Ретроспективные миграционные тренды в масштабе второй половины ХХ века

Часть 1.2 доклада "Политика иммиграции и натурализации в России: состояние дел и направления развития"

Центральное событие в масштабе всей второй половины XX века, оказавшее колоссальное влияние на историю России, — это завершение многовекового колонизационного тренда и замещение его явлением, с легкой руки Ж. А. Зайончковской получившим название «западного дрейфа».

На протяжении последних семи столетий движение населения России носило в целом центробежный характер — преимущественно на север, восток и юг. Аграрное перенаселение, бегство от государева тягла, необходимость заселения бескрайних сибирских просторов, богатых пушниной и минеральными ресурсами, индустриализация восточных районов страны, резко активизировавшаяся в годы Великой Отечественной войны в связи с эвакуацией тысяч заводов, послевоенное освоение природных богатств и новая индустриализация юга страны — вот основные причины, обусловившие далеко не всегда добровольное переселение.

Но если еще в середине прошлого века в межрегиональной миграции населения СССР преобладали центробежные тенденции, то уже в 1960-х годах этот процесс стал не столь однозначным.

Шестидесятые — слом исторического тренда

Именно на 60-е приходятся события, свидетель-ствующие о начале новой эры в демографическом и, соответственно, пространственном развитии России.

В 1964 г. нетто-коэффициент воспроизводства населения страны опустился ниже единицы — и с тех пор, за исключением краткого периода 1986—1988 гг., остается на том же уровне.

В это же время происходит слом тренда мужской смертности, показатели которой после долгого падения патологически стали расти, что происходит и поныне.

Тогда же начался процесс реколонизации: русский человек стал постепенно возвращаться на территорию, которая в свое время сгенерировала волны русской колонизации. Первый сигнал раздался из Закавказья, чье миграционное сальдо с РСФСР стало отрицательным. Начался отток населения из Сибири. Так, Западная Сибирь потеряла в 1961—1970 гг. за счет миграции почти 800 тысяч человек; отток наблюдался и из Восточной Сибири (166 тыс. чел. в 1966—1970 гг.)[1]— и всё это вопреки усилиям государства по заселению названных районов![2] 

Кроме того, в начале 1960-х годов в жизнь стало вступать малочисленное поколение «детей войны» — 1942—1945 годов рождения. Народное хозяйство центральных районов России начало испытывать недостаток рабочих рук, что не могло не повлиять на динамику выезда в другие республики.

Семидесятые — нарастающая репатриация

В начале 1970-х гг. в СССР произошел качественный перелом в направлениях миграционных потоков: довольно быстро стал уменьшаться приток населения на юге и увеличиваться поток, направленный на российский Север и Восток[3].

В то же время получил развитие процесс оттока населения из южных районов СССР, впоследствии названный «репатриацией русских»[4]. В первую очередь этот процесс затронул республики Закавказья, где уже в конце 1960-х гг. выезд русского населения стал преобладать над въездом.

С середины 1970-х гг. направление миграционных потоков на пространстве бывшего СССР окончательно сменило свой вектор: вслед за республиками Закавказья начался постепенный отток русского и русскоязычного населения из республик Центральной Азии.

В семидесятых годах Россия уже имела миграционный прирост со всеми республиками СССР, за исключением Прибалтики (таблица 1.2.1).

Тем не менее миграция со всеми бывшими республиками оставалась двунаправленной, т. е. въезд в Россию все же ненамного превышал выезд. Так, в 1970-е годы в Россию въехали из других республик 9 млн. человек, а выехали из нее — 8 миллионов.

В 1970—1978 годах положительный миграционный прирост населения Центрального района был обеспечен за счет притока мигрантов в Москву, Ленинград и некоторые расположенные вблизи них области. За счет миграции росло население равнинного Предкавказья, в то время как из большинства национальных республик население выезжало. Незначительный отрицательный миграционный баланс сохранялся в 1970-х годах и в районах Западной и Восточной Сибири. Стабильный миграционный прирост населения наблюдался в эти годы только на Дальнем Востоке (за исключением Сахалинской области, где в 1970 — 80-е годы имел место отток населения).

Таблица 1.2.1
Нетто-миграция России с республиками СССР (тыс человек)

 

1971-1975

1976-1980

1981-1985

1986-1990

Межреспубликанская миграция, всего

401,3

602,3

838,7

1105,3

Украина

104,7

86,1

227,6

98,7

Белоруссия

36,7

29,5

29,4

46,7

Узбекистан

-4,0

69,1

56,0

183,4

Казахстан

199,0

245,2

266,5

294,2

Грузия

39,4

46,0

50,7

69,7

Азербайджан

38,2

51,1

86,4

187,2

Литва

-7,5

-6,3

-5,1

1,5

Молдавия

-6,2

10,6

24,1

24,1

Латвия

-18,2

-13,9

-9,2

-5,5

Киргизия

16,9

41,8

35,3

52,6

Таджикистан

-2,8

20,5

27,4

77,2

Армения

15,2

22,8

37,6

45,7

Туркмения

1,1

14,7

24,2

30,9

Эстония

-11,3

-14,9

-12,2

-1,1

Источник: данные текущего учета (Госкомстат России).

Примечание: данные настоящей таблицы не совпадают с расчетными данными из-за корректировок, применяемых Госкомстатом России при подготовке последних.

Таблица 1.2.2
Общие коэффициенты миграционного прироста (убыли) по экономическим районам России в последние десятилетия (на 1000 человек населения)

 

1970-1978

1979-1988

1989-1998

Россия, всего

1

13

21

Северный

5

7

-50

Северо-Западный

78

56

27

Центральный

25

34

38

Волго-Вятский

-47

-27

22

Центрально-Черноземный

-49

-18

68

Поволжский

11

-1

48

Северо-Кавказский

11

4

49

Уральский

-51

-28

19

Западно-Сибирский

-9

58

18

Восточно-Сибирский

-9

5

-21

Дальневосточный

70

45

-102

Источники: Численность, состав и движение населения в РСФСР. М.: РИИЦ Госкомстата РСФСР. С. 46—47; Население России 1999. Седьмой ежегодный демографический доклад. М.: 2000, с.145.

Колонизационно-освоенческие программы семидесятых годов — развитие нефтегазового комплекса Западной Сибири, строительство БАМа и др. уже стали последним «аккордом» российской колонизации.

Таким образом, в 1970-е годы, несмотря на то, что колонизационно-освоенческие программы еще имели место быть, колонизационный тренд был окончательно сломлен.

Восьмидесятые — массовое возвращение

Ситуация стала меняться во второй половине 1980-х годов, когда начался незначительный отток населения с российского Севера. Одновременно прекратился отток из большинства регионов европейской части страны. Что послужило тому причиной? Прежде всего, первые ростки рыночной системы хозяйствования открыли для социально-активных людей, которые и составляли основу переселенческого контингента, возможности высоких заработков не за тысячи километров, а в своем городе или поселке. Стимулов ехать за «длинным рублем» стало гораздо меньше, к тому же административно-распределительная система дала трещину и прежде хорошее снабжение северных городов и поселков нарушилось. В такой ситуации многие отложили решение изменить место жительства, а население десятимиллионного российского Севера застыло в тревожном ожидании.

Когда начали распадаться Советский Союз и социалистическая экономика, население стало спешно покидать Север, где былые установленные государством льготы и надбавки к заработной плате в условиях галопирующей инфляции не только утратили стимулирующую роль, но и перестали обеспечивать поддержание достойного уровня жизни. Кроме того, во многих городах и поселках начался распад социальной сферы, заявила о себе безработица. Многие выходцы из бывших союзных республик (Украины, Белоруссии) устремились назад, в свои «национальные квартиры», боясь потерять забронированное на родине жилье и наработанный к пенсии трудовой стаж.

Привлекательными в миграционном отношении стали центральные и юго-западные регионы страны, куда к тому же шел приток вынужденных мигрантов и репатриантов из бывших республик, демобилизованных военных из расформированных воинских частей.

В 1980-е гг. в процесс возвращения вовлекаются Казахстан и Молдавия.

В результате с 1975-го по 1990 год — за 15 лет — миграционный прирост (сальдо миграции) населения России составил 2,64 млн. чел.

Тренд урбанизации: расцвет и затухание

Важным процессом второй половины 1970-х годов, повлиявшим на демографическую ситуацию, распределение трудовых ресурсов и в итоге — на проводимую в дальнейшем миграционную политику, явилось постепенное затухание сельско-городской миграции.

Если еще в 1930-е гг. и все послевоенные десятилетия российское село отдавало население городам — причем не только российским, но и центрам индустриализации всего СССР, — то в 1970-е демографический потенциал села оказался исчерпан.

Если еще в 1960-е гг. сельские местности России полностью обеспечивали потребность в мигрантах российских городов и, кроме того, 20% потребности городов других республик СССР[5], а сельское население увеличивалось за счет естественного прироста более чем на 1 млн. человек в год, то с 1975 г. его рост не превышал 200 тыс. человек в год[6].

Отток из села молодежи послужил причиной общего старения сельского населения, в результате чего села ряда областей российского Нечерноземья встали на путь депопуляции уже в конце 1980-х годов. К концу 1980-х демо-графический потенциал российского села сократился, по меньшей мере, в два раза по сравнению с началом 1960-х гг[7].

Сокращение оттока населения из сельской местности привело к снижению прироста населения городов и темпов урбанизации. По причине более низких показателей рождаемости городское население России, а особенно крупных и крупнейших городов, задолго до начала процессов депопуляции прирастало в большей мере за счет миграции, чем за счет естественного движения населения.

Снижение миграционного прироста городского населения затронуло весь СССР. В восьмидесятые годы XX века прирост городского населения сократился в абсолютном выражении в 2 раза по сравнению с периодом максимального роста, а в расчете на 1000 жителей — в 2,5 раза[8] (таблица 1.2.3).

Таблица 1.2.3
Прирост городского населения СССР

 

Годы

 

Всего, млн. человек

В т.ч. за счет миграции

Млн. человек

%

В расчете на 1000 жителей в среднем за год

1961-1965

15,8

6,4

40

11,0

1966-1970

15,1

8,1

54

12,3

1971-1975

16,4

8,3

51

11,2

1976-1980

13,8

6,0

43

7,4

1979-1988

25,2

8,9

35

5,1

Источник: Зайончковская Ж. А. Демографическая ситуация и расселение. М.: Наука. 1991. C. 77.

По мнению Ж. А. Зайончковской, важным фактором сокращения мигра-ции из села в город в России на рубеже 1980—1990-х гг. стал резкий рост концентрации сельского населения вокруг больших городов: доля пригородного населения в общей его численности за 30 лет увеличилась примерно вдвое. Благодаря более высокому уровню благосостояния и более разнообразному образу жизни, население пригородов более устойчиво в миграционном отношении по сравнению непосредственно с сельской местностью[9]. По данным исследований Т. Г. Нефедовой, пригороды выигрывают у глубинки и в экономическом отношении, в частности на продуктивности сельскохозяйственного производства[10].

Миграция из сел в города имела огромное значение для последних, позволяя наращивать их трудовой потенциал. Мигранты из сел («лимитчики») занимали зачастую те ниши, на которые в странах Европы претендовали иммигранты из бедных стран. Правда, в отличие от последних, мигранты в СССР не подвергались сегрегации, а им и их детям были открыты многие пути вверх по социальной лестнице. Сейчас, с исчерпанием потенциала сельской миграции в города, кем, как ни иммигрантами, заполнять традиционно мигрантские ниши на рынке труда?

Девяностые — с чем мы имели дело? Было ли лавинообразное возвращение бегством?

После распада СССР внутрисоюзная/внутренняя миграция в одночасье превратилась во внешнюю, что неизбежно повлияло на характер (теперь уже) иммиграционных процессов и заставило вырабатывать новое отношение к натурализации и эмиграции, формировать политику относительно не существовавших ранее для России категорий «беженец», «вынужденный переселенец», «соотечественник».

Если посмотреть на динамику перемещения населения по территории страны в этот период (таблица 1.2.2), то становится очевидным переход от колонизационного тренда к господству западного дрейфа, причины которого заключаются не только в смене исторической эпохи для самой России, но и в масштабных изменениях во всем мире. С одной стороны, можно наблюдать западный «кадровый пылесос», с другой — демографическое давление со стороны стран Юга.

Подробно актуальные тенденции и миграционная политика последних 15 лет рассматриваются в частях 1.3 и 2.1 настоящего доклада. Здесь же мы отметим лишь основные тренды.

1. Колонизационный период завершился, миграционная активность на внешних границах России снизилась. Численность входящего потока в эти годы резко не выросла, более того — в 1991-м число прибытий в Россию даже несколько снизилось. И хотя в 1994-м, на пике миграционного всплеска, показатель составлял 1 150 800 человек (по крайней мере, по результатам текущего учета), после этого входящий поток начал сокращаться и очень скоро стал меньше, чем в 1970—1980-х гг.

2. Появление в иммиграционном потоке вынужденной составляющей. Статус беженца (с 20.03.1993 г.) или вынужденного переселенца (с 01.07.1992 г.) получили более 1,6 млн. человек (в т.ч. почти четверть миллиона выходцев из самой России). На 1 января 2005 г. этот статус сохраняли 238 612 человек (большая часть утратила его после оговоренного соответствующим законом пятилетнего срока).

Рисунок 1.2.1
Динамика прибытия и выбытия в Россию (РСФСР/РФ) 1971 – 2003 гг. (тыс человек)

3. Большая протяженность внешних границ, оказавшихся практически прозрачными, привела к росту неконтролируемой иммиграции из стран традиционного зарубежья, в первую очередь Китая, Кореи, Вьетнама, а также нелегальной транзитной иммиграции из стран Азии, ориентированной на Европу. Достоверной статистики этих процессов нет, но именно на них спекулируют сторонники «закрытия страны» и ужесточения миграционной и натурализационной политики.

4. Осевой поток внутренней миграции переориентировался с севера и востока в центр и на юго-запад страны. Два региона России образуют сегодня миграционные полюса: Центр, стягивающий население со всей территории страны, и Дальний Восток, отдающий население во все регионы. Каждый регион, расположенный западнее дальневосточного, теряет свое население за счет миграции во все более западные регионы, частично восполняя потери за счет восточных соседей[11].

Таблица 1.2.4
Миграционный прирост населения по федеральным округам, 1991 – 2001 гг. (тыс человек)

Федеральные округа

1991-2001

В том числе:

1991-1995

1996-2000

2001

Россия

3404,9

1981,1

1351,5

72,3

в том числе округа:

Центральный

1880,4

929,3

839,9

111,2

Северо-Западный

32,9

-35,2

57

11,1

Южный

972,1

772,2

187

12,9

Приволжский

1172,5

758

407,7

6,8

Уральский

206,3

34,7

160

11,6

Сибирский

69,7

90,3

15,1

-35,7

Дальневосточный

-929

-568,2

-315,2

-45,6

Источник: данные Госкомстата.

5. Центральный федеральный округ оказался единственным, где приток населения в оба пятилетия 1990-х годов был примерно одинаков. Несмотря на то что для этого округа также характерно снижение миграционного прироста, чистый приток населения сюда сокращался в два раза медленнее, чем по стране в целом. При этом миграционный приток из постсоветских стран и отчасти с севера и северо-востока России в течение первого пятилетия после распада СССР существенно сгладил контрасты между теряющими население и растущими регионами европейской России[12]. Миграционный прирост в этот период получили даже те районы, которые непрерывно отдавали население с конца XIX века, например, Псковская, Новгородская, Тверская, Смоленская, Кировская области.

6. Несмотря на притяжение центра, в 2000 году здесь вновь появились области с отрицательным миграционным приростом (Тамбовская и Смолен-
ская), а в 2001-м к ним прибавились Рязанская, Тульская, Тверская, Курская и Брянская; во многих других миграционный прирост практически прекратился. Москва и Московская область в 2000 году аккумулировали около 70% чистой миграции в Центральный округ, в 2001-м — 83%. Даже финансовый кризис 1998 года не снизил притягательности Московской агломерации, миграционный прирост которой растет вопреки общим для страны тенденциям и сопротивлению городской администрации.

7. Население северных территорий продолжает убывать высокими темпами: на протяжении 1990-х годов Чукотский АО и Магаданская область потеряли половину населения, Камчатская область — 19%, Сахалин-ская — 15%, Мурманская — 14%, Республика Коми — 11%. Приток населения даже в газово-нефтяные Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа носит неустойчивый характер. Тем не менее в районах Крайнего Севера и местностях, приравненных к ним по статусу, все еще постоянно проживает 8,9 млн человек, или 6,2% населения России.

8. Процессы эмиграции из России сложнее поддаются количественной оценке в силу недостатков статистического учета (об это подробней см. в части 2.2. настоящего доклада). Фиксируется, как правило, безвозвратная эмиграция, снижение которой наблюдалось в 1990-е годы. Обусловлено это было в первую очередь изменением структуры эмиграционного потока: если в конце 1980-х — начале 1990-х эмиграция носила преимущественно этнический характер (на ПМЖ в Израиль, Германию, Америку, Грецию), то к концу 90-х основными мотивами выезда за рубеж стали обучение и работа. Оценить реальные масштабы учебной миграции (на разные сроки) и выезд по временным трудовым договорам не представляется возможным.

Таблица 1.2.5
Эмиграция из России в 1989 – 2003 гг.

 

Всего

в том числе:

в страны СНГ и Балтии

в другие страны

1989

771,7

724,2

47,5

1990

784,6

679,3

105,3

1991

738,9

649,4

89,5

1992

757,0

651,5

105,5

1993

505,9

383,8

122,1

1994

339,7

231,9

107,8

1995

339,0

226,1

113,0

1996

288,1

189,6

98,5

1997

233,3

149,5

83,9

1998

213,7

133,0

80,7

1999

222,2

129,4

92,8

2000

145,7

83,3

62,4

2001

121,6

62,7

59,0

2002

107,4

53,4

54,1

2003

94,1

47,0

47,1

Источник: данные Госкомстата.



[1] Зайончковская Ж. А. Демографическая ситуация и расселение. М: Наука, 1991. С. 72—73.

[2] Население России 1993. Ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А. Г. Вишневский, С. В. Захаров. М.: Евразия. 1993. С. 57.

[3] Зайончковская Ж. А. Указ. соч С. 72.

[4] Население России 1994. Второй ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А.Г. Вишневский — М: Евразия 1994. С. 134. 

[5] Население России 1993. Ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А. Г. Вишневский, С. В. Захаров. М.: Евразия, 1993. C. 61. См. рис. 1.3.6 настоящего доклада.

[6] Демографический ежегодник России: статистический сборник Госкомстата России. М.: 1996. С. 25.

[7] Там же С. 62.

[8]Зайончковская Ж. А. Демографическая ситуация и расселение. М.: Наука. 1991. С. 76.

[9] Население России 1993. Ежегодный демографический доклад / Отв. ред. А. Г. Вишневский, С. В. Захаров. М.: Евразия, 1993, с. 62.

[10] Нефедова Т. Г. Сельская Россия на перепутье: Географические очерки. М.: Новое издательство, 2003.

[11] Население России 2001. Десятый ежегодный демографический доклад. М., 2002.

[12] Там же.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.