Ксения Аксельрод

Сибстрим. Города будущего на линии 2100

Когда-то футурологов, изобретателей городов будущего, называли мечтателями. Сегодня созданием новых систем расселения уже никого не удивишь. Города-дома, напоминающие деревья, искусственные острова, вырастающие посреди океана, мегаструктуры, охватывающие сотни километров, становятся реальностью. Инвесторы вкладывают огромные средства в градостроительные разработки, крупнейшие организации проводят конкурсы по прогнозированию завтрашнего дня

Каким же будет город 2100? На этот вопрос отвечали участники форума, организованного Международной газовой ассоциацией. Девять команд из России, США, Канады, Аргентины, Германии, Японии, Китая и Индии продемонстрировали девять оригинальных решений. О российском проекте M&D рассказали его авторы.

Авторы проекта: И. Лежава, М. Хазанов, М. Шубенков, Р. Муллагильдин, Л. Молдавская, Д. Размахнин, социолог Г. Дюментон, эколог М. Плец, энергетик Э. Саранский.

Проректор МАрхИ Илья Лежава:
Основная задача этой работы была определить, что нас ожидает в ближайшие сто лет. Такой вопрос поставили организаторы конкурса. Это отправная точка.

Для начала мы представили, что происходило в России сто лет назад. И обнаружили, что одним из важнейших событий начала века было проведение Транссибирской магистрали. Дорога сыграла колоссальную роль для нашей страны. С ее появлением произошел качественный скачок в развитии государства. Магистраль "взяла на себя" огромный район. Дорога стала собирать, притягивать людей. Появились города, которых раньше не было. Фактически после этого Россия стала единым государством. Мы считаем, что нужно продолжить это начинание и совершить такой же скачок в развитии страны в ближайшие сто лет.

Современный город, многомиллионный, вроде Москвы, в кризисе. Выхода из кризиса нет, в первую очередь, из-за транспорта. Город обречен. Мы решаем проблему радикально и утверждаем, что город XXI века в России  — это линейный город. От акватории Балтийского моря до акватории Тихого океана.

Многих такое предложение почему-то приводит в ужас. Но это качественно новый город, и в нем прекрасно можно жить. Сегодня на пересечение Москвы из конца в конец уходит часа два, не меньше. При новых скоростях 600-700 км/ч (а уже сейчас существуют поезда на магнитной подушке, разгоняющиеся до 500 км/ч) через сто лет перекрывать расстояние до Владивостока мы сможем за 12 часов. Можно сесть на поезд и через два часа быть уже где-то за Уралом, а через три — на Байкале. А по дороге — города, заповедники, научные центры…

Линейная структура решит не только транспортные вопросы. Возьмем экономический аспект. Любое строительство в Москве требует невероятных усилий и затрат. Надо получить землю (а свободной земли нет), расчистить ее, пройти все официальные этапы, потом только застраивать. А размеры линейного города обладают огромными земельными потенциалами. Можно строить, не снося старое.

Линейный город станет экономической столицей нашей страны. Политической, конечно, останется Москва. Новая столица будет состоять не только из структуры "восток-запад", но и из семи поперечных структур. Получится мощный скелет России. Собирающий и стягивающий ее бандаж. Это и будет новый качественный скачок в развитии не только градостроительства, но и государства.

Каждая из предложенных нами линий абсолютно реалистична. Продольная ось базируется на Транссибирской магистрали, поперечные также нанизаны на конкретные города и трассы. Например, вторая поперечная магистраль уже существует от Архангельска до Астрахани. Она пересечет "Сибстрим" у Вологды.

Ширина линейной структуры 10-15 км. Состоять она будет из нескольких слоев. В центре расположится техническая зона, где будут основные энергетические и транспортные артерии, промышленность. Дальше зона интенсивного освоения природы и место жизни человека. Потом щадящая природу зона, с полями и угодьями, а далее зона нетронутой природы. Конечно, это только схема, слои будут пересекаться и переплетаться в сложнейшие узлы.

Мы считаем, что основное население должно сосредоточиться вокруг этих линейных городов. Им там будет удобно, легко и выгодно жить. А остальная территория останется природе, которую надо восстанавливать. Конечно, многие исторические и культурные центры окажутся вне структуры. Москва, например. Они будут жить своей жизнью, но с экологической точки зрения это будут чистые культурно-исторические города-музеи.

Тема таких городов требовала более подробной разработки. Чтобы понять, как они будут существовать в новой ситуации, мы взяли пример Вологду и провели по веку с двадцатипятилетним интервалом. Использовали существующий план развития города, а потом смоделировали, как он будет подключаться к линейным структурам.

Мы считаем, что воплощение нашего проекта абсолютно реалистично. Транссибирская магистраль уже есть. Строить вдоль нее можно, грузы везти можно. Технических проблем не будет уже к 2025 году. Источников энергии масса. Так что линейные города в России обязательно построят. За "Сибстримом" будущее!

Профессор кафедры градостроительства МАрхИ Михаил Шубенков:
Задачей конкурса было определение градостроительных возможностей жизнеустойчивого развития города на период 100 лет. Но мы пошли дальше и занялись всей страной. В основе нашей концепции расселения лежит идея создания линейной столицы России, которая бы протянулась на 10 тыс. км от Петербурга до Владивостока, от моря до моря, сосредоточив все активные ресурсы страны. Такой столице даже было придумано имя "Сибстрим". Линейная структура расселения позволит при малом населении повысить контроль над огромной территорией. Линейное "русло", или стратегическая магистраль сосредоточит на себе ресурсы разобщенных населенных пунктов, которые возникали в силу разных исторических обстоятельств и в условиях современной урбанизации обречены на вымирание. Рабочие городки и вахтенные поселки, колхозы и совхозы, "полуживые" деревни, хутора и полустанки. Люди, для которых будут созданы лучшие условия проживания и труда, переедут в урбанизированную зону русла. Территории освободятся от россыпей мелких поселений. Экология улучшится, природа начнет восстанавливать естественные биоценозы. Мы не отказываемся от традиционных городов, составляющих наше историческое, культурное наследие, но трансформируем программы их развития, изменяя приоритеты в организации структуры расселения.

Подтверждая возможность таких перемен, мы разработали концепцию развития одного из традиционных русских городов Вологды. Это исторический центр, памятник архитектуры. Его предназначение сохранять культурное наследие, аккумулировать традиции, создавать условия для спокойной, размеренной, стабильной жизни людям, которым некомфортно в бешенном, меняющемся, рискованном круговороте жизни "Сибстрима".

Конечно, современная Вологда должна измениться, стать более уютной, камерной, исторической, светской, инкубатором культуры и традиционных ценностей. Именно такой она была в период своего расцвета, в конце XVII-середине XVIII вв. Практически без изменений Вологда просуществовала до конца Второй мировой войны. Промышленный и строительный бум 1950-х искорежил старый город заводами и фабриками, свалками и могильниками, панельными микрорайонами. Мы планируем сократить население города, поэтапно провести вывод вредной промышленности, реконструировать исторический деревянный центр с вологодским Кремлем, снести изношенную советскую застройку и на ее месте восстановить природный комплекс. Город должен вернуться к своему оптимальному размеру, виду и здоровому состоянию городской среды.

Преобразование Вологды мы разложили на четыре этапа. Первый (с настоящего момента до 2025 г.) основан на утвержденном Генеральном плане развития города. Мы поддерживаем эту программу и постепенно начинаем переориентировать Вологду на соединение с элементами будущих "русел" на основе железнодорожных трасс: Архангельск-Астрахань, Петербург-Екатеринбург.

2025-2050 годы фонд послевоенной застройки вырабатывается, происходит естественная амортизация зданий, их сносят. Жители переселяются в новые районы, а на этом месте мы восстанавливаем природную среду. Что до заводов, то они уже устарели. Новые производства будут возникать в районе линейной столицы.

В 2050-2075 годы оформится исторический центр, и Вологда начнет существовать как город-музей архитектуры. Будет здесь и современная часть, но несколько иная. Она будет строиться на новых принципах городской организации и обеспечивать увязку исторического города и линейных систем.

2075-2100 годы город окончательно примет свое оптимальное состояние: исторический центр с реконструкцией знаменитой деревянной вологодской архитектуры и новая Вологда с линейными планировочными структурами подключения к новым руслам расселения. Город преобразуется, восстановятся его исторические градостроительные ценности. Вологда станет достойной своей истории, своего значения для России. Благо, еще Иван Грозный планировал перевести сюда столицу Руси.

Руководитель Персональной Творческой Архитектурной Мастерской (ПТАМ) Михаил Хазанов:
Задача у этой работы была очень интересная. Нам предложили проследить, как в течение века будут трансформироваться градостроительство, экология, энергетика, система транспорта и стиль жизни. Была сформулирована концепция трансгорода, которая представляется мне продолжением градостроительных традиций отечественных 20-х, а еще является прямым продолжением идей НЭР, известной футурологической группы, занимавшейся в 1960-х городами будущего. Одним из ее главных идеологов был Илья Георгиевич Лежава. Еще в те времена он был увлечен темой линейных городов, и продолжил эту линию, став руководителем нового проекта.

Предложенная структура расселения поможет решить многие проблемы огромных территорий нашей страны. Трансмагистраль, линейная мегаструктура, даст возможность преодолеть неравномерность, оторванность большей части страны от метрополий. Столица придет в регионы, объединит территории и поселения. Создаст непрерывную систему транспорта, связи, информации, ресурсов, всех составляющих жизни. И эта непрерывность, как тема, для меня очень важна.

Архитектор Дмитрий Размахнин:
Система трансмагистралей может быть интерпретирована как некая сетка, наброшенная на структуру поселений и обеспечивающая мобильность их взаимосвязей. Есть старые города, есть индустриальные мегаполисы, есть поселки, не обладающие ярко выраженными свойствами, а сетка как пространственная мегаструктура будет обеспечивать возможность миграции людских потоков, ресурсов, денег. Она объединит все коммуникации, транспорт, промышленность. Свяжет Европу с Азией и с Японией, с Дальним Востоком и Америкой. Жизнь уже не будет концентрироваться в одном конкретном месте, а станет более мобильной. Снимается противоречие между линейным развитием и традиционным центричным, уравнивая динамичный потенциал одной стратегии развития и позитивный консерватизм другой благодаря возможности быстрого переструктурирования. Например, появляется возможность рассредоточить функцию, скажем, управления, разместив отдельные элементы в радиусе не 15 а 100-200 км, то есть разгрузить центр. А затем "пересобрать" его, воссоздать целостность в любой другой точке.

За счет такого переноса в пространство, парадоксально, но возможно усилить "центричность" любого события, вовлекаемого в мобильную "игру", будь то культурное событие, управление или повседневная жизнь. То есть простой человек сможет жить в радиусе 500-1000 километров.

Благодаря такому свойству, мегаструктура не только создаст новейшую транспортную и промышленную инфраструктуру, но и позволит сохранить в отдельных ячейках старый уклад. Останутся усадьбы, дачи, садовые участки. При пространственном перераспределении различных функций, появится возможность реанимировать, воссоздавать, очищать от шелухи исторические центры городов. Они станут частью единого мегаполиса-государства, не теряя ни своего качества, ни самобытности, ни ландшафта.

Чтобы обеспечить свободное развитие элементов, мегаструктура была решена слоями. Слои эти пересекаются в "узлах", но "узлы", становясь центрами, не являются статичными образованиями. Они могут "пересобираться" и вовлекать в область своего притяжения все новые и новые составляющие и менять свой масштаб. Жизнь в таком "узле" может быть сосредоточена в границах одного города или перераспределена в радиусе, скажем, 200-500 километров. А с развитием техники до тысячи километров. Это напоминает плетение ткани.

Мы много размышляли над структурой этих слоев, системой пересечений, дизайном отдельных элементов. Например, когда слои сливаются, образуя "плоскость", какой-либо город или даже местность на период времени может стать "узлом". Или, наоборот, при переносе части функций за его пределы, в структуру трехмерной сети, "узлами" становятся места пересечения транспортных, технологических потоков. В этих местах связь обеспечивается вертикальными коммуникациями. Они соединяют, например, линейный транспорт, воздушный с непрерывающимися линиями-слоями природы и ландшафта. Отдельно существуют слои для передачи сырья, энергоносителей, утилизации. Жилая зона может располагаться как на "оболочке" линейных коммуникаций, так и в прилежащей зоне, образуя своеобразные грозди-города.

Для человека в таком "городе" доступны различные модели жизни. Просто представьте, что вы живете, не ограничивая себя площадью вашей квартиры или даже загородного дома, а на территории 5 тыс. кв.км. В старом доме исторического центра остается нечто вам дорогое, близкое сердцу. В гостинице-квартире то, что нужно на небольшой промежуток времени, а, например, в мобильной ячейке сиюминутные, разовые вещи. Трехмерная сеть обеспечит вам возможность жить в пространственном диапазоне от локальности  дачи до транснационального русла.

 

Источник: "Мир&Дом.City", ноябрь 2007 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.