сформированная в эпоху советской индустриализации экономика начала интегрироваться в глобальный рынок, перестала быть замкнутой и самодостаточной, эффективность утратили как отдельные производственно-технологические комплексы (достаточно упомянуть «поясные цены» — после того как исчез централизованный контроль за ценами значительная часть продукции из Сибири и Дальнего Востока стала неконкурентоспособной, как и их территориально-производственная проекция в виде системы расселения). Проблемы, которые связаны с устаревшей системой расселения в РФ и неэффективной ее пространственной организацией, а также архаичной системой управления данными процессами, можно охарактеризовать следующим образом:

  • Из неэффективных пространственных структур стали вымываться ресурсы и, в первую очередь — человеческие. Например, Мурманская, Архангельская области и республика Коми за 1990-е годы потеряли 10-20% населения. Прогнозы на будущее неблагоприятны. По худшим из них, потери в этих регионах достигнут 30-40% населения. Происходит опустынивание ранее освоенных территорий. По данным Всероссийской переписи 2002 г. даже в центральных, старонаселенных областях России поселения свертываются. Так называемый миграционный «западный транзит» фактически оголяет Дальний Восток и районы Севера.
  • Неэффективная пространственная организация страны влечет за собой рост расходов на поддержание инфраструктур, избыточных на территориях, теряющих население и производственные активы, и недостаточного в растущих регионах (ограниченность возможностей портового хозяйства, экспортных трубопроводов в нефтегазовом комплексе и пр.). Так по оценке экспертов Института Брукингса ежегодные потери РФ от неэффективной пространственной организации экспертно оцениваются в 2,25 — 3,0% ВВП в год
  • Возрастают региональные диспропорции в развитии. В 1998 г. душевое производство ВРП в десяти наиболее экономически развитых регионах России превышало среднестатистический уровень в 2,5 раза, а в 2000-ом — уже в 3,2 раза. Экономические аутсайдеры увеличили свое отставание от среднероссийских показателей с 3,3 до 3,5 раз. К 2004 г. десять — двенадцать субъектов Федерации из 89 обеспечивали более 50% ВВП страны. Разделение по темпам социально-экономического развития проходит не только по административным границам, но и внутри них. Более 50% населения страны живет вне зоны экономического роста — по оценке эксперта Института Системного Анализа РАН В.Н.Лексина, экономический рост сосредоточен всего в 140 точках из 1027 городов и поселков городского типа, а также примерно 152 тыс. сельских населенных пунктов. Данный разрыв в развитии становится основным социальным противоречием в стране, порождающим политические конфликты.
  • Новая система расселения и пространственная организация Российской Федерации формируется хаотично и закрепляет в первую очередь сырьевую специализацию страны и транзитный характер развития многих ее регионов — во многом этот процесс поддерживается иностранными игроками, которые заинтересованы в сугубо сырьевой функционализации России. Наиболее конкурентоспособной на мировом рынке частью страны оказываются сырьевые зоны. Они «стягивают» на себя проектные мощности, поглощают свободные капиталы, квалифицированную и мобильную рабочую силу, они постепенно становятся «спонсорами» общенациональных политических процессов, придавая им выгодную для себя направленность. Большинство инфраструктурных проектов последнего десятилетия нацелены на обеспечение транзитной экономики и не обеспечивают связность страны. Отсутствие зон высокоорганизованной урбанистической среды жизни (концентрация современных городских инфраструктур, информационных каналов, экологически благоприятных условий жизни в населенных пунктах, транспортная доступность основных мировых центров и пр.) становится препятствием для концентрации на территории РФ ресурсов будущего: высококвалифицированной, мобильной рабочей силы, инновационных технологий, источников информации, «брэндов», культурных ценностей и т.п.
1.2. Форма и темп интеграции в глобальный рынок — определяющий фактор для развития российских регионов

Регионы занимаются поиском места в более широкой, чем национальная, системе мирового разделения труда. В условиях глобализации для стран оказывается чрезвычайно важно иметь не только конкурентоспособные технологии и фирмы, но, главное, регионы, способные принять эти технологии и фирмы.

Пока нельзя стопроцентно утверждать, что государства больше не управляют миром, а их место в качестве строителей мирового порядка заняли глобализированные регионы. Экономическая мощь государства теперь зависит не столько от валовых объемов производства и природных запасов, скрытых в его земле, сколько от обладания центрами, управляющими потоками на глобальном рынке. До тех пор, пока все внимание государства концентрируется на развитии отраслей, технологий и компаний, данный региональный аспект развития упускается из виду. В геоэкономическом отношении Россия вряд ли может считаться великой державой. В настоящее время она обладает всего полутора регионами — Москвой и Ѕ региона в виде вместе взятых: Санкт-Петербурга — «окна в Европу», комплекса краснодарских портов, а еще Владивостока — «окна в АТР». Для такой большой страны, как Российская Федерация, это явно недостаточно, чтобы, с одной стороны, вывести другие российские регионы на глобальный рынок в качестве значимых узлов в системе товарных, финансовых, технологических и культурных обменов, а с другой стороны, закрепить за страной значимое место в этой системе.

1.3. Сложившаяся система государственного управления не позволяет обеспечить рост регионов и развития страны:
  • Особенность либеральной модели макроэкономического регулирования, как метода государственного управления в условиях интеграции экономики страны в глобальный рынок, заключается в том, что она игнорирует региональные особенности экономики, добиваясь выравнивания условий хозяйствования на открытом рынке. Следовательно, проектно-пространственное управление уходит из государственного управления и в лучшем случае заменяется общегосударственной транспортно-коммуникационной политикой, а также межбюджетным регулированием, направленным на поддержку определенных классов территорий.

Проектное управление должно быть передано на региональный или поселенческий уровень с возрастанием значения согласования поселенческих планов и их пространственной соорганизации на всей территории страны. Однако ни субъекты Федерации, ни поселения с подобной задачей «планирования развития» не справляются. Их региональные стратегии в лучшем случае фиксируют трансрегиональные процессы, но никак не сориентированы на управление ими. Это, с одной стороны, отражает ограниченность уже устаревшего государственно-правового статуса регионов (сосредоточение на вопросах социальной политики и бюджетного управления), с другой стороны — недостаточность правовых форматов управления территориями (городскими агломерациями, территориями трансрегионального сотрудничества и т.п.), отсутствием связи регионального проектирования с общенациональной политикой пространственного развития.

«Стратегический вакуум» заполняется активностью крупных корпораций, в первую очередь, сырьевых. Большинство регионов РФ сформировались как централизованные и иерархические, собранные вокруг доминирующих корпораций, а потому в своих планах и проектах развития они обречены следовать планам и проектам последних. Поэтому именно крупные, конкурентоспособные в глобальном масштабе корпорации, действующие в России (преимущественно сырьевые), выдвинулись в разряд «планировщиков» пространственного развития страны, лоббируя определенные проекты расселения и развития транспортной инфраструктуры. Но это обеспечивает конкурентоспособность страны только на одном мировом рынке — товарно-сырьевом, так как в результате советской политики размещения производительных сил в стране не сформировалось практически ни одного конкурентоспособного регионального кластера.

  • В системе государственного управления фактически отсутствуют инструменты согласованного использования ключевых ресурсов территорий: финансовых, человеческих, природно-экологических, культурных. Различные аспекты деятельности территориального планирования «растащены» по различным ведомствам. Реформы инфраструктур (транспорт, связь, энергетика, ЖКХ) и в целом последствия реализации пакета реформ на территориальном уровне не скоординированы и не синхронизированы.
  • Фактически утрачена культура планирования использования территории. Аналитическая модель новой пространственной организации страны не востребована в правоприменительном и бюджетном процессах — региональные социально-экономические программы, даже принятые на федеральном уровне, сводятся к налоговым и бюджетным преференциям. Проектно-планировочная документация (генеральные планы населенных пунктов, проекты границ муниципальных образований и т.п.), относительно эффективно может выполнять свою регулирующую функцию только в границах поселений. В современных условиях, учитывая новые положения Градостроительного кодекса РФ, планировочная документация не дотягивается до межсубъектного и федерального уровней и не выполняет своей координирующей роли по отношению к действиям бизнеса и власти на территориях. Отсюда — конкурирующие проекты портового строительства, строительства трубопроводных систем, развития социальных инфраструктур и споры о том, стоит ли оставлять больше бюджетных средств регионам-донорам, если стране необходим перелив ресурсов из сырьевого сектора в несырьевой. В Российской Федерации нет системы планирования поверх внутренних административных границ. Фактически отсутствует межрегиональная кооперация, существующая, например, в Европе в форме «еврорегионов»; федеральные целевые программы не решают этой задачи.
  • Администрации субъектов федерации и муниципальных образований фактически не мотивированы на решение задач экономического роста своих территорий. Решая преимущественно социальные задачи в логике распределения бюджетных средств, органы власти субъектов федерации и муниципальных образований фактически заинтересованы в бюджетных трансфертах больше, чем в росте собственных бюджетных источников.
  • Несмотря на усилия федерального центра по выравниванию социально-экономического положения субъектов федерации, диспропорции в уровне и темпе социально-экономического развития продолжают расти.

2. Цели пространственного развития Российской Федерации

Макроэкономическое регулирование необходимо дополнить политикой регионального развития, которое предполагает актуализацию производительных сил страны в условиях глобального рынка. Она требует определенной пространственной организации страны — сборки экономики не только из отраслей, технологий или компаний, но и из территорий.

Новая пространственная организация страны должна:

  • Обеспечивать интеграцию в глобальный рынок, наиболее эффективную с точки зрения капитализации страны (повышения стоимости ее активов — территории и рабочей силы);
  • способствовать ускоренному социально-экономическому развитию РФ, за счет правильного распределения производительных сил по территории, причем не только как поставщика сырья на мировые рынки, но и производителя высокотехнологичной продукции;
  • обеспечивать связанность страны, открывающую доступ территорий и их населения к источникам социально-экономического роста;
  • гарантировать удержание территории страны как «большого пространства».

3. Формирование опорного каркаса в пространстве страны

Большинство территориально-диверсифицированных стран, показывавших в последние 40 лет устойчиво высокие темпы экономического роста, достигали их, как правило, за счет опережающего роста нескольких регионов. Регионы-лидеры становятся центрами инновационного развития страны и демонстрируют новый тип экономического и социального роста для других территорий. Задачей этих территорий становится не столько копирование пути развития вырвавшихся вперед регионов-лидеров, сколько встраивание в формирующуюся в геоэкономическом пространстве глобального мира новую региональную иерархию — регионы-производители, регионы-посредники и регионы-финансовые центры.

В РФ должен быть сформирован новый опорный каркас пространственной организации, обеспечивающий достижение заявленных целей пространственного развития. Узлами опорного каркаса должны выступить крупные городские агломерации — инновационные и управленческие центры, концентрирующие в себе экономическую активность в стране и выступающие источником изменений.

Таких опорных регионов в РФ будет относительно немного. В настоящий момент в стране только один мегаполис мирового масштаба — Москва и один всероссийского — Санкт-Петербург. Остальные 11 миллионников — города с населением в интервале от полутора до миллиона человек. В Восточной Сибири и на Дальнем Востоке нет ни одного миллионника (при том, что в Китае их около 100, из которых 10 новых выросли вдоль границы с Россией). Почти все крупнейшие города-миллионники за время между двумя последними переписями потеряли 2–5% своего населения, а Санкт-Петербург — 7%. Из 13 миллионников рост демонстрируют только Москва, Ростов-на-Дону и Волгоград.

При этом сложившаяся структура экономики крупных российских городов не отвечает их функциям в современном глобальном мире. Доля промышленного производства в их ВРП превышает 50%, как, например, в Нижнем Новгороде. В то же время существует явный дефицит в оказании услуг по управлению экономикой и в сфере, обеспечивающей современную среду городской жизни, — торговле, финансовых, информационных, юридических, инновационно-инжиниринговых и т.п. услугах. В силу этого в стране возникает дефицит центров управления и зоны так называемого «стратегического вакуума». Загруженные производством крупные города не управляют, а конкурируют в этой сфере со средними и малыми городами, блокируя их развитие. Причем конкурируют не только в своем географическом ареале, но и по всему миру, т.к. развернутые торговые сети минимизируют затраты на дистрибуцию (транспортная составляющая в них может быть значительно ниже затрат на поддержание брэнда, а «виртуальная составляющая» в стоимости может превышать даже производственные издержки). Но стоимость традиционных активов — земли и рабочей силы — в крупных городах выше, чем в средних и малых. Поэтому чрезмерная концентрация населения при традиционной специализации ведет к снижению роста крупных городов. Для РФ и для больших городов единственная ставка на возможный быстрый рост — переход к инновационному развитию и превращению их в полноценные центры управления (торгово-логистические и транспортные узлы, финансовые и кадровые центры, поставщики информации и технологий).

Опорные регионы, будут узлами опорного каркаса пространственной организации страны и должны «собирать» российскую территорию как основные транспортные узлы, зоны интеграции РФ с глобальной экономикой, территории концентрации центров управления товарными, финансовыми, информационными и миграционными потоками. Только в этом случае в стране можно сохранить «точки роста» даже в условиях долгосрочного тренда депопуляции и обострения дефицита рабочей силы в 2006-2010 годы. Функции опорных регионов необходимо дифференцировать в зависимости от способа «сборки» территорий, производственной специализации последних и их внутренних кооперационных связей, типа их связывающих транспортно-коммуникационных инфраструктур, способа интеграции в глобальную экономику, а также от специфики этапа развития, который переживает российское общество и его хозяйственная система в настоящий момент.

Интеграция РФ в глобальный мир идет по нескольким направлениям, имеющим свою географическую локализацию и культурно-экономическую специфику, задаваемую приграничным соседством: на Северо-Западе РФ — с ЕС; в центре и на Юго-Западе — со странами СНГ; на Юге — с исламским миром; на Юго-Востоке — со странами АТР и в первую очередь с Китаем. Соответственно, во-первых, должна дифференцироваться государственная политика регионального развития и, во-вторых, выстроена пространственная организация, отражающая определенную иерархию регионов.

Интеграция РФ в глобальную экономику в ближайшее время приведет к выделению на ее территории следующих зон:

  • «Мировые города», оказывающие существенное влияние на глобальную экономику (Лондон, Нью-Йорк, Токио). Пока на статус «мирового города» в РФ есть только один претендент — Москва, оказывающая существенное влияние на распределение сил на двух значимых сегментах глобального рынка: сырьевом (в первую очередь углеводородов) и безопасности. Однако позиции Москвы слабы на других более значимых международных рынках — финансовых, юридических, информационных, транспортно-логистических, так что Москва пока не может считаться полноценным «мировым городом».
  • Зоны технологического трансферта: В случае сохранения относительно быстрых темпов роста российской экономики в течение пяти — десяти лет произойдет коренное технологическое ее преобразование. Пока это будет происходить за счет импорта массовых, стандартных технологий, а основным импортером будут иностранные фирмы, разворачивающие процессинговые центры в России и рассчитанные на поставку продукции на растущий внутренний рынок. Для этого на территории РФ могут быть созданы зоны технологического трансферта (процессинга и аутсорсинга). Очевидно, что они могут развиваться вблизи крупных сегментов внутреннего рынка и точек общенациональной дистрибуции. Размещение процессинговых центров возможно только в населенных пунктах, обладающих достаточными ресурсами квалифицированной рабочей силы и организованной урбанистической средой жизни. Такие центры должны также находиться в коммуникационной доступности: в створах международных транспортных коридоров, в портовых комплексах. Зона технологического трансферта в ближайшие годы в России может возникнуть только вдоль европейского транспортного коридора №9. Процесс предполагает расчистку индустриальных участков для внешних инвестиций, развитие городских агломераций.
  • Зоны инновационного развития: На территории РФ в настоящий момент практически отсутствуют инновационные зоны. Старые наукограды и ЗАТО не справляются с функцией концентрации инновационных сил. Западный опыт собирания национальной инновационной системы на базе крупных университетов не может быть реализован в силу того, что таких современных университетов в России пока еще нет. Пространственное развитие безусловно должно интегрировать в себя инновационную и образовательную политику. Инновационное развитие может быть обеспечено только за счет подстегивания развития городов, активизации урбанистических процессов и выделения городов-«чемпионов роста» (возможно, за счет придания им особого правового статуса).
  • Зоны старопромышленных регионов, производст-венно-технологическая база и система расселения которых создана еще в период советской индустриализации. Это регионы, основанные на устаревающих, стандартных технологиях, ориентированные на замкнутые локальные или стационарные рынки, которые слабо развиваются. Подобные регионы будут в обозримой перспективе стагнировать, выступая в качестве «внутренней деревни» — поставщика рабочей силы для регионов группы роста. В то же время такие регионы будут сильно дифференцироваться внутренне в зависимости от динамики этнокультурных и миграционных процессов. Наиболее сложной ситуация может оказаться в тех из них, где сохранится достаточно высокий естественный прирост населения и конкуренция за доступ к основным экономическим ресурсам не только между отдельными индивидами, но и между относительно крупными социальными группами. Речь идет прежде всего о Юге европейской части РФ.
  • Сырьевые зоны: Старый сырьевой комплекс был рассчитан на обеспечение внутренней экономики, и его экспортная переориентация потребует преобразований в системе расселения и транспортной организации (развитие экспортных трубопроводов и портового хозяйства, дезурбанизация районов Севера, вахтовое освоение новых сырьевых регионов и концентрация в них капиталовложений). Наибольшую проблему будут представлять относительно крупные города, действующие в зоне сырьевых разработок. Переход на передовые технологии разработки природных ресурсов потребует сокращения нового населения на территориях Севера. Очевидно, что территории, занимаемые коренными малочисленными народами, не могут управляться по урбанистическому типу, и им должен быть придан особый правовой режим, обеспечивающий сохранение исторических прав народов на территорию в сочетании с централизованным государственным управлением — при эффективном общественном контроле за ним.

Одним из основных вопросов пространственного развития сырьевых зон России станет выбор наиболее перспективного рынка на ближайшие 30-50 лет. Помимо ЕС как традиционного потребителя российского сырья (главным образом углеводородов), будет возрастать роль США и стран АТР, в том числе Китая в роли потребителей. В зависимости от выбора рынка поставок будет корректироваться и схема расселения в Сибири и на Дальнем Востоке, а также транспортно-коммуникационные коридоры, входящие в каркас пространственной организации страны.

  • Зоны безопасности: Безопасность страны обеспечивается на базе геополитических, а не одних геоэкономических технологий. По мере обесценивания данных технологий для России будет возрастать бремя содержания приграничных территорий и военной индустрии, а также дислоцированных на территории воинских подразделений. Это требует перестройки модели распределения ВПК по территории и реорганизации пограничной зоны. Она должна быть выделена не как просто территория, прилегающая к линии границы с особым административным режимом, а как регион соприкосновения с другими геоэкономическими и геокультурными пространствами. Для этих территорий это означает выделение трех «точек (узлов) сбора» регионов: транспортно-логистического (точка остановки и переработки груза, управления его движением), торгового и культурного. Эти «точки» могут располагаться за пределами РФ или внутри страны. Пространство до этих точек будет транзитным, управляемым. Для России, в случае выбора сценария роста ее присутствия на мировых рынках, задачей номер один становится расширение действия собственных торговых сетей за пределами национальных границ. В настоящий момент относительно крупные проекты по формированию торговых зон, реализуемые в приграничных территориях России на Дальнем Востоке, в большей степени сориентированы на облегчение доступа иностранных производителей и продавцов на российскую землю (зона «совместной юрисдикции» — «ПТЭК Пограничный — Суйфэньхэ», предлагаемыей для реализации во Владивостоке проект «Университета стран АТР» и т.п.).

4. Проекты пространственного развития

Количество проектов, которые федеральное Правительство способно реализовать в сфере реорганизации пространственной структуры страны, ограничено в силу дефицита не только бюджетных ресурсов, но и в связи с недостаточностью демографического потенциала страны и масштаба управленческого маневра органов государственного управления.

Мегаполис Москва — Санкт-Петербург

Наиболее крупным, ядерным проектом в пространственном развитии страны может стать проект формирования первого в стране мегалополиса как соединение двух крупнейших агломераций страны Москвы и Санкт-Петербурга. Данный мегалополис способен сконцентрировать в своем составе значительную часть населения страны (до 30%), а также существенную часть производства ВВП. Кроме того, в него смогут войти не только основные инновационные центры РФ, сегодня сконцентрированные в столичных регионах, но и зоны технологического трансферта (аутсорсинга и процессинга). Формирование мегалополиса как единого действующего организма позволит подтянуть старопромышленные регионы, находящиеся в створе европейского транспортного коридора № 9, обеспечив модернизацию их экономики за счет передачи им на аутсорсинг части несвойственных столичным регионам функций: промышленное производство, часть транспортно-логистических и торгово-дистрибуционных услуг, выполнение рекреационных функций и формирование зоны субурбанизации и т.п. В свою очередь, Москва и Санкт-Петербург смогут сосредоточиться на выполнении функций центров значимых во всем мире агломераций — управленческих и инновационных. Если данный проект будет реализован, то в РФ появится мегалополис, равный (если их не превосходящий) по мощности основным европейским урбанистическим зонам. Есть все основания рассчитывать, что мегалополис «Москва — Санкт-Петербург» за счет ускорения и упрощения коммуникаций внутри региона позволит повысить динамику экономических и культурных процессов, упорядочить миграционные процессы, использовать миграционный потенциал столиц. Стоимость активов внутри мегалополиса должна существенным образом возрасти (в первую очередь речь идет о стоимости земли и рабочей силы). Данный мегалополис может многократно ускорить инновационное развитие страны. При этом его формирование потребует новой пространственной организации как самих столиц, так и всей зоны между ними, включая изменение системы расселения, порядка управления территориями, транспортной связанности, которая должна распространяться помимо сообщения «Москва — Санкт-Петербург» на доступность всех частей мегалополиса (территорий, как минимум, четырех российских областей). В целом такой подход к формированию более крупных региональных образований как локомотивов развития на базе уже существующих регионов-лидеров соответствует мировому опыту территориального развития.

Выделение на территории РФ опорных регионов может быть произведено за счет:

  • формирования узлов инфраструктур (в первую очередь транспортных, придания развитию отдельных транспортных узлов и коридоров федерального значения);
  • стыковки внутренних транспортных коммуникаций с международными транспортными коридорами;
  • поддержания миграционной мобильности населения; размещения крупных образовательных учреждений федерального значения.
  • функционального зонирования территорий.

Следует оценить последствия нормативно-правового закрепления особого статуса отдельных территорий. Например, внесенный на рассмотрение Правительства РФ проект федерального Закона «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» предусматривает выделение в качестве пионерных зон развития в стране особых территорий — промышленно-производственных и технико-внедренческих зон. Однако ни те, ни другие не являются особенно новыми, в мире их создали огромное количество в 1970-1980 годах. Назрела необходимость в законодательном поощрении создания в России постиндустриальных «средовых зон» — торговых, образовательных, развлекательно-рекреационных и т.п. зон, создаваемых в качестве своеобразных «ловушек» инновационной активности людей на выделяемой территории и стимулирующих приток в них наиболее ценного вида капитала — человеческого. Причем в качестве шага к новой пространственной организации страны можно сформировать эти зоны поверх существующих административных границ, придав им особый государственно-правовой статус.

Регион «Юг»

Оформление пояса опорных регионов страны начинается с южной части РФ. У Юга есть несколько стратегических выборов:

  • возможность обустроить крупнейшую зону технологического трансферта за счет пересечения западных транспортных и логистических коридоров, а также потока трудовой рабочей силы — мигрантов.
  • «обновить» традиционную агропромышленную специализацию за счет использования новых биологических и экологических технологий (Краснодарский край — Ростовская область — Ставропольский край). Уже существующие инфраструктуры традиционного агропромышленного комплекса могут быть «переплавлены» в новый формат мировой экономики: агрокластер.
Мировой Университет

Важнейший национальный приоритет страны при сохранении инновационного вектора развития — это возможности формирования нового поколения человеческих и трудовых ресурсов. Крупные образовательно-инновационные комплексы, готовящие выпускников профессий, которые будут затребованы в неоиндустриальном «завтра», а не в сырьевом и традиционном «сегодня», могут быть достигнуты за счет укрупнения существующих вузов страны в выбранных опорных регионах. В первую очередь, это регионы, задающие масштаб и связность страны — Уральский регион, Юг и Дальний Восток. Вероятнее всего таким образовательным комплексам необходимо присвоение статуса федерального инновационного центра по определенным национальным инновационным приоритетам (сверхбыстрый транспорт, новые материалы, нанобиотехнологии, гуманитарные технологии, новая энергетика и т.д.).

Связность территории РФ — транспортный каркас страны

Россия — страна гигантских территорий, и в ней всегда присутствуют центробежные тенденции, в частности вследствие того, что на карте страны есть лишь один центр управления — Москва. В первую очередь, в рамках безопасности и сохранения территориальной целостности необходимо, помимо формирования полицентрической карты России, задавать ее инфраструктурный, транспортный каркас. Ключевым проектом, сшивающим транспортную, грузовую, трансграничную1 функции, является национальный проект Северного региона формирование современного хозяйственно-экономического и исследовательского комплекса на базе Северного морского пути — СМП. Вторая сторона этого проекта — «удержание» и усиление территории Дальне-Восточного региона и восстановление эффективности использования морских портов и Транссиба.

Проект неоиндустриальных территорий

В проектируемой генеральной схеме страны будет предусмотрена возможность «пересборки» в новую конфигурацию территорий старопромышленных и сырьевых регионов РФ Уральского и Приволжского, доходы от которых в настоящее время являются основными в структуре ВВП РФ. Неоиндустриальная платформа РФ создается за счет так называемых региональных инновационных систем, которые в каждом регионе имеют собственную инновационную специфику, инновационный «градус». В нашем случае остаточная индустриальная платформа позволяет развернуть новый контур технологического развития — за счет использования в сырьевых, добывающих и перерабатывающих отраслях Северного региона и Сибири новых технологий добычи, продвинутой экологической политики, активного развития человеческого капитала и современных услуг.

5. Задачи по реализации политики пространственного развития РФ

Федерация должна сосредоточиться на формировании и развитии опорного каркаса пространственной организации страны, так как не может централизованно планировать все аспекты пространственного развития РФ. Территории, не отнесенные к узлам данной организации, должны самостоятельно вырабатывать и реализовывать стратегии своего развития. Федерация должна осуществлять селективную бюджетную (грантовую) поддержку региональных инициатив. Для этого необходимо создать различные бюджетные фонды, дифференцированные по целям бюджетных расходов и по типам территорий, на развитие которых они сориентированы. В качестве механизма «запуска» перестройки пространственной организации не только «сверху», но и «снизу», можно использовать опыт так называемых «демонстрационных программ», передавая на определенных условиях функции государственного управления пространственным развитиям территориям-девелоперам (например, городам-миллионникам, вменяя им функции развития других территорий).

Для упорядочения политики регионального развития и управления пространственным развитием РФ необходимо нормативно закрепить схему пространственного развития страны, определив параметры развития системы транспортно-коммуникационных инфраструктур, осуществив функциональное зонирование территорий, определив места локализации крупных объектов социальных инфраструктур федерального значения и основные параметры системы расселения. Данная схема должна разрабатываться на основании федерального закона Министерством Регионального Развития РФ, утверждаться федеральным Правительством и служить для координации действий федеральных, региональных и муниципальных органов. Действие схемы пространственного развития должно опираться на согласование с нею блока архитектурно-планировочной документации.

Отдельно должен быть урегулирован порядок специальных фондов поддержки региональных проектов в рамках фонда компенсации регионального развития и фонда софинансирования социальных расходов, уже сегодня закрепленных Бюджетным кодексом РФ.

Отдельной задачей должно стать завершение формирования подведомственных органов и учреждений МРР РФ — Института пространственного развития, осуществляющего разработку схемы пространственного развития и территориально-планировочные работы, а также Агентства пространственного развития и территориального планирования, обеспечивающего реализацию проектов развития регионов России.

Необходимо развернуть целый блок работ, направленных на подготовку кадров проектировщиков пространственного развития страны, так как утрата культура проектно-планировочной деятельности представляет собой фундаментальное ограничение для реализации новой политики пространственного развития.

2004 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.