Главная −> Повестка дня −> Президентская повестка 2000-х −> Повестка 2004-08: Пространственное развитие Архипелага России −> Проблемы агломерирования  −> Меняю одну агломерацию на два кластера в разных экономических районах

Меняю одну агломерацию на два кластера в разных экономических районах

Огромную опасность представляют попытки "порулить" процессами регионального развития страны. Особенно когда государство верует в свою всесильность

Сергей Артоболевский, заведующий отделом экономической и социальной географии Института географии РАН, поднимает вопрос о развитии агломераций в России.

"в селе Ореховый Ключ будет обеспечена сплошная козлотуризация"
"Да здравствует сплошная козлотуризация края"
"Он себя хорошо чувствует, только наших коз не любит. … Нэнавидит, — сказал председатель почти восторженно".
Ф.Искандер. Созвездие Козлотура. М., 1991.

 

Нынешний "дресс-код" субъектов РФ требует наличия у них Стратегического плана развития (обычно до 2020 г.), агломерации и кластера (лучше нескольких — можно, например, туристского и свиноводческого, или, как хотят в Калининграде, рекреационного и чернометаллургического). Наличие указанных "объектов" становится реально необходимым условием получения федеральной помощи в рамках довольно странной концепции конкуренции регионов (а не производителей товаров и услуг, как в развитых странах).

Идея развития агломераций, обсуждаемая в рамках данного материала, явилась естественным продолжением Концепции Стратегии социально-экономического развития регионов Российской Федерации, предложенной Министерством регионального развития и базирующейся на постулатах теории "полюсов роста". В условиях России предлагается сконцентрировать усилия  государства по развитию агломераций на немногочисленных (пока менее десятка) полюсах роста. Их количество может быть немного увеличено, но все равно речь идет лишь о крупнейших городах страны, разнесенных на сотни и тысячи километров. Между тем, их возможности обслуживать и развивать всю территорию страны, на мой взгляд, сильно преувеличиваются. Стране нужна более сложная система расселения, адекватная ее размерам и разнообразию (или, в рамках предлагаемого подхода, система полюсов роста различных территориальных уровней)[1].

Эксперты Г.М.Лаппо, П.М.Полян и Т.И.Селиванова выделяют в РФ 52 агломерации, 43 из которых расположены в европейской части страны. Таким образом, даже "задействование" (в качестве "полюсов роста") всех агломераций России недостаточно для решения региональных проблем РФ.

Огромную опасность представляют попытки "порулить" процессами регионального развития страны. Особенно когда государство верует в свою всесильность.

Пойдет вода Кубань-реки, куда велят большевики

Регионы вынужденно оказались втянутыми в процессы "агломерирования и кластерирования". При этом лица, принимающие решения, искренне уверены в способности подчинить себе указанные процессы. Более того, они полны решимости создавать новые агломерации и там, где они уже существуют, и там, где таковые созданы быть не могут. И, конечно, агломерациями хотят управлять (не решив — зачем и как). И, разумеется, с созданием новых институтов власти, необходимость которых еще только предстоит доказать.

Между тем, понятие "агломерация" не имеет никаких официально установленных показателей и критериев (ни количественных, ни качественных). Это не единица административно-территориального деления страны, по агломерациям не собирают статистику, их нет в телефонных справочниках.

Тогда о чем идет речь? Агломерации — это продукт территориальной экспансии городов. Как правило, более крупный центр поглощает расположенные относительно недалеко города, образуя сплошное городское пространство. Впрочем, в мире есть агломерации, возникшие на базе одного города и нескольких равновеликих (Рандстад, Нидерланды). Отнюдь не всегда расположенные даже относительно недалеко города сливаются в одну агломерацию, заполняя "пустоту" между ними. Центры могут, как пылесос, "вытягивать" население, проживающее между ними, и способствовать депопуляции и кризису указанной территории. Так, не сложилась линейная агломерация между двумя столицами, а пространство между ними обеспечило рост населения Москвы и Санкт-Петербурга.

Формирование агломераций, его скорость и направления зависят от множества часто разнонаправленных факторов. Речь идёт о размерах городов, расстоянии между ними, рельефе и других природных условиях, численности населения, отраслевой структуре хозяйства, роли государства и т.д. и т.п. Понятно, что управлять всеми этими процессами просто невозможно. Чиновники могут стимулировать или замедлять развитие агломерации, но они не в состоянии ни создать агломерацию на ровном месте, ни остановить её развитие. В лучшем случае, удастся канализовать процесс. Поэтому вызывают тихую грусть идеи создания таких агломераций, как Вологда-Череповец, Хабаровск-Владивосток. Вторую идею даже не стоит комментировать, столь велико расстояние между указанными городами. Но и 120 км практически "пустого" пространства между Вологдой и Череповцом вряд ли можно трансформировать в агломерацию. Как и в случае столиц, это пространство обеспечило развитие обоих центров. Остается основной вопрос — зачем?

Абсолютно неясно, зачем Вологодской области создавать огромную линейную агломерацию, даже если предположить, что она найдёт для этого сотни тысяч человек и миллиарды рублей. Просто нет никакой экономической или социальной целесообразности. Такая агломерация будет пригодна только для показа на ВДНХ.

Первичные и вторичные признаки (для экспертов-смежников)

Хотя границы агломерации условны, они, как правило, выделяются, исходя из транспортной доступности территории агломерации общественным транспортом. Чаще всего берётся часовая доступность из центра крупнейшего города. Иногда агломерации выделяют по сплошной застройке. Естественно, выделяются ядра и периферия агломерации. Фактические границы агломерации, как правило, не совпадают с административными. Но для удобства часто используют муниципальные образования разных территориальных уровней.

Пока что нет научных доказательств необходимости единого органа управления для агломераций помимо существующих органов власти. Кстати, создание таких единых органов неминуемо приведет к ослаблению муниципального самоуправления.

Анализ мирового опыта показывает: оба варианта (присутствие или отсутствие собственных институтов власти) могут вполне успешно сосуществовать и применяться в различных ситуациях. Так, упомянутая столичная агломерация Рандстад уже много десятилетий живёт без единого органа управления, а Большой Лондон им располагает. Последний пример тем более интересен, что в период правления консерваторов Большой Лондон 10 лет обходился без подобной структуры (как и остальные агломерации страны). Единственное, что создали составляющие его 33 округа, — координационную структуру по вопросам градостроительства. Это и понятно, ибо надо координировать процессы создания единого городского пространства. Агломерация в её реальных границах может стать объектом общестрановой региональной политики и как официальная территориальная единица, и как набор муниципальных территорий.

Возможная легализация агломераций очень пугает руководство входящих в неё городов, если таковая формируется на базе одного города. Легко представить, что в российских условиях агломерация будет использована в сугубо политических целях. Придав ей официальный статус и создав в ней органы управления, губернатор сможет "избавиться" от оппозиционного ему мэра столицы, а федеральный центр – ослабить власть губернатора. Впрочем, и у администрации сельских районов, попавших в агломерацию, возможность утраты независимости восторга не вызывает. 

Откуда людишки?

Происходящая депопуляция большинства регионов и страны в целом делает нереальными планы развития большинства агломераций страны (в предлагаемом ныне виде). Льготы, которые реально могут предложить региональные власти в "своих" агломерациях, неспособны привлечь людей и остановить западный "перенос" в российских миграциях, не говоря уже о возвратных миграциях. Поэтому упор стоит сделать на внутренней перестройке агломераций, подготовке их к функционированию в условиях длительной депопуляции.

Население малых городов и сёл теоретически может быть привлечено в агломерации, ибо последние предлагают несравнимо более высокое  качество жизни. Но остаётся неясным вопрос, надо ли региональным властям ускорять "опустынивание" этих и так теряющих население земель. Подобная политика чревата распадом региональных систем расселения, утратой контроля за частью территории региона. Кроме того, сохраняется проблема с качеством указанного населения.

Как отмечалось выше, нет особых надежд на приток отечественных мигрантов в большинство агломераций. Реальные ресурсы — мигранты из Китая. Но есть весьма обоснованные сомнения в их желании обживать "формирующиеся" российские агломерации.

На сегодня видится одно положительное последствие депопуляции: амбициозные, но не проработанные планы создания  агломераций реализованы не будут — для этого просто нет людей.

Не навреди

Автор нисколько не призывает бороться с агломерациями, но предлагает разобраться в проблеме, понять возможности и нужды государства, включить агломерации в общий контекст социально-экономического развития страны. Россия предоставила миру много возможностей учиться на ее ошибках, наверное, пора начать экономить, изучая ошибки чужие. И помнить, что врач может не помочь, но обязан не навредить пациенту.



[1] Дискуссию экспертов по поводу концепции, разработанной в Министерстве регионального развития, см.: Новый поворот регионального развития?// "Российское экспертное обозрение".2005.№1 (13) — Прим. "РЭО".

Источник: "Российское Экспертное Обозрение", №4-5 2007 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.