Опыт сокращения иммиграционного потока после 1995 года: причины и последствия

Часть 2.3 доклада "Политика иммиграции и натурализации в России: состояние дел и направления развития"

Причины сокращения миграционного прироста

1. Общее снижение численности русского и русскоязычного населения, проживающего в государтвах СНГ и Балтии как основных резервуарах иммиграции текущего периода

Фиксируемое снижение численности произошло в связи, во-первых, с массовым отъездом русских и русскоязычных в Россию и дальнее зарубежье; во-вторых, с отрицательным естественным приростом этой части населения, что не только не восполняло, а усугубляло убыль, вызванную оттоком; в-третьих, со сменой идентичности части оставшихся (в первую очередь это коснулось членов смешанных семей).

В таблице 2.3.1 показано, как это фиксировалость статистикой.

Произошедшее, конечно же, не могло не отразиться на этнической структуре входящего потока. К тому же и представители титульных народностей очень скоро разобрались в экономических последствиях проявлений собственного национализма и вынуждены были искать счастья на стороне.
В результате удельный вес представителей титульных национальностей бывших союзных республик в миграционном обмене с Россией во второй половине 1990-х гг. и начале нового тысячелетия неуклонно рос, а доля русских в нетто-миграции со странами ближнего зарубежья пошла на убыль.

В таблице 2.3.2 видно, что доля русских в миграционном потоке достаточно высока. В реальности же она куда ниже по той причине, что в нерегистрируемом потоке, который превосходит регистрируемый в разы, представители нетитульных народов составляют подавляющее большинство.

Таблица №2.3.1
Доля русского населения в странах СНГ (в тыс человек и % отношении)

Страна

1989 г.

1)

1995 г.

1996 г.2

1999 г.

2000 г.

2001 г.

2002 г.

2004 г.3

Азербайджан

395
5,6%

 

228,0

141,7
1,8% (П)

 

 

 

131,8

Армения

51,6
1,5%

 

23,3

 

 

14
0,45%
(П)

 

12,9

Белоруссия

1342,1
13,2%

 

1325,1

1141,7

11,4% (П)

 

 

 

1116,2

Грузия

341,2 6,3%

 

207,1

 

140

 

 

67,7
1,5%
4)

64,9

Казахстан

6.062
37,4%

 

5.575

4.480
30,8% (П)

 

 

 

4120.2

Киргизия

916,6
21,5%

 

717,1

603,2

12,5%

(П)

 

520
12%



541,7

Латвия

905,5
34%

 

825,3

 

702,5
29,6% (П)

 

 

683,1

Литва

344,5 9,4%

 

301,8

290

 

219,8
6,3%
(П)

 

215,2

Молдавия

562
13%

 

525,2

 

501

 

 

196

5,8% (П5)

Таджикистан

388,5
7,6%

 

200,9

80

68,2
1,1%
(П)

 

 

58,8

Туркмения

335,7
9,5%

298
6,7%
(П)

279,1

240

 

100
2%

 

89,7

Узбекистан

1.653
8,3%

1.350
6%

1.294

 

1.199

 

1.100
4,6%

1068,9

Украина

11.300 22,1%

 

11.204

 

10.800

8.330 17,3%6 (П)

 

8128,7

Эстония

473

30,3%

 

423,8

353

350,7

25,6% (П)

 

 

341,4

* П = данные переписи; МП = данные микропереписи.
** По оценке Л. Л. Рыбаковского: «Миграционный потенциал русского населения в странах нового зарубежья» 1996 г. По результатам исследований, проводимых при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда (код проекта 96-03-04527).
*** Расчеты О. Выхованец на основании данных Госкомстата о миграции русских в Россию из стран СНГ и Балтии и коэффициентов естественного прироста. При учете иммиграции из Казахстана (2002—2003 гг.) и Киргизии (2003 г.) использованы данные национальных агентств по статистике. Для Украины и Белоруссии использовался коэффициент естественного прироста данных стран. Для остальных стран использовался коэффициент Российской Федерации.
**** Без Южной Осетии и Абхазии.
***** Без Приднестровья, в котором проживает около 200 тыс. этнических русских.
****** В Автономной республике Крым и г.Севастополе доля русских составляет 58,3% и 71,6% соответственно.

Источник: данные Госкомстата РФ, национальных переписей, национальных агентств по статистике,
Киевского международного института социологии, Демоскоп Weekly. Таблица составлена О. Выхованец.

Таблица №2.3.2
Нетто-миграция из стран СНГ и Балтии в Россию, 1990-2004 гг. (тыс человек)

 

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

Всего

287,2

104,9

355,7

553,8

914,6

612,2

439,8

443,3

361,8

237

266,9

123,7

124,3

Русские

199,9

117,7

360,1

419,4

612,4

388,4

263,8

267,1

219,9

135,6

147,6

76,9

71,1

%

69,6

112,2

101,2

75,7

66,9

63,4

60,0

60,3

60,8

57,2

55,3

62,2

57,2

Источники: Ежегодные доклады «Население России 2001 г.», «Население России 2002 г.».

2. Качественные изменения в сознании тех, кого привычно называют «нашими соотечественниками»

Жизнь рано или поздно устаивается. Подавляющее число желающих выехать — так или иначе — выехали. Выросло новое поколение, относящееся к России как к исторической Родине, родине родителей, а не как к актуальной родине, собственной Родине[1]. Поскольку многие из них не смотрят по вечерам лакирующее действительность российское телевидение, имеют образ России как страны вполне небезопасной и склонной к агрессии как по отношению к диаспорам, так и собственным меньшинствам. То, что подобное поведение позволяют себе и другие бывшие советские республики и даже те из них, кто принарядился в европейские одежды, не меняет настороженного отношения к России.

Образ России — это образ страны, ведущей нескончаемую «антитеррористическую операцию» на Кавказе, приводящую к постоянным жертвам с обеих сторон, страны с нереформируемой армией, в которой унижение новобранца часто приводит либо к нарушению закона (вынужденное дезертирство), либо к насильственной смерти. Более того, в российской армии можно «сыграть в ящик» в результате банального переохлаждения, вызванного преступной халатностью командного состава.

Мы не можем закрывать на это глаза: Россия как политическая система имеет дело с достаточно массовым негативным отношением к себе в лице даже этнических русских и реальными опасениями переезда в Россию. Особенно это касается тех, кому предстоит по возрасту быть призванным в вооруженные силы, то есть самого желанного для нас возрастного контингента.

Все это подтверждается замерами наших исследований. Так, в 1994 году из Казахстана готов был выехать каждый пятый русский, в 1997 году — каждый третий, затем число желающих выехать резко сократилось. Даже если считать, что каждый, выразивший готовность выехать, сделает это, миграционный потенциал русских в Казахстане не превысит двух миллионов человек[2].

3. Исчезновение выталкивающего фактора в странах-донорах

Причины выталкивающего фактора таковы.

Во-первых, распад СССР, каким бы «бархатным» он ни был, не мог обойтись без проявлений агрессии на почве ювенального национализма. Ведь любой национализм предполагает противопоставление «мы» и «они». Поэтому неудивительно, что против «они» был принят некоторый набор мер —
везде свой.

Во-вторых, чувства реваншизма, желание мести «оккупантам» или просто тем, кто с ними как-то ассоциируем, не могли не сказаться на эмиграционных планах тех, против кого была направлена агрессия. Выталкивающий лозунг «чемодан–вокзал–Россия» стал общим для всех бывших братских республик.

В-третьих, был запущен (а где-то спровоцирован) процесс смены элит; для чего понадобилось простое и доходчивое обоснование общему направлению замены лучших в профессиональном качестве на худших, но зато гораздо «лучших» с точки зрения лояльности новой власти и новым национальным «богам». Это, конечно же, не значит, что в СССР исключительно лучшие занимали высокие посты и руководящие должности, но означает явное снижение профессионального уровня управленцев в целом — в первую очередь в государственном и муниципальном управлении — на постсоветском пространстве.

В-четвертых, у части населения в ряде регионов постсоветского пространства возникли опасения, что ситуация станет еще хуже, что карьера и образование детей находятся под угрозой, что ряд новообразованных стран «завалят» пенсионные обязательства и в старости — до которой осталось не так уж и долго — ждут лишения и горе.

Все перечисленное и привело к формированию достаточно сильного выталкивающего фактора[3].

На сегодня в большинстве государств перечисленные процессы либо завершились, либо стали нормой (норма не раздражает, а воспринимается как сама собой разумеющаяся), а порожденные ими чувства сильно потускнели, что привело к резкому ослаблению выталкивающего фактора.

Правомерен вопрос: можем ли мы ожидать возрождения выталкивающего фактора в ближайшем будущем? Что в принципе сможет породить новый цикл выталкивания? Масштабные беспорядки? Но какого рода? К примеру, ни одна из всех «оранжевых революций» последних лет не послужила толчком для сколько-нибудь значимой эмиграции в сторону России. Гораздо более опасные и кровавые события по примеру андижанских, но в большем масштабе, разве только и смогут стать таким фактором.

4. Снижение экономической привлекательности России на фоне (опережающего) экономического роста ряда стран-доноров

Иммиграция из государств СНГ и Балтии в Россию, вызванная причинами социально-политического характера и имеющая сугубо вынужденный характер, на протяжении 1990-х постепенно сменялась иммиграцией по экономическим причинам, имеющей в основе различие в уровне доходов населения в постсоветских государствах.

Темпы роста ВВП в Казахстане, Азербайджане и Украине — основных иммиграционных донорах — в последние годы были выше, чем в РФ. При сохранении этих тенденций рано или поздно наступает точка перелома, когда экономическая иммиграция в Россию теряет смысл.

Таблица №2.3.3
Темпы роста ВВП в странах СНГ

Страна

2003 г.

I кв

2004 г.

2005 г.

январь-апрель

Азербайджан

7,9%

10,2%

14,2%

Белоруссия

5,6%

11,0%

9,5%

Казахстан

 

9,4%

(за I кв.) 9,1%

Армения

11,3%

10,1%

8,0%

Грузия

4,4%

8,4%

(за I кв.) 7,2%

Таджикистан

12,1%

10,6%

7,0%

Украина

7,0%

12,0%

5,0%

Россия

6,7%

7,1%

4,3%

Киргизия

5,2%

7,1%

1,1%

Молдавия

 

7,3%

 

Источник: По данным Статкомитета СНГ.
Таблица ранжирована по показателям 2005 г.

При этом мы должны отдавать себе отчет в том, что обсуждаемый показатель — если рассматривать его безотносительно других (динамики оплаты труда вкупе, к примеру, с инфляцией) обманчив в том плане, что рост ВВП может весьма специфическим образом отражаться на росте доходов населения и качестве его — населения — жизни.

К примеру, на фоне более низких темпов роста российского ВВП разрыв в размерах заработной платы между Россией и государствами «ближнего зарубежья» в последние годы проявлял себя по-разному.

Среднемесячная номинальная заработная плата в Казахстане в 1995 году составляла 75,7% от заработной платы в России, в 2000 году — 128% (яркое последствие российского дефолта), а в 2004 году — 87,5%. Демонстрируемая динамика была подкреплена миграционными процессами. Так, Западный Казахстан примерно в тот же период начинает втягивать на свои развивающиеся промыслы специалистов из России. А в 2004 году сальдо миграции в Казахстане впервые стало положительным.

Аналогично: Азербайджан—Россия в 1995 году — 13,6%, 2000 — 62,7%, 2004 — 41,5%; Белоруссия—Россия в 1995 году — 63%, 2000 — 93%, 2004 — 68%.

С Украиной Россия продолжает сохранять паритет: в 1995 году — 48%, 2000 — 53,5%, 2004 — 47%. Тем не менее, по мнению известного украинского эксперта И. Прибытковой, не за горами время, когда Украина восстановит положительное сальдо миграции, как это долгие годы и было вплоть до 1994 года.

Особое положение занимают страны, в которых среднемесячная номинальная заработная плата гораздо ниже российской. Так, в Таджикистане в 2004 г. она составила всего 9% — неудивительно, что мигранты из этой страны готовы мириться с вопиющими случаями нарушения их прав в РФ.

Таблица №2.3.4
Среднемесячная номинальная заработная плата в пересчете на доллары США

Страна

1995

2000

2004

Россия

103,7

79,0

237,0

Казахстан

78,5

101,1

207,3

Белоруссия

65,5

73,6

161,8

Украина

49,8

42,3

110,8

Азербайджан

14,1

49,5

98,4

Молдавия

31,8

32,8

89,5

Армения

17,4

42,1

78,7

Грузия

10,5

36,5

*58,5

Киргизия

34,0

25,7

51,7

Таджикистан

8,6

8,5

21,5

Узбекистан

35,8

Источник: По данным Межгосударственного статистического комитета СНГ.

* данные за 2003 г.

Почему мы уделяем столько внимание этому показателю? Потому, что для временной трудовой миграции важно не столько различие в уровне и качестве жизни, сколько разница в размерах заработной платы на родине и на чужбине. Именно значительная разница в зарплате позволит питать оставшуюся на родине семью с помощью ремиттанса[4].

Конечно же, сравнение среднемесячных номинальных зарплат по странам полностью обсуждаемый вопрос не закрывает (это всё та же пресловутая «средняя температура по больнице»). Важно, как различается оплата труда от страны к стране в одной и той же отрасли (например, в строительстве или угледобыче). Особой краски в эту картину добавит региональный разрез. Поэтому Россия (отдельные ее регионы и отрасли) по-прежнему остается желанной для миллионов жителей постсоветского пространства.

5. Снижение гуманитарной привлекательности России на фоне роста гуманитарной привлекательности стран Запада

Иммиграция — весьма чуткий индикатор привлекательности той или иной страны. Не исключение и Россия. При анализе помесячных данных входящего потока хорошо видно, как он реагировал на 1-ю и 2-ю чеченские войны и на дефолт 1998 года. Другими словами, все внутренние потрясения отражаются и на входящем потоке. Люди ногами голосуют за тот или иной образ России.

Кровно-почвеннеческий национализм (который мы различаем от гражданского национализма — весьма здорового и необходимого нам) и мигрантофобия, особенно когда они озвучены устами отдельных депутатов Государственной Думы, губернаторов и других высокопоставленных лиц от исполнительной власти, сильнейшим образом влияют на привлекательность России.

Другим фактором, резко снижающим гуманитарную привлекательность России, стали убийства и жестокие избиения иностранных студентов.

Вставка 2.3.1

Случаи насилия над иностранными студентами. Приведем список — вероятно, не полный — только за текущий, 2005, год:

7 января. Санкт-Петербург. Возле станции метро «Черная речка» несколько молодых людей, похожих на скинхедов, избили 23-летнего гражданина Пакистана — студента Педиатрической академии.

15 января. Санкт-Петербург. На набережной канала Грибоедова совершено нападение на 21-летнего Мори Досарадена из Камеруна и его друга, гражданина Маврикия, — студентов Архитектурно-строительного института. Пострадавшие доставлены в больницу с черепно-мозговыми травмами и гематомами лица.

18 января. Санкт-Петербург. 30-летний гражданин КНР, студент Санкт-Петербургского гидрометеорологического университета Чжан Пэниэ был избит скинхедами и госпитализирован.

22 января. Нижний Новгород. Группа молодых людей напала на двух африканцев, граждан Конго и Мавритании, — студентов Нижегородской государственной архитектурно-строительной академии. Одному из пострадавших удалось убежать, другой с побоями и сломанным носом был доставлен в больницу.

30 января. Санкт-Петербург. Около станции метро «Площадь Александра Невского» группой подростков избит 20-летний студент-метеоролог из Палестины Алдоу Халеда. Он госпитализирован с черепно-мозговой травмой и сотрясением мозга.

30 января. Воронеж. В центре города два хулигана избили 23-летнего студента Воронежской государственной строительной академии — подданного Гвинеи-Бисау Антониу Гомиши.

11 февраля. Санкт-Петербург. Группа неизвестных напала на двух студентов из Южной Кореи — 17-летнего Сон Чжи Хвана и 16-летнего Чо Ен Хо; последний с девятью ножевыми ранениями попал в реанимацию.

18 февраля. Воронеж. Подростки 16–18 лет с криками «Зиг хайль» напали на двух 20-летних африканцев из Замбии — студентов подготовительного отделения одного из воронежских вузов.

22 февраля. Санкт-Петербург. Десятком молодых людей избит 20-летний гражданин Израиля Шанг Зайд Ахмад — студент Первого медицинского института имени Павлова. Пострадавший госпитализирован с закрытой черепно-мозговой травмой, переломом носа и сотрясением головного мозга.

14 марта. Липецк. На остановке общественного транспорта избит 22-летний гражданин Республики Мали Майга Абу Бакара — студент 1-го курса филологического факультета Липецкого государственного педагогического университета. С сотрясением мозга пострадавший доставлен в больницу.

21 марта. Калуга. Около двух десятков молодых людей напали на десятерых студентов Калужского филиала МГТУ им. Баумана, граждан Мьянмы. Пострадавшие отделались ушибами и ссадинами.

25 марта. Москва и область.

Совершено два нападения на иностранцев, один человек убит. На гражданина Нигерии, студента Российского университета дружбы народов, напал неизвестный, который, угрожая ножом, отобрал сотовый телефон, деньги и документы. Нападавшего задержать не удалось. В тот же день в лесном массиве около деревни Кушки Талдомского района Московской области был обнаружен труп гражданина Афганистана. Как выяснилось, он был избит и скончался от полученной черепно-мозговой травмы. Убийц иностранца ищут.

26 марта. Санкт-Петербург. На Невском проспекте неизвестными был избит 40-летний гражданин Китая Оуян Дафань — слушатель Петербургской консерватории им. Римского-Корсакова. Пострадавший доставлен в больницу с закрытой черепно-мозговой травмой и сотрясением головного мозга.

26 марта. Краснодар. Перед центральным входом в Кубанский государственный университет группой молодых людей в кожаной униформе, вооруженных цепями, были жестоко избиты два иностранных студента — граждане Сирии и Ливана, студенты КубГУ и Медицинской академии. Пострадавшие обратились в больницу с многочисленными травмами.

26—27 марта. Петербург. В центре Петербурга избит гражданин Китая, слушатель Санкт-Петербургской консерватории. Он был госпитализирован с диагнозом «черепно-мозговая травма». Также в центре города на Неве совершено нападение на еще одного иностранного студента, гражданина Анголы, которого пришлось госпитализировать с колото-резаными ранами.

28 марта. Петербург. В Петербургском метро совершено нападение на студента из Анголы. Нападавшие нанесли студенту резаные раны лица осколком от бутылки.

В порядке самозащиты гражданин Анголы ранил одного из нападавших в руку.

8 апреля. Воронеж. Скинхедами избиты трое граждан Албании — студентов архитектурно-строительного университета. Студентам нанесены повреждения средней тяжести, у одного из них сотрясение мозга.

1 мая. Москва. На станции метро «Воробьевы горы» совершено нападение на двух граждан Алжира, слушателей военной академии.

10 мая. Ростов-на-Дону. Группа подростков напала на студента из Индии. Его повалили на землю и били ногами, изувечили лицо, сломали нос.

17 мая. Воронеж. Совершено нападение на иностранного студента, гражданина Кении.

21 мая. Ростов-на-Дону. Скинхеды ворвались в общежитие медуниверситета и жестоко избили трех иностранных студентов.

25 мая. Пермь. Группа подростков избила двух китайских студентов ПГУ при выходе из университетского общежития.

4 июня. Ростов-на-Дону. Бритоголовые напали на студентов-иностранцев сразу в двух местах. У Ростовского государственного университета драка приняла такие масштабы, что для ее пресечения пришлось вмешаться милиции.

15 июня. Воронеж. Избиты юноша и девушка из Китая — студенты филологического факультета Воронежского госуниверситета.

28 июня. Воронеж. Двое неизвестных напали на студента Воронежского педагогического университета француза Артура Клеша. Хулиганы избили студента, похитили у него портмоне, в котором находилось 4 тысячи рублей и $100, после чего благополучно скрылись.

3 июля. Воронеж. Совершено нападение на студента Воронежской государственной лесотехнической академии, гражданина Руанды. Он возвращался вместе со своим товарищем в студенческое общежитие. К ним подошли двое неизвестных молодых людей, которые завязали потасовку, а потом отняли у гражданина Руанды мобильный телефон.

25 июля. Москва. Трое безработных мужчин напали на 23-летнего марокканца Муину Реда — студента медицинской академии имени Сеченова, ударили его молотком по голове и похитили деньги, мобильный телефон и золотую цепочку.

В ночь на 14 сентября в Петербурге скончался конголезский студент Эпассак Ролан Франз. Он был зверски избит неизвестными в районе проспекта Науки — студенческом районе, давно снискавшем дурную славу как место промысла скинхедов, периодически нападающих на людей с черным цветом кожи. Четверо суток врачи боролись за его жизнь, сделав две операции, но нанесенные Ролану раны оказались не совместимыми с жизнью.

15 сентября. Москва. На улице Островитянова на юго-западе столицы неизвестными в милицейской форме избит чернокожий россиянин 1971 года рождения, студент российского государственного университета нефти и газа Мунбана Мамурда.

Последствия. Резкое сокращение учебной миграции в Россию. Иностранные студенты уже покидают Россию. Так, к примеру, 29 марта 2005 г. пятнадцать граждан арабских стран — учащихся петербургских вузов забрали документы, теперь они собираются вернуться на родину. Причина — постоянные нападения на иностранных студентов: в России стало небезопасно жить.

Реакция, высказывание Андрея Савельева, депутата Государственной Думы, члена фракции «Родина»: «В России осуществляются идеи расизма в отношении собственных граждан, плановая политика вытеснения русских инородцами. Убийства иностранных студентов происходят во много раз реже убийств молодых россиян и сразу попадают на первые полосы газет, однако если несчастье происходит с русским на Северном Кавказе или башкиром в центре Москвы, об этом никто не пишет и не говорит. Такие митинги — лишь отвлекающие маневры власти от проблем геноцида коренного населения, которое ежегодно уменьшается на миллион человек. Мы должны бить тревогу по поводу вымирания русских, а не по поводу случайных, единичных случаев гибели на территории нашей страны иностранцев. Ведь приезжие из других стран и отдаленных малокультурных окраин отбирают у коренных жителей центральной России рабочие места и лишают нацию возможности воспроизводства. А убийства иностранцев случаются в любой стране, поэтому говорить о расизме в России не актуально. Это надуманная тема»[5].

Объем ресурса. Всего в России обучаются около 100 тысяч студентов-иностранцев. Из них около трети — граждане СНГ, остальные представляют дальнее зарубежье. По данным Министерства образования и науки, Россия зарабатывает на обучении иностранных студентов 60—70 млн. долларов США в год.

Для сравнения: На сегодня мировой рынок образования оценивается в $ 50—60 м. Треть этого рынка контролирует высшая школа США. Система образования США зарабатывает на экспорте образования в 15 раз больше, чем тратит на нее правительство. Образование — пятая по значимости статья экспорта Америки.

Источник: по материалам информационных агентств. Собрано и обработано Центром стратегических исследований Приволжского федерального округа.

Самым опасным последствием этих инцидентов станет снижение объемов учебной иммиграции — пожалуй, самой выгодной для страны из всех возможных видов иммиграции как таковой. Мы сами ставим себя в ситуацию, когда можем потерять громадный рынок образовательных услуг, наработанный Советским Союзом за десятилетия, рынок, в который СССР инвестировал в объемах, какие мы в среднесрочной перспективе воспроизвести не сможем.

Все перечисленное разворачивается на фоне полного отсутствия федеральных программ, направленных на реальное формирование толерантного сознания.

Масло в огонь подливает и противоречивая практика, сложившаяся усилиями наших властей, когда якобы заинтересованность страны в мигрантах сочетается с «драконовым» законодательством, антимигрантской риторикой высокопоставленных лиц и попустительством в ситуации явного увеличения числа организаций, практикующих насилие в отношении иностранцев и граждан России с отличным фенотипическим видом.

6. Переориентация рабочей силы постсоветских стран в сторону европейских рынков

За последнее десятилетие сформировались устойчивые каналы трудовой миграции в страны ЕС, которые, безусловно, превосходят Россию по привлекательности за счет и более высоких заработков, и более комфортных условий если не самого труда, то общей организации жизни. Эти регионы уже перетянули на себя часть потенциального трудового потока, который недополучает Россия. При этом нужно оговорить тот факт, что социокультурный стандарт потенциального гастарбайтера играет немаловажную роль в определении его предпочтения иммиграции (недаром так различны миграционные стратегии украинцев с западной и восточной частей страны).

Тенденция эта будет усугубляться, потому что мы, к сожалению, не можем даже вообразить тот день, когда «российское общежитие» по перечисленным показателям начнет превосходить «европейский дом».

По мере продвижения шенгеновской границы процесс втягивания белой, образованной и потому более предпочтительной рабочей силы будет нарастать. Следовательно, конкуренция рынков труда России и Восточной Европы за трудовых мигрантов из европейской части СНГ в будущем будет только увеличиваться.

Безусловно, на результаты этой геоэкономической борьбы сильно повлияет доминирующая версия интеграции Украины в сторону ЕС или ЕЭП.

7. Общее нормативное ужесточение

Речь идет скорее о нервирующих и выматывающих волнах нормативного ужесточения с последующим вынужденным послаблением. Данный «нормопоисковый» цикл все это время накладывался на известную традицию вполне разумного нормативного нововведения, которое не было обеспечено и поддержано системой введения в действие, что надолго дестабилизировало всю систему принятия решений.

Рассмотрим этот тезис на примерах.

В 2002 году был принят новый закон «О гражданстве Российской Федерации», который резко ужесточил правила принятия российского гражданства. Уже через несколько месяцев по указанию Президента РФ все те же люди из Администрации Президента вынуждены были разработать и принять поправки, смягчающие ряд положений закона.

В том же 2002 году разумное дело введения миграционных карт обернулось новыми проблемами в силу того, что получить их на границе было поначалу крайне затруднительно. Правда, со временем к ним привыкли, черный рынок карт оформился, устоялся и проблема решилась сама собой[6].

2004 год — год серии поправок к законам, влекущих ужесточение санкций за нелегальный найм, нелегальную работу, нарушение режима регистрации и пребывания, причем в отношении всех категорий мигрантов — и внешних, и внутренних.

Мера была бы необходима и даже оправданна в ситуации параллельного упрощения процедур регистрации и найма. Но в силу того, что «крепкая рука закона» только «закручивает гайки», напряжение всей системы найма трудовой силы возросло. Возросли риски, а вместе с ними — стоимость услуг на теневом рынке.

Так до конца и не решенным оказался вопрос сроков регистрации. Определенный законодательством трехдневный срок приводит скорее к нарушению закона, чем к его соблюдению. В 2004 году было сделано послабление для граждан России: срок регистрации увеличен до 3 месяцев. Наивно предполагать, что данная мера была вызвана человеколюбием или государственной мудростью. Просто президентское обещание, данное в момент под-
держки нужного кандидата в президенты Украины, привело к продлению до трех месяцев срока регистрации в России граждан Украины, после чего пришлось ввести изменения в сроки регистрации собственных граждан.

(Причем никакой катастрофы в области правонарушений в результате столь «смелого» шага не произошло. С какой целью Москва вводила нереальный для исполнения, но вполне значимый для формирования теневого рынка срок регистрации, осталось тайной. Если только не предположить ответ, слишком уж очевидный: с целью формирования теневого рынка услуг.)

И наконец, мы постоянно наталкиваемся на то, что достаточно гибким нормам закона противостоит жесткость подзаконных актов и особенно ведомственных инструкций. Например, для получения РВП — требование иметь на счету сумму, обеспечивающую трехлетнее проживание на территории страны (sic!), тогда как по закону достаточно «документа, подтверждающего получение доходов от не запрещенной законом деятельности или нетрудоспособности»[7]. Подобная практика реально девальвирует процесс согласования норм закона в процессе его законодательного оформления, однако позволяет избегать критики европейских и международных экспертов — гражданские права-то формально (= законодательно) обеспечены.

Очень точно охарактеризовал данную политику Сергей Караганов, назвав ее самоедской[8].

8. Инициативное правоприменительное ужесточение

Хронические бюрократические болезни нашего общества бьют по мигрантам особенно остро. Плотный бюрократический занавес — малое количество часов приема (часто сведенное до 2-х часов в неделю — и это при огромных очередях!), несогласованность часов приема различными учреждениями, участвующими в процедуре предоставления статуса (от регистрации до гражданства), отсутствие ответственности служащих за несвоевременное оформление документов — самый надежный способ убить легальную иммиграцию. Механизм «одного окна», о котором столь много, красиво, убедительно и своевременно говорили, так и остался на бумаге и в строчках информагентств.

У всего этого имеется вполне объективная причина, странным образом упущенная при переводе ФМС в систему МВД. Дело в невероятной сложности совмещения для МВД двух форм отчетности: основной, связанной с количеством правонарушений, и дополнительной, которая должна отражать количество принятых и обустроенных иммигрантов. Любому участковому понятно, что крупномасштабная иммиграция поднимет показатели правонарушений даже в ситуации, когда — в пересчете на душу населения — иммигранты будут совершать меньше преступлений, чем коренные жители страны. Однако населения-то станет больше, а значит, и правонарушений тоже. (Видимо, выходом для МВД мог бы стать переход к отчетности по числу правонарушений на душу населения, но это допущение скорее из области фантазий.)

Негласно поощряемые властями уличные милицейские поборы не просто затратны для иммигранта, но, что важнее, крайне унизительны. А ведь мы должны хорошо понимать, что для представителей многих народов именно унижение является главным фактором оскорбления, вызывает их на ответное отношение к законам страны, чьи «правоохранители» действуют так лихо.

9. Жестокосердие принимающего сообщества

Вот что в 1998 году, сразу после своих поездок по стране, писал Александр Солженицын: «Но добавлю горчайшее. Сколько ни ездил я по областям России, встречался со множеством людей — никто ни в личных беседах, ни на общественных встречах, где высказывались самые многосотенные жалобы на современную нашу жизнь, — никто, никто, нигде не вспомнил и не заговорил: а каково нашим тем, отмежёванным, брошенным, покинутым? (Разве только попадались сами беженцы, тогда — они и говорили…)»[9].

Так объясняет писатель положение дел: «Горько, горько — но кого упрекнешь? Так расколот до основания быт, так перевернута вся жизнь, людям только-только что устоять на ногах самим».

И с горечью завершает: «Мы утеряли чувство единого народа».

Да, мы его утеряли — и эту утрату чувствуют в первую очередь те, кто остались вне пределов официальной России. Остались русскими, но не с Россией; русскими, но вне чувства народного единства.

Как-то неожиданно скукожилось пространство — и не столько в смысле территориальном, сколько в социальном, этнокультурном. Поэтому нас и не удивляет, когда по отношению к русским из той же Средней Азии, сбежавшим от унижений новоявленных баев, «коренные» русские глубинных районов России испытывают неприязнь, а то и проявляют бытовую агрессию. Агрессию к чужакам.

«И это — самый грозный признак падения нашего народа. Нет уже у нас единящего народного чувства, нет благожелательства принять наших братьев, помочь им. Судьба отверженных беженцев — грозное предсказание нашей собственной общерусской судьбы»[10].

«Эта скорбная беженская эпопея — ляжет темной полосой на российские 90-е годы ХХ века. Без нее нет понимания ни современной России, ни современного русского народа», — ставит точку русский писатель.

Последствия сокращения

1. Усиление негативных эффектов западного дрейфа

Западный дрейф — явление, пришедшее на смену многовековому колонизационному тренду. Западный дрейф развернул основной поток восточной колонизации (с его южным и северным ответвлениями) на 180 градусов.

В период, когда поступление в Россию иммиграционного потока было большим, негативные последствия западного дрейфа компенсировались. К примеру, место выезжающих из Уральского и Поволжского регионов занимали приезжающие из Центральной Азии и частично Сибири. Таким образом, население постепенно заменялось, но практически не убывало. Учитывая, что притяжение Московской агломерации и Европы не ослабло, замещение убывающего населения не происходит.

В наблюдаемой ситуации сокращающейся иммиграции процессы демо-графического опустынивания и формирования обширных антропопустынь будут прогрессировать не только на крайне удаленных и малопригодных для жизни территориях России, но и в важнейшем с экономической и геополитической точки зрения Волго-уральском регионе.

2. Нехватка демографического ресурса для поддержания численности крупнейших агломераций РФ

Уже сегодня Московская агломерация потребляет 2/3 всего внутреннего миграционного прироста населения страны. И это не предельные показатели ее возможностей. Развитие Московской агломерации, ее новые транспортные проекты (скоростные междугородние магистрали, реконструкция аэропортов, новые линии метро, в том числе наземного скоростного транспорта в сторону Подмосковья, дополнительные транспортные кольца) с учетом легко прогнозируемого низкого естественного прироста потребуют еще большего заимствования внешнего демографического ресурса.

На этом фоне большинство наших крупных агломераций демонстрируют стагнацию численности, а некоторые — даже устойчивое ее сокращение. Так, Пермь совсем недавно перестала de facto быть городом-миллионником.

В сложившейся демографической ситуации мы не можем себе позволить создание где-либо на Урале, в Сибири и, тем более, на Дальнем Востоке крупной агломерации, пяти и даже трехмиллионника. В то же время наш самый крупный дальневосточный сосед планирует создание от ста до двухсот дополнительных городов-миллионников (для урбанизации огромной сельской части своего населения).

Правда, за последнее десятилетие новых городов-милионников вблизи российских границ Китай не создал — китайцы не очень то стремятся переезжать на свой маньчжурский север. Да, они обустраивают приграничную территорию для более интенсивной торговли (в том числе с глубинной экспансией в Сибирь), но широко разрекламированный визави нашего Благовещенска на другом берегу Амура — китайский Хэйхэ пока имеет численность только около 150 тыс человек, что, конечно, довольно большой рост для бывшего поселка лесников. Но это пока еще не Шэньчжень[11].

Тем не менее, с той численностью населения, которой мы располагаем на Дальнем Востоке, мы не сможем занять ключевое и даже просто важное место в поднимающемся Азиатско-тихоокеанском регионе, роль которого в XXI столетии трудно переоценить.

3. Установление отрицательной селекции входящего потока

Почему это происходит? Да потому, что при отсутствии миграционной привлекательности приходится иметь дело с отрицательной селекцией входящего антропотока, желаем мы того или нет.

Человек из Украины, Крыма, Молдовы, Армении или Казахстана, если у него есть высшее образование (и особенно, если есть признаваемый на Западе диплом, что с переходом на Болонский стандарт — дело решенное), знание любого европейского языка, высокая квалификация или редкая, но полезная профессия, естественным образом предпочтет России ряд других стран. Он предпочтет ту страну, где его не будут ежедневно унижать — подозревая в правонарушениях, проверяя в любом, самом неожиданном, месте, беззастенчиво «шманая»; где не придется регулярно откупаться от «стражей порядка»; где он будет чувствовать хоть какую-то социальную защищенность; где создан благоприятный общественный климат в отношении чужестранцев — да и, чего скрывать, где цена человеческой жизни куда выше.

А мы, соответственно, имеем дело с гораздо худшим по качеству потоком, чем могли бы получить теоретически. Если не едут лучшие — едут худшие (естественно, не по моральным качествам, а по квалификационным, образовательным, имущественным характеристикам). Едут те, кому, собственно, некуда деваться, кто действительно вынужден рисковать и соглашаться на унижения, чтобы прокормить свою, нередко просто голодающую — семью[12].

4. Увеличение доли нелегальной иммиграции

В результате выстроена идеальная система для расцвета коррупции и формирования рынка услуг по обхождению российских законов (или используя пикантный эвфемизм — «по оптимизации противоречий российского законодательства»). В силу того, что спрос на дополнительные рабочие руки в стране не падает и по всем прогнозам должен демонстрировать устойчивый рост, предложение из легального сектора переместилось в нелегальный. Следовательно, при столь позорном легальном миграционном сальдо (десятки тысяч) вся недостающая часть предложения — как у айсберга — ушла «под воду».

Данный случай — хорошая иллюстрация известного изречения о том, что дорога в ад вымощена благими намерениями. Силовой подход к иммиграции, когда благом считается процесс усиления контроля и ответственности работодателей и граждан за использование и покрытие нелегального труда, приводит к увеличению доли нелегального потока.

5. Рост дефицита труда в ряде отраслей и регионов

Поскольку не все готовы играть в опасные игры с законом, а рынок нелегального труда, обладая рядом преимуществ (для бизнеса, который процветает или выживает только благодаря снижению расходов на труд, в том числе на его социальное обеспечение), также имеет определенные недостатки, то не все могут воспользоваться нелегальным предложением. Как следствие, наблюдается усиление дефицита труда в ряде отраслей и регионов Федерации[13].

Известный исследователь рынков труда В. Гимпельсон, комментируя полученные в рамках одного из последних исследований результаты[14], утверждает, что лишь 3% опрошенных руководителей отметили избыточность численности персонала по отношению к текущему объему выпуска и, напротив, свыше 40% всех опрошенных руководителей отметили недостаточность персонала. Эти данные позволяют говорить о том, что явления трудоизбыточности практически больше не существует.

Таблица №2.3.5

Какова общая укомплектованность предприятия кадрами по отношению к текущему объему производства?

%

Избыточная (численность персонала можно было бы уменьшить)

3,30%

Нормальная

54,60%

Недостаточная (численность персонала следовало бы увеличить)

42,10%

По данным упомянутого исследования, проблема дефицита только специалистов с высшим и средним специальным образованием существовала для 5% предприятий, а проблема дефицита только квалифицированных рабочих — для 31%; свыше 40% менеджеров отмечали наличие дефицита и тех, и других. Даже предприятия с нормальной укомплектованностью (под текущий выпуск) отмечали существование структурного дефицита. Среди них 23% нуждались и в специалистах, и в квалифицированных рабочих, 31% — только в рабочих, а 8% — только в специалистах. Этот спрос мог учитывать перспективы развития и расширения, а мог быть связан лишь с обновлением качественного состава персонала без расширения численности.

Приведенные данные рисуют картину почти тотального дефицита человеческого капитала в промышленности, то есть нехватки людей, обладающих необходимыми знаниями, квалификацией и навыками, — делает вывод Гимпельсон. Не удивительно, что это, по мнению респондентов, влечет значительные экономические потери, проявляющиеся как в ограничениях на производство, так и в росте трудовых издержек, что также негативно влияет на выпуск продукции.

Следует понимать, что кадровый дефицит в значительной мере декларируется предприятиями, которые во многом неконкурентоспособны и малоуспешны[15]. Следовательно, дефицит во многом носит и виртуальный (им бы закрыться), и структурный (в одном месте густо, в другом — пусто) характер.

Но мы также должны понимать две вещи. Во-первых, оптимизация рынка труда, которую реально достичь в ближайшем будущем, будет лишь частичной, и потому весомую часть растущего спроса придется удовлетворять с помощью иммиграции. Во-вторых, любая оптимизация как рынка труда (преодоление структурного дефицита), так и организации производства (избавление от лишних людей и резкий рост производительности труда) будет скомпенсирована объемами выбытия трудоспособного населения (начиная с 2006—2008 гг.).

Вставка 2.3.2

Расчеты перспективной динамики параметров рынка труда до 2015 г. основываются на двух прогнозных вариантах развития российской экономики, разработанных МЭРТ России, — инновационно-активном и базовом. В первом из них ВВП России до 2010 г. возрастает с темпом 6,2% в год, в дальнейшем — с темпом 7,2%. В базовом сценарии при сохранении текущих тенденций и отсутствии решительных мер государственного макроэкономического регулирования темпы роста ВВП снижаются к 2010 г. примерно до 4,8% в год, а в последствии — и до 4,2%. Основные производственные фонды в инновационно-активном сценарии увеличиваются вслед за значительным ростом инвестиций в отечественную экономику, которые до 2010 г. возрастают с ежегодным темпом порядка 9—11%. Базовый сценарий предполагает постепенное снижение темпов роста инвестиций до уровня 6% и стабилизацию на достигнутом уровне после 2010 г. Инфляция потребительских цен для обоих сценариев характеризуется постепенным снижением до 3% к 2012 г. По первому сценарию реальный фонд заработной платы к 2015 г. увеличивается более чем в 2,6 раза. В базовом сценарии темпы роста данного показателя со временем замедляются. Минимальный размер оплаты труда в первом варианте интенсивно возрастает, а во втором — характеризуется менее существенным его увеличением. На основе этих прогнозных вариантов была рассчитана перспективная динамика спроса на труд.

 

Рис. Перспективная динамика совокупного предложения и совокупного спроса по инновационно-активному (1) и базовому (2) сценариям, млн. чел.

Как видно из рисунка, в обоих сценариях совокупный спрос на труд в экономике России увеличивается (в первом из них со средним темпом прироста в 1%, а во втором — 0,6% в год).

Из доклада Е. Л. Юрьева, члена Совета по конкурентоспособности и предпринимательству Правительства РФ «Проблемы развития российского рынка труда в контексте демографического кризиса». М., 2005.

6. Замедление темпов экономического роста

Стремительное сокращение трудового потенциала, наступающее вслед за его значительным ростом, — такова главная особенность трудоресурсной ситуации предстоящего десятилетия, утверждают авторы доклада «Россия: миграционные вызовы XXI века»[16].

Дефицит труда неизбежно скажется на темпах экономического роста. Традиционно именно в труде — недорогом, но относительно качественном —
усматривали преимущества отечественной экономики. Утрата данного фактора больно ударит по стратегическим планам развития страны и уж точно окончательно похоронит президентское задание правительству на удвоение ВВП, объем которого с $310 млрд (9040.8 млрд руб. в текущих ценах) в 2001 году должен возрасти к 2010 году до $620 млрд Ведь соответствующая демографическому спаду альтернатива, такая как адекватный рост производительности труда, не может набирать силу соответствующими темпами[17].

7. Грядущий проигрыш в конкурентной борьбе за глобальные и макрорегиональные трудовые ресурсы

В стране до сих пор господствует недопонимание того факта, что в мире сформированы не только глобальные рынки энергоресурсов, черной и цветной металлургии, телекоммуникаций или вооружения, но и трудовых ресурсов. Причем труд определенных характеристик становится дефицитнейшим ресурсом в мировом масштабе. Развернута впечатляющая конкурентная борьба за данный ресурс, особенно давно и масштабно в высоко-квалифицированном и топ-компетентностном секторе. В перспективе мы будем бороться за труд так же, как за инвестиции, дешевые кредиты или современные технологии[18].

Более того, точно так же, как сегодня мы боремся за повышение инвестиционного рейтинга страны, мы будем бороться за повышение привлекательности страны для кочующего высококвалифицированного труда и качественного труда более низкой квалификации (трудовой рейтинг страны). И уже завтра придется решать вопросы масштабного снижения издержек на рекрутинг, трансферт и непротиворечивую интеграцию труда в производственные и социокультурные ниши нашей огромной и многообразной страны.

Заключение

Распад СССР нес не только риски и дезорганизацию, смешанные с чувством обиды и поражения. Распад позволял новоиспеченным властям Российской Федерации извлечь из ситуации множество преимуществ. Одним из таких воистину подарков судьбы была в десятках миллионов исчисляемая русская и русскокультурная «диаспора». Важно было распорядиться этим ресурсом правильно.

Что значит тот факт, что мы не смогли этого сделать?

В экономическом языке это означает, что мы не смогли вернуть ранее сделанные инвестиции в человеческий капитал советских окраин. «Кто были эти соотечественники, осевшие на окраинах?» — вопрошает Солженицын, и сам же отвечает: «Из ссыльных, из эвакуированных или из посланных — лучшие работники, инициативные, сметливые, профессиональные, с повышенной долей специалистов среди них. Это они принесли на окраину науку и высокую культуру, это они развили там всю технику, индустриализацию. (В Таджикистане, по официальным советским данным, после революции «поднялось производство в 210 раз»! — уж каким бы методом ни считано, а из ничего создали все.) Или множество сосланных «раскулаченных» и их потомки — никак не худшие труженики, неленивые, работящие, непьющие»[19].

И это в сталинские годы. А позже были несколько призывов, когда полные энтузиазма молодые и образованные, дерзкие и решительные, в основном из коренной России и Украины отправлялась в Закавказье и Среднюю Азию, для того чтобы создавать научные школы, открывать новые кафедры, строить современные производства. Неудивительно, что входящий поток в 1990-е годы (по сути, репатриация ранее «командированных») был более образован, чем принимающее сообщество.

Так почему мы не смогли принять этих людей по-человечески?

Ответ кажется ясным: это еще одна печальная глава в российской истории отношений власти и человека.

Одному из авторов настоящего доклада приходилось сталкиваться с извращенной логикой губернских властей, которые оправдывали свое нежелание принимать мигрантов ссылкой на дополнительную (чрезмерную!) нагрузку на городские инфраструктуры. Это говорили не представители испытывающих демографическое давление Ставропольского и Краснодарского края или Московской области, которых еще как-то можно было бы понять, — нет, это говорили представители администраций старорусских областей, в которых обмеление народонаселения угрожает всей будущности этих административных образований. На вопрос, а что бы вы делали, если бы жительницы вашего города рожали (так, как они рожали еще в начале прошлого века), а значит, население увеличивалось бы, а не как сейчас, когда даже при наличии иммиграции численность его сокращается — ведь это была бы запредельная нагрузка на городские инфраструктуры! — никакого ответа не следовало. Да и что можно услышать от администратора, который утверждает, что он в состоянии предоставлять социальные гарантии только сокращающемуся городскому населению…



[1] Обсуждая затронутую тему, приходится сталкиваться с куда более резкими суждениями: «Мне кажется, у вас в России несколько искаженный образ того, как воспринимают Россию за ее пределами. Новое поколение, сформировавшееся за последние полтора десятка лет, вообще никак по-особому ее не воспринимает: это просто очень большая соседняя страна, слово «Родина» к которой не приложимо ни в каком плане — даже как к «родине родителей», поскольку и родители-то родились не в России, а за ее пределами. Для поколения «родителей» Родиной был Советский Союз — но тоже не Россия. И новостями из России интересуется все меньше «родителей» и практически никто из «детей». Можно согласиться с тем, что Россия — это Родина нашей культуры, но такое определение совсем уж из области идеального…» (Из личной переписки с крымчанами.)

Конечно же русские в Крыму живут в относительно комфортных социокультурных условиях. Конечно же ощущение русских, живущих в Ташкенте или Ашхабаде, несколько иное. Но это не меняет общего суждения о нарастании дистанции нового поколения русских с Россией.

[2] Зайончковская Ж. А. Трудовая миграция. — «Отечественные записки», 2003, №3. С. 177—188.

[3] Вот как об этом писал А.Солженицын: «Одни, обескураженные, отначала остались терпеть до конца. Покинутые, униженные — смиряются с уделом учить детей на чужом языке. В других вспыхнул естественный порыв: уехать в Россию! Бросались к российским новопосаженным послам и консулам — встречали у них непроницаемое безразличие. Получить российское гражданство? — длиннейшая волокита, так что легче рискнуть и поехать в Россию без гражданства. Тогда действовать самим? Продать квартиру? (Они враз подешевели.) В иных республиках им запретили продавать. Тогда обменять большую на меньшую, чтобы бросить даром меньшую? Запретили и менять. Власти препятствовали и заказывать контейнеры для домашнего имущества. Потом — запрещали вывозить мебель: это достояние Республики! «Понятия «личное имущество» не существует».  Солженицын А. Россия в обвале — М.: Русский путь, 1998. С.63.

[4] Статью о ремиттансе читайте в приложении к докладу.

[5] Надо ли бороться с расизмом в России? — http://www.km.ru/opinion/index.asp?data=16.09.2005

[6] Любопытно, что менее чем через три года, в январе 2005-го, власть столкнулась с неприятными послед-ствиями введения мер по монетизации льгот. Почерк реализации закона был тем же. Просто в 2002 году издевательства коснулись исключительно мигрантов, которые не могут позволить себе акций массового неповиновения, а вынуждены тихо приспосабливаться. Зато и власть в свое время должного урока не извлекла.

[7] Естественно, что в соответствующей Инструкции, утвержденной Приказом МВД, ничего не говорится о наличии счета. Но на местах такая практика существует и она не единична. Практика вызвана тем, что наличие счета в банке является чуть ли не единственной формой подтверждения наличия средств к существованию в ситуации отсутствия у иммигранта работы.

[8] «Вместо того чтобы всеми способами притягивать их [иммигрантов. — Прим. ред.], делать их жизнь максимально привлекательной, мы делали почти все с точностью до наоборот, особенно в последние годы. Многоступенчатая и длительная процедура получения гражданства. Закон о получении регистрации в трехдневный срок — задача почти невыполнимая без включения коррупционных методов. Перерегистрация через каждые три месяца. К этому прибавьте бесконечные поборы представителей правоохранительных органов. Огромные трудности с обучением детей. Большинство иммигрантов не только выполняют тяжелый многочасовой труд, за который россияне браться уже не хотят, они живут в состоянии постоянной униженности». — Сергей Караганов. Битва за иммигрантов. //Российская газета. 2005. 17 марта.

[9] Солженицын А. Россия в обвале. — М.: Русский путь. 1998. С. 68—69.

[10] Там же. С. 71.

[11] Подробнее на www.asiadata.ru

[12] Но возникает часто задаваемый вопрос: нужно ли нам большое количество иммигрантов с высшим образованием? Как пел в свое время В. Высоцкий про эмиграцию в Израиль: «Нет зубным врачам пути — слишком много просится, где на всех зубов найти? Вот и безработица». Конечно, врачи, учителя, инженеры России нужны, как и экономисты и юристы, но пока наибольшая потребность возникает в работниках физического и, как правило, не высококвалифицированного, а средне и неквалифицированного труда. Так в Европе тоже очереди из желающих мыть горшки в больницах не наблюдается. Но при таком взгляде на потребности страны не учитывается следующее, во-первых, «лучшие» есть во всех горизонтах труда и высоко- и низкоквалифицированного, во-вторых, речь идет о социальной системе, обладающей таким качеством, как рефлексия, а потому давление «лучших» провоцирует изменения в принимающем сообществе иные, чем давление «худших». В-третьих, смотря на что наше общество делает стратегическую ставку, если на построение общества, основанного на знании, то давление высококвалифицированного потока с высокими претензиями гуманитарного и культурно-образовательного стандарта окажется весьма кстати.

[13] Недостаток рабочей силы ощущается во всех экономически развитых странах. Легко считываются два базовых сценария решения данной проблемы: первый — это привлечение в выделенные отрасли и регионы иностранной рабочей силы, второй — принятие демографического сжатия как объективной реальности и использование ее для запуска модернизации (с известными ограничениями такой стратегии).

[14] Гимпельсон В. Е. Дефицит квалификации и навыков на рынке труда: недостаток предложения, ограничения спроса или ложные сигналы работодателей? Препринт WP3/2004/01 / М.: ГУ ВШЭ, 2004. С. 36. —
Эмпирической основой анализа являются данные специально организованного обследования менеджеров крупных и средних промышленных предприятий, проведенного в августе—сентябре 2003 года.

[15] «Такие предприятия имеют плохое финансовое положение и отмечают неопределенные перспективы на будущее, отличаются большим и нестабильным персоналом, неконкурентоспособностью на внешнем и внутреннем рынках. Анализ показывает, что декларируемая ими потребность в дополнительных квалифицированных кадрах является, по крайней мере, частично, виртуальной и порождена неэффективностью производства. Нанимая на работу искомых работников на рынке труда в конкуренции с более успешными фирмами, такие работодатели все равно оказываются неспособными их удерживать и эффективно использовать. Основная причина дефицита специалистов заключается в неспособности (или нежелании) предприятий платить своим работникам конкурентную заработную плату. Либо предприятия не могут себе позволить “роскошь” конкуренции за высокопроизводительных работников на рынке труда, либо провозглашаемый ими дефицит является скорее виртуальным, нежели реальным. В этом случае проблема декларируемого дефицита выводится за границы сферы предложения труда как таковой и не имеет прямого отношения к текущим масштабам и структуре подготовки кадров» // Там же.

[16] Воробьева О., Гонтмахер Е., Зайончковская Ж., Рыбаковский Л. Россия: миграционные вызовы XXI века/ Доклад для Центра стратегических исследований.  М., 2004.

[17] Вот какой расчет предлагают коллеги: «В предшествующие годы численность учтенного занятого населения сокращалась, в частности в 2001г. на 3,2% по отношению к 1995 г. Но это сокращение было компенсировано ростом производительности труда. Правда, в эти годы темпы ежегодного прироста ВВП в расчете на одного занятого составили лишь 2%. При сохранении подобных темпов роста производительности труда в ближайшие семь лет (до 2010 г.) удастся увеличить за его счет объем ВВП менее чем на 20%. Остальной рост, если не повысятся темпы роста производительности труда, может быть достигнут только за счет увеличения численности занятых. В то же время, при сохранении современного уровня занятости, производство ВВП в расчете на одного работника должно удвоиться и составить к 2010 году 9,5 тыс. долларов США, для чего ежегодный темп роста этого показателя должен быть не менее 9%. Такие темпы роста производительности труда российской экономикой не достижимы. Более того, и у тех стран, которые по тем или иным характеристикам сходны с Россией, темпы роста производительности труда в конце XX в. не превышали 5%. Ежегодный рост производительности труда в экономике России на такую величину (5%) может обеспечить прирост ВВП к 2010 году на 40%. В этом случае численность занятых должна быть увеличена на 60 % и составить 103,5 млн. человек. Эта цифра превышает самый благоприятный вариант прогноза численности трудоспособного населения (Госкомстат РФ) на 24,3 млн. человек. Доля занятых в общей численности населения (по среднему варианту демографического прогноза 133 млн. человек) должна составить 78%. Это нереально. Таким образом, появляется и усиливается разрыв между потребностью в занятых, необходимой для обеспечения удвоения ВВП к 2010 году и численностью собственных трудовых ресурсов страны» // Там же.

[18] Борьба за иммигрантов во всем мире (и особенно в Европе) обостряется. Так, совсем недавно испанское правительство объявило амнистию и легализовало 800 тысяч нелегальных иммигрантов, которые теперь имеют полное право жить в стране, а в дальнейшем и получить гражданство. Учитывая, что Испания по населению почти в четыре раза меньше России, для нас такая цифра составила бы более трех миллионов человек.

[19] Солженицын А. Россия в обвале. М.: Русский путь, 1998. С. 62.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.