Сколько и кого брать?
параметры национального самоопределения

Часть 3.2 доклада "Политика иммиграции и натурализации в России: состояние дел и направления развития"

В отношении к единственно возможному способу сохранения численности населения (в реалиях свершенного к концу ХХ века демографического перехода), а именно массовому привлечению иммигрантов, российское общество настроено далеко не единодушно. Одни считают, что иммигранты займут рабочие места коренного населения, другие опасаются роста преступности, спровоцированного приезжими, третьи полагают, что массовое прибытие в Россию иноплеменников приведет к утрате национальной идентичности, четвертые пророчат стране неизбежную гибель — «конец России». Социологические опросы и простой перечень событий, происходящих на улицах российских городов (см., в частности, вставку 2.3.1), демонстрируют снижение толерантности и рост ксенофобии в обществе.

Однако прежде чем говорить о фобиях — обоснованных и мнимых — в отношении к иммигрантам, следует понять, сколько и каких иммигрантов может себе позволить и должна принять Россия.

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо определить, какая численность населения Российской Федерации в XXI веке является оптимальной. Какого качества это население должно быть? И каким образом различное качество населения влияет на его численность?

Ответ на вопрос об оптимальной численности населения страны (региона) только на первый взгляд кажется простым. Известно, что разные государства по-разному подходят к вопросу планирования численности своего населения. Одни страны, например Австралия и Канада, считают необходимым увеличение численности своего населения. Ряд африканских стран делают рост численности населения любой ценой чуть ли не национальной идеей, говоря, что, мол, пока нас 20 миллионов, с нами никто не считается, когда же нас будет 200 миллионов, с нами станут считаться. Вынуждены будут считаться! И в чем-то они правы…

Другие страны (Индия, Турция, ряд государств Латинской Америки) озабочены тем, как замедлить темпы роста и стабилизировать численность. Правда, что касается Индии, не все так просто: хорошо известно, что лишь за попытку поднять вопрос о планировании численности населения страны, а значит, ограничении рождаемости, поплатились своей карьерой некоторые известные национальные лидеры.

Третьи страны были бы не против, если бы количество их граждан вообще несколько подсократилось — к примеру, китайское политическое руководство (и действительно, политика «одна семья — один ребенок» принесла свои плоды: уже сегодня суммарный коэффициент рождаемости в КНР составляет 1,7, а к 2017 году, по прогнозам, рост численности населения страны прекратится).

Естественно, что разность мнений по поводу оптимальной численности населения и темпов его прироста зависит от целого комплекса причин.
К ним относятся: численность населения страны в настоящее время, темпы его естественного и механического прироста, отношения долей городского и сельского населения, уровень жизни населения и его этнокультурные традиции, основные показатели социально-экономического развития, государственная идеология, геополитические взгляды правящей элиты и ряд других параметров, перечисление которых может занять не одну страницу. Естественно, что с течением времени и изменением указанных выше параметров официальная государственная политика в демографической сфере может меняться.

История вопроса в России

В Российской Империи и Советском Союзе вопрос о государственной демографической политике в масштабах всей страны никогда не стоял: численность населения росла достаточно быстро, и в условиях экстенсивного варианта экономического развития это приветствовалось государством.
И хотя начиная с 70-х гг. прошлого века в Советском Союзе появились явно выраженные трудоизбыточные (Средняя Азия, Закавказье) и трудонедостаточные регионы (Нечерноземье), в целом ситуация была управляемой, а приближающегося демографического кризиса советская власть замечать не хотела. (Некоторым же слишком внимательным и настырным экспертам просто запрещали публиковать свои умозаключения).

Распад СССР и становление новой российской государственности повлекли за собой такой шлейф проблем политического, социального и экономического характера, что вопросы демографического развития отошли на второй план. И только в конце 1990-х гг., когда политическая и социально-экономическая обстановка в стране начала стабилизироваться, а темпы депопуляции не только не уменьшились, но продолжили нарастать
(с 700—800 тыс. в 1993—1996 гг. до 900—1000 тыс в 1999—2000 гг.), государство обратило свое внимание на демографическую ситуацию. В 2001 году, после долгих межведомственных согласований, была утверждена «Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года»[1]  (далее — Концепция).

Данная Концепция была разработана на основе Указа Президента Российской Федерации от 10.01.2000 №24 «О Концепции национальной безопасности Российской Федерации»  и представляет собой систему взглядов, прнципов и приоритетов в сфере регулирования демографических процессов. В преамбуле Концепции указано, что она должна служить ориентиром для органов государственной власти при решении вопросов, касающихся рождаемости, оказания поддержки семье, здоровья, продолжительности жизни, миграции и иных аспектов демографического развития.

Давая общий обзор демографической ситуации, сложившейся в Российской
Федерации[2] в 90-е гг. прошлого века, авторы Концепции посчитали главными целями демографического развития страны до 2015 года стабилизацию численности населения и формирование предпосылок к последующему демографическому росту. В числе основных задач для достижения поставленных целей Концепция предполагает не только увеличение ожидаемой продолжительности жизни населения и создание предпосылок для повышения рождаемости, но и решение ряда важнейших проблем в области миграции и расселения.

Однако как нормативно-правовой документ Концепция носила декларативный характер и не указывала, кто, как и в какие сроки должен был реализовывать перечисленные в ней положения.

Несмотря на достоинства Концепции, к числу которых относится четкость постановки задач и определения приоритетов демографического развития страны на ближайшую перспективу, необходимо отметить, что целевых демографических показателей, выраженных в конкретных числах — уровень рождаемости, смертности, численность населения и др., — в ней приведено не было.

Три сценария развития

После сказанного в предыдущем параграфе констатируем: на сегодня в Российской Федерации нет внятной государственной (равно как и общественной) позиции по вопросу оптимальной численности населения страны; отсутствуют и признанные подходы (критерии) к определению такого оптимума.

На наш взгляд, определение указанных критериев в первую очередь зависит от того, какие внутренние и внешнеполитические задачи национального масштаба стоят перед страной. Ответ на этот вопрос одновременно означает и получение ответа на вопрос, каким государством хочет быть Россия в XXI веке. А также — какой тип общественной связности будет доминировать на пространстве исторической России? Ответы на эти вопросы являются ключом к решению многих проблем, в том числе демографического развития, и в конечном итоге должны определить государственную политику в отношении иммиграции в Российскую Федерацию.

Как мы отвечали на эти вопросы в прошлом? На протяжении нескольких столетий в Российской Империи и Советском Союзе господствовала идея мессианства, особой роли русского, затем советского государства (народа) в мировой истории. Не вдаваясь в историю возникновения данной идеи в пределах нашей Родины («Москва — третий Рим, а четвертому — не бывать») и ее реинкарнаций после 1917 года («передовой отряд мировой революции», «оплот мирового социализма» и т. д.), отметим лишь, что попытки реализации данной идеи были очень затратными энергетически. Любое мессианство требует огромных выплесков человеческой энергии, выливающихся, как правило, в череду прямых демографических потерь.

Существует точка зрения[3], что со временем уровень пассионарности в этносе снижается и мессианская идея уже не находит не только достаточного количества адептов, но даже необходимого количества дисциплинированных исполнителей. Под рефрен «мы устали от великих идей» в обществе изменяется стереотип поведения и на смену великодержавной ментальности приходит другой тип идеологии. При этом нередко на смену мессианству приходит его прямая противоположность — изоляционизм.

Изоляционистский сценарий развития предполагает не только недоверие общества к новым идеям, но и ксенофобию в отношении носителей чужих идей, чужой культуры. Когда изоляционизм становится господствующим настроением в обществе, осознание необходимости увеличения численности населения исчезает. Сохранение социокультурной идентичности, которой угрожают «пришельцы», становится в общественном сознании задачей первостепенной важности. Желание зафиксировать ситуацию в неизменном состоянии при изоляционистском сценарии развития распространяется и на отношение к соотечественникам. К ним начинают подходить избирательно — не каждый «соотечественник» кажется приемлемым и желанным в «крепости Россия»…

Вставка 3.2.1

Один из вариантов решения по применению изоляционистской стратегии зиждется на следующей логике:

1. Отставание России в экономике от Запада, а теперь и Китая, благодаря политике 90-х годов столь велико, что преодолеть его даже за несколько десятилетий можно, только имея постоянные сверхвысокие темпы роста. А поскольку Запад и Китай в своем экономическом развитии в это время тоже не будут стоять на месте, то темпы роста должны быть не просто сверхвысокими, а все время очень сильно опережать их темпы роста.

2. В открытой экономике это принципиально невозможно.

3. Если мы не ликвидируем или хотя бы не сократим радикально это отставание, нас неминуемо в обозримом будущем ликвидируют как независимую страну и отдельную цивилизацию.

4. Следовательно, нам надо переходить к закрытой экономике. Это тем более актуально, что в сложившемся мировом порядке воспользоваться самыми сладкими плодами экономики открытой нам никто не даст.

5. Закрытая экономика может обеспечить потребные темпы роста, если будет еще более либеральной, в частности более остроконкурентной, чем западная. Никакого возврата от рынка к госпланированию при этом не требуется.

6. Чтобы выстоять в противостоянии с Западом, избежать которого мы не можем, помимо смены экономической политики и для того, чтобы такая смена стала возможной и рабочей, нужна и существенная смена идеологии.

7. Основным инструментом такой смены является создание существенных отличий от Запада в разных сферах жизни, укладывающихся на определенный вектор и тогда становящихся цивилизационными барьерами. Такие барьеры сильно изменят весь менталитет нации.

8. Внешняя политика, кроме как в отношении небольшого количества дружественных стран, должна базироваться на значительной, хотя и не полной, изоляции от окружающего мира, в том числе на полном отказе от участия в многосторонних международных отношениях. Двусторонние отношения должны перейти на жестко прагматическую основу с полным отказом от общечеловеческих ценностей, как и вообще от всего, кроме своих интересов.

9. Все эти изменения в экономической, идеологической, внешней, а если понадобится, то и внутренней политике взаимно усиливают друг друга. В совокупности они образуют концепцию «Крепость Россия».

10. Эта концепция нужна на несколько десятилетий, чтобы выиграть очередную холодную, а если придется, то и горячую войну. После того как это произойдет и угрозы исчезнут, ее время, по крайней мере в изложенном здесь виде, пройдет.

Крепость Россия. Концепция для президента. Михаил Юрьев

Займем осторожную позицию и будем считать, что оба эти варианта развития для современной России являются неприемлемыми: предположим, что на мессианство нет ни сил, ни желания, а попытка захлопнуться в своей «раковине» просто невозможна при современном уровне развития коммуникаций в динамично меняющемся и взаимозависимом мире.

Посему остановимся на среднем сценарии, основанном на принципе «разумной достаточности». Указанный принцип предполагает, что численность населения России должна быть достаточна, чтобы обеспечить:

— высокие темпы экономического развития страны;

— единство и территориальную целостность государства;

— рост уровня и качества жизни российских граждан;

— сохранение социокультурной идентичности российского общества.

Рассмотрим подробнее названные четыре условия третьего сценария.

Условие 1: высокие темпы экономического развития страны

Данное условие напрямую связано с ситуацией на рынке труда (об этом частично см. в разделе 2.3 настоящего доклада).

По всем прогнозам демографического развития, начиная с 2006—2008 гг. численность трудоспособного населения России начнет сокращаться[4].  Уже к 2000 году лиц пенсионного возраста в стране было больше, чем детей в возрасте до 16 лет на 1,1 млн человек[5]. Уже сегодня работодатели вынуждены во все больших объемах привлекать иностранную рабочую силу, и хотя по официальным данным количество иностранцев, работающих в России, составляет всего около 360 тыс человек[6], фактическое число гастарбайтеров в стране значительно больше. По самым скромным оценкам, в настоящее время в России постоянно проживают более 1,5 млн нелегальных иммигрантов[7] и около 4,5 млн иностранных граждан трудятся без оформления разрешения на работу.

С учетом сложившейся ситуации с трудовыми ресурсами, для обеспечения устойчивого экономического роста (на уровне 7—9% ВВП в год) необходимо привлечение рабочей силы из-за рубежа. При этом возможны два прямо противоположных варианта обеспечения роста экономики: (а) путем экстенсивного роста и (б) через интенсификацию производства.

В случае реализации первого сценария предполагается, что средняя производительность труда в России практически не изменится. В этом случае для удвоения объемов внутреннего валового продукта в течение десяти лет необходимо также удвоение трудовых затрат, что возможно лишь при увеличении численности трудовых ресурсов в 1,5 — 2 раза. С учетом того, что в настоящее время численность занятых в экономике России составляет порядка 62 млн человек[8], а максимальный резерв трудовых ресурсов в стране — 25—30 млн человек, для удвоения ВВП при экстенсивном варианте развития потребуется привлечь в страну как минимум 25—30 млн иммигрантов трудоспособного возраста (без учета членов их семей) в течение 10 лет, то есть по 2,5—3 млн в год. Вероятность реализации такого сценария невелика — и не только в силу технических причин, но также из-за того, что социально-политические последствия столь массовой иммиграции нивелируют возможный экономический эффект.

Второй вариант экономического развития, в основе которого лежат интенсификация производства и рост производительности труда, может существенно сократить зависимость страны от импорта иностранной рабочей силы. Тем не менее внедрение новых технологий и методов организации труда не избавит общество от потребности в специалистах малопрестижных профессий, требующих низкой квалификации. Опыт экономически развитых государств Европы и Северной Америки показывает, что с ростом интенсификации труда и, как следствие, ростом уровня доходов населения увеличивается и дефицит рабочей силы. Сфера обслуживания, коммунальное хозяйство, общестроительные работы и ряд других отраслей экономики в силу особенностей условий труда являются малопривлекательными для «коренного населения», имеющего более высокий уровень доходов, чем жители развивающихся стран мира. В результате интенсификация производства не устраняет потребность в иностранной рабочей силе, но лишь ограничивает ее количественные и качественные (профессиональный состав) характеристики.

Реализация второго варианта не только уменьшает зависимость экономического развития России от импорта рабочей силы, но также позволяет использовать труд гастарбайтеров (в тех отраслях хозяйства, где без них не обойтись) на временной, а не постоянной основе. Подобный вариант привлечения иностранной рабочей силы активно используется арабскими государствами Персидского залива, где численность иностранных рабочих, занятых на временной основе, превышает количество коренных жителей.

Условие 2: сохранение единства и территориальной целостности государства

Чтобы оценить численность населения с точки зрения сохранения единства и территориальной целостности государства, сравним территориальные и демографические показатели России и сопредельных стран.

Таблица 3.1.1
Территория и население россии и сопредельных стран

Государство

Территория,

тыс. кв. км.

Численность населения,

млн. человек

Плотность населения, чел./кв.км

 Россия,

в том числе:

— европейская часть

— азиатская часть

17.075

 

3.956

13.119

145,50

 

106,03

39,13

8,5

 

27

3

Норвегия

324

4,60

14

Финляндия

338

5,20

15

Эстония

45

1,36

30

Латвия

65

2,33

36

Литва

65

3,46

53

Польша

323

38,60

119

Белоруссия

208

9,90

48

Украина

604

47,82

79

Турция

776

71,20

92

Грузия

70

4,57

65

Азербайджан

87

8,20

95

Армения

30

3,21

107

Казахстан

2.717

14,86

5,5

Монголия

1.557

2,50

1,6

Китай

9.597

1.296,20

135

Корея (Южная и Северная)

220

70,60

321

Япония

372

127,50

343

Источник: Основные демографические показатели по всем странам мира в 2003 году. –
www.demoscope.ru/weekly/app/world2003_1.php

Как видим, плотность населения в Российской Федерации уже сегодня в несколько раз меньше, чем в большинстве окружающих ее государств (за исключением Казахстана и Монголии). Дальнейшее сокращение численности населения (и увеличение перепада плотности), в первую очередь в азиатской части страны, усиливает угрозу утраты Россией ее территориальной целостности, особенно на фоне вероятных макрорегиональных социально-экономических катастроф, вызванных геополитическим напряжением между странами АТР, и возрастающей зависимости неоиндустриального проекта Китая от ресурсов Сибири.

Плотность населения в азиатской части страны (даже если мы рассматриваем ее как поселенческий «коридор» агломераций Западной Сибири— Приморья) должна позволять воспроизводиться конкурентоспособным видам производства и жизнедеятельности, она должна позволять поддерживать инфраструктурный каркас страны. Плотность населения должна обеспечивать мобильность населения, грузов, информации. Она же определяет скорость распространения инновационной волны.

Особо следует сказать о кадровом обеспечении армии. Оставляя в стороне дебаты насчет реформирования и того, какой тип армии нужен России, каким должен быть срок службы, ведущие формы организации боеспособных подразделений и т. д., отметим, что численность вооруженных сил в любом случае должна быть достаточной для обеспечения защиты наших невероятно протяженных границ. Сокращение численности призывного контингента (усугубляющееся вполне понятным нежеланием служить в такой армии) заставляет Минобороны предпринимать шаги, не прибавляющие ему популярности в обществе: сокращение перечня отсрочек, закрытие военных кафедр вузов. Между тем проблему частично могла бы смягчить интенсивная эксплуатация такого иммиграционного канала, как армейская миграция, тем более что нормативная база для его функционирования уже существует[9]. Основными стимулами для иностранных граждан (в первую очередь из стран СНГ) должны быть гарантии — получения гражданства, возможности получения высшего образования (оплата обучения или прием на бюджетное место), жилищного сертификата и т. п.

В этом случае — так же, как и в случае с образовательной иммиграцией— страна получила бы молодых, здоровых, в процессе службы / учебы социокультурно адаптированных новых граждан репродуктивного возраста.

Вставка 3.2.2

Принципы иммиграционной политики

1. Обеспечить «средние» масштабы переселения в Россию (800—1000 тыс. человек в год) для стабилизации численности населения страны возможно только при проведении активной — наступательной — иммиграционной политики, направленной на привлечение населения как из государств ближнего, так и дальнего зарубежья.

2. Исходя из уроков прошлого и опыта других стран мира, иммиграционная политика России должна удовлетворять следующим требованиям:

— иметь детально проработанную законодательную базу, быть обеспеченной финансовыми и материальными ресурсами, профессиональными кадрами, консенсусом заинтересованных лиц и «длинной волей» властных лиц, уполномоченных принимать стратегические решения;

— критерии отбора иммигрантов должны быть просты и понятны как самим иммигрантам, так и проводящим политику привлечения лицам;

— правила иммиграционной политики не должны изменяться часто
(и особенно — непредсказуемо!), поскольку как иммигранты, так и работодатели строят определенные планы на будущее;

— переезд и легализация иммигранта не должны быть перегружены излишними процедурами и условиями, поскольку это удлиняет срок принятия решения об иммиграции и в конечном итоге дает негативный эффект в виде роста нелегальной иммиграции и коррупции;

— иммиграционная политика не должна предоставлять каких-либо преимуществ и привилегий иностранцам по отношению к коренному населению страны; в противном случае в обществе будет усиливаться социальная напряженность, распространяться ксенофобия, а также расти эмиграция и реиммиграция.

3. Иммиграционная политика должна быть дифференцированной (в зависимости от категории иммигрантов, целей и сроков их пребывания в России) и согласованной с другими направлениями политики государства, в особенности с социальной политикой, политикой в области занятости и трудовых отношений, политикой в сфере общественной безопасности, внешней политикой государства и, главное, политикой национального строительства.

4. Одной из главных составляющих иммиграционной политики в Российской Федерации должна стать политика, направленная на развитие постоянной иммиграции, то есть переселений на постоянное место жительства. При разработке этой составляющей иммиграционной политики следует использовать опыт, накопленный другими странами, в первую очередь такими, как Австралия, Канада, США.

5. Для реализации программы переселения в Российскую Федерацию необходимо не только внести изменения в действующие законодательные акты по вопросам иммиграции, но и разработать новые, определяющие правила процесса иммиграции, права и обязанности иммигрантов, порядок их интеграции в российское общество. Необходимо также определить основные категории потенциальных переселенцев (репатрианты, учебные мигранты, проходящие по каналу воссоединения семей, экономические иммигранты и др.), для каждой из которых обозначить особый правовой статус, легализовав при этом тех, кто фактически уже давно переселился в Россию и проживает на ее территории без серьезных нарушений российского законодательства.

6. Проведение иммиграционной политики невозможно без налаженной и открытой системы учета иностранного населения и пространственной мобильности в целом. Лучшим источником данных об иностранном населении может быть только централизованный регистр иностранного населения в России, созданный по образу и подобию аналогичных систем учета, действующих в странах Европейского Союза.

7. При достижении поставленной цели — компенсации естественной убыли населения за счет положительного миграционного прироста — необходимо учитывать и возможные негативные последствия. Неконтролируемая иммиграция, особенно в приграничные регионы России, может поставить под угрозу территориальную целостность государства и обернуться тяжелыми социально-экономическими последствиями (рост безработицы, усиление ксенофобии и этнической напряженности, падение уровня жизни населения и др.).

8. Осуществление поставленной задачи и предотвращение негативных последствий массовой иммиграции возможны на основе федеральной и региональных целевых программ по приему и расселению постоянных иммигрантов. Такие программы должны четко разделить полномочия федеральных, региональных и муниципальных органов власти в сфере регулирования постоянной иммиграции и предусмотреть меры содействия ускоренной интеграции иммигрантов на новом месте жительства.

9. Следует создать благоприятный общественный фон для реализации иммиграционной политики. Ее цели и направления должны быть полно и в доступной форме представлены в средствах массовой информации.


Общество должно знать, к каким экономическим, политическим и соцальным последствиям может привести продолжение политики изоляционизма и «осажденной крепости» по отношению к иммиграции в Россию. Необходимо уделить особое внимание разъяснению основных принципов иммиграционной политики России в странах и регионах геокультурной периферии.

Условие 3: рост уровня и качества жизни российских граждан

В долгосрочной перспективе важнейшим показателем, влияющим на рост уровня и качества жизни, станет трудоиждивенческий баланс, который зависит от доли людей пенсионного возраста, особенно значительной в современном малодетном обществе. Не вдаваясь в подробности анализа пенсионной реформы, отметим, что в самом ближайшем будущем перед правительством встанут вопросы увеличения возрастного порога выхода на пенсию, пересмотра соотношения базовой и накопительной частей пенсии, определения источников пополнения пенсионного фонда. При этом подъем качества жизни населения имеет своим последствием как увеличение продолжительности жизни и автоматическое увеличение доли людей пенсионного возраста, так и рост расходов на пенсионное обеспечение.

Привлечение иммигрантов определенных половозрастных характеристик позволит смягчить остроту проблемы, однако при этом необходимо ориентироваться на тех, кто приезжает в Россию на долгий срок, в пределе — навсегда. Привлечение репатриантов трудоспособного возраста, стимулирование процесса воссоединения семей (особенно переезд детей к родителям), экономическая иммиграция, а также проведение гражданской амнистии (легализация части иммигрантов, уже обосновавшихся в стране) — вот пути улучшения трудоиждивенческого баланса.

С другой стороны, неконтролируемая массовая иммиграция ведет к снижению качества, а порой и уровня жизни принимающего сообщества, ухудшению среды обитания и коммуникативного поля — и в этом нет ничего удивительного, поскольку речь идет о ситуации типичного переинвестирования территории одним из видов ресурсов, в данном случае трудовым. «Лекарством» от этой «болезни» является контролируемая избирательная иммиграция, следствием которой может стать существенное улучшение ситуации в сфере обслуживания, строительном и аграрном секторах. Особенно к такой иммиграции чувствителен средний класс, получающий низкооплачиваемый труд для наиболее значимых для качества жизни сфер услуг (точечная торговля, домашняя прислуга, частные строительные работы и т. п.).

Условие 4: сохранение социокультурной идентичности российского общества

Ответственная политика — это политика, отвечающая не только за будущее, за развитие нации, страны, освоение и преумножение ресурсов, включение страны в мировые процессы, но и за прошлое, за связанность будущего с прошлым и настоящим, преемственность, сохранение лучшего из традиционного наследия. Все эти приоритеты сочетает в себе сформулированная в 1980-е годы, но не утратившая популярности концепция «сбалансированного развития[10]»[11].

Поэтому, рассматривая современные миграционные процессы в Российской Федерации, необходимо учитывать национальный, этнокультурный, языковой состав мигрантов. В Россию приезжают и перемещаются по ее просторам не усредненные «человеко-единицы», а люди, имеющие не только различный пол, возраст, образование, профессии, но и разную этнокультурную ментальность.

Было бы упрощением считать, что любая «этнически окрашенная» миграция приводит к конфликтам между переселенцами и местным населением. Конфликтные ситуации чаще возникают в тех случаях, когда ментальность пришельцев коренным образом отличается от таковой местных жителей, считают одни, утверждая, что чем больше культурно-историческая дистанция между прибывшими и «аборигенами», тем выше вероятность возникновения конфликтов между ними на бытовом уровне. Конкуренция на рынке труда и в бизнесе является в этом случае лишь дополнительным фактором роста межнациональной напряженности.

Мнение других — нет более ожесточенных споров, чем споры между родственниками (в конце концов, израильско-палестинский конфликт — это конфликт двух семитских народов, возводящих свою родословную к одному отцу — Аврааму / Ибрахиму). И мы знаем немало исторических и современных примеров, когда принципиально разное оказывалось взаимоустраивающим, а весьма близкое — агрессивно-конкурентным.

Тем не менее трудно отрицать, что в этническом отношении русское и русскоязычное население государств СНГ и в настоящее время является (с точки зрения общественного консенсуса) наиболее предпочтительным иммиграционным ресурсом Российской Федерации. Видимо, давно пора отказаться от иллюзий, что этнические русские, проживающие в государствах ближнего зарубежья, могут быть использованы в качестве инструмента внешней политики России на постсоветском пространстве. Как показывает опыт Туркмении, сегодня русское население стало, по сути, заложником и разменной монетой для торга националистических режимов, установившихся в большинстве государств СНГ, в их отношениях с Россией.

Следуя данной логике, можно констатировать, что на второе место в списке наиболее предпочтительных категорий иммигрантов следует поставить представителей коренных народов бывших союзных республик. Необходимо отметить, что каждый из этих этносов имеет не только собственную историю вхождения в состав Российской Империи — СССР, но и различный уровень комплементарности с русским этносом.

Если необходимый миграционный прирост населения Российской Федерации невозможно обеспечить за счет переселенцев из бывших союзных республик, при рассмотрении предпочтительности тех или иных категорий иммигрантов из государств дальнего зарубежья решающим фактором будет не столько этнический состав мигрантов, сколько его возрастные и образовательные или квалификационные характеристики. Наиболее предпочтительными категориями иммигрантов — независимо от национальной принадлежности — окажутся молодые образованные иностранцы, легко адаптирующиеся в новой социокультурной среде и не замыкающиеся в рамках собственной этнической общины. Канал образовательной иммиграции обеспечивает именно такой поток.

* * *

Таким образом, расчет по «осторожному» сценарию «разумной достаточности» должен производиться с учетом всех четырех факторов. В следующей главе (3.3) мы постарались перевести рассмотренные выше принципы в формализм инженерно-технологического подхода.


[1] Одобрена распоряжением Правительства Российской Федерации от 24.09.01 г. №1270-р.

[2] Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. №2. С. 170.

[3] Принятая в школе Л. Гумилева.

[4] Вишневский А. Г., Андреев Е. М., Трейвиш А. И. Перспективы развития России: роль демографического фактора. М.: ИЭПП. 2003.

[5] Концепция демографического развития Российской Федерации на период до 2015 года.

[6] Данные за 2002 год.

[7] Денисенко М. Б., Хараева О. А., Чудиновских О. С. Иммиграционная политика в Российской Федерации и странах Запада. М.: ИЭПП. 2003.

[8] По результатам Всероссийской переписи 2002 года численность занятого населения составила 61,6 млн чел, что составило 42,2% общей численности населения // Население России 2002. 10-й ежегодный демографический доклад. М.: 2004.

[9] «Сокращение демографической базы уже сегодня вызывает дефицит призывного контингента. В ходе осеннего призыва 2003 г., впервые за последние 10 лет, недобор призывников составил 27 807 человек. В целом же Минобороны прогнозирует, что с 2006 г. вооруженные силы страны вплотную столкнутся с кризисными для армии последствиями демографической ситуации. Остро стоит вопрос о сокращении срока службы по призыву с нынешних 2-х до 1-го года. В значительной мере сократить дефицит и повысить качество призывного контингента может привлечение в российскую армию граждан иностранных государств с последующим предоставлением им гражданства Российской Федерации. 17 октября 2003 г. ГД РФ приняла изменения в законодательстве, позволяющие иностранцам служить в российской армии. Однако, согласно принятым изменениям к Закону о гражданстве, получать гражданство в упрощенном порядке могут после службы в российской армии только граждане СНГ. Контрактникам из стран дальнего зарубежья необходимо предоставить возможность в упрощенном порядке получить вид на жительство». — Выхованец О., Градировский С. Предложения по улучшению системы государственного управления процессами миграции и натурализации/ Аналитическая записка Центра стратегических исследований ПФО полномочному представителю президента РФ в Приволжском федеральном округе.

[10] Традиционно название этой концепции в России переводят как «устойчивое развитие» (the sustainable development).

[11] См.: Градировский С., Межуев Б. Что значит управлять антропотоком/Заключение к докладу «Государство. Антропоток»; они же: Геокультурный выбор России/ Государство и Антропоток: изложение политической позиции; кроме того, проблематике социокультурного ядра и столкновения идентичностей посвящены два выпуска альманаха «Государство и антропоток» – http://www.antropotok.archipelag.ru

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.