Казнить нельзя помиловать

Губернаторы и Полномочные представители Президента, руководители Федеральной миграционной службы и правозащитники, лидеры партий и депутаты Государственной Думы — политики говорят о миграции. Что сулит мигранту их заочная дискуссия?

К нам приезжали, приезжают и будут приезжать гости. Открыть двери или повесить лишний замок? Где поселить — в комнате или в чулане? И нужны ли они нам вообще? «Казнить нельзя помиловать» — где ставят запятую те, от кого зависит судьба мигрантов?

Мы попытались взглянуть на миграционную ситуацию в России через публичное пространство — газеты, журналы, интернет, через выступления и интервью людей, которые влияют на политическую жизнь страны, людей, от которых зависит воплощение в жизнь тех или иных решений. Что говорят политики[1] о целях и задачах миграционной политики, о нелегалах и толерантности, об амнистии и депортации, о законах и коррупции, в конечном счете — о судьбе России.

***

Проблемы миграции и весь круг вопросов, связанных с ней, особенно активно обсуждаются российскими политиками последние 2-3 года, когда отсутствие миграционной политики стало оборачиваться и осознаваться проблемами государственного масштаба — от опустынивания территорий до обеспечения национальной безопасности.

« — От ее [проблемы миграции] решения во многом зависит и экономическая, и политическая жизнь России в будущем.

— А раньше, когда Вы были у власти, Вы этого не понимали?

— Представьте себе — не понимал. Тогда нам приходилось решать массу других проблем, тоже очень важных, но еще более острых. Теперь, когда уже известно, что с голоду Россия не умрет и экономика, пусть медленно, но развивается, наступило время остановиться и оглянуться». (Гайдар Е.Т. , «Вестник Форума переселенческих организаций», №7, 2003 г.)

О том, какое миграционное будущее у России может (и должно) быть, мнения сходятся у представителей самых разных политических течений.

«Россия имеет все шансы превратиться в Америку двадцать первого столетия. В девятнадцатом веке все уезжали в США, в результате американская экономика получила мощный стимул развития. То же самое должно произойти с Россией». (Жириновский В.В., «Пермские новости», 31 ноября 2003г.)

«Я убежден, что Россия может сыграть в XXI веке ту же роль мирового лидера по приему мигрантов, какую играла Америка в XIX и XX веках». (Гайдар Е.Т., «Вестник Форума переселенческих организаций», №7, 2003 г.)

«Сегодня мы по объемам притока мигрантов стоим на третьем месте в мире. И есть предпосылки того, что мы можем и дальше быть очень притягательной страной для миграции. Поэтому мы должны к этому готовиться». (Зорин В.Ю., «Известия» 18 декабря 2003г.)

«Мы убеждены, что мигранты нужны России так же, как Россия нужна мигрантам. <…> Россия может стать процветающей Америкой XXI века». (Немцов Б.Е., «Вестник Форума переселенческих организаций», №11, 2003 г.).

«Россия тоже могла бы стать такой Америкой, Меккой XXI века». (Новодворская В., "Правое дело", №19-20, 2003 г.)

Отсутствие общей, принятой всеми цели миграционной политики — краеугольная проблема, которую осознают практически все. Отсутствием цели определяется и отсутствие стратегии развития. При этом если вопросы внутренней миграции в полемике почти не затрагиваются, то иммиграция обсуждается достаточно активно, но точки зрения на нее весьма расходятся.

«Россия, как любое демократическое государство, имеющее устойчивые темпы социально-экономического развития и демографическую кривую снижения рождаемости, заинтересована в миграции, в том числе и миграции иностранной рабочей силы». (Зорин В.Ю., RBC, 18 февраля 2004 г.)

«Проблема в том, что в Россию едут не самые умные и успешные, а те, кто находится в еще более худшем положении, чем граждане России, и, приезжая к нам, они хотят получать все те же права и льготы, что и граждане России. Вместе с этим, если взять мигрантов с Кавказа, то нам от них больше вреда, чем пользы». (Жириновский В.В., «События», 29 августа 2003 г.)

«Сегодня нам надо заботиться не о том, чтобы не пускать мигрантов в страну, а о том, чтобы удержать и помочь в обустройстве тех, кто уже к нам переселился, и привлекать, если это еще возможно, новых». (Гонтмахер Е.Ш., Известия" , 9 марта 2004г.)

«При этом ни в каких концептуальных документах по миграционной политике так и не записано, что главная цель миграционной политики и соответствующих служб — обеспечение миграции в Россию. А ведь именно таков должен быть основополагающий принцип». (Тишков В.А., «Известия», 7 июля 2004 г.)

«Экономика страны и демографическая обстановка требуют притока трудовых ресурсов». (Кравченко М., «Маяк 24», 4 июля 2004 г.)

«Беспорядочное прибытие огромных масс иммигрантов, для адаптации которых российское общество не имеет ресурса, может существенно осложнить обстановку в стране. Политика внешней открытости, свободы передвижения людей должна быть скорректирована…» (Иванов В.П., Итоги", №34, август 2002 г.)

«Разве эти десять лет после развала Союза не показали, к чему приводит политика "открытых дверей"? Не очень-то приятно говорить об этом, но за годы миграционной вседозволенности Россия превратилась в проходной двор». (Ткачев А., «Российская газета», 18 сентября 2003 г.)

«Россия должна открыть двери нараспашку, как это ни прискорбно для кое-кого прозвучит». (Гонтмахер Е.Ш., "Отечественные записки", №3, 2003 г.)

***

Никто (в публичном пространстве) не заявляет о том, что мигранты России совсем не нужны. О нежелательности (им-)миграции говорят в отношении конкретного региона или этнической группы.

«Качество миграционных трудовых ресурсов явно уступает сложности задач, стоящих перед экономикой Северо-Запада. Миграция с другими целями (заселение пустующих территорий) пока в повестке дня СЗФО вообще не стоит». (Клебанов И.И., «Росбалт», 24 марта 2004 г.)

«Необходимо полностью остановить всякую иноэтническую миграцию (как-то: китайскую и т.п.), органически не вписывающуюся в российскую этносистему». (Из программы ЛДПР.)

«Если будет принято решение, что Дальний Восток будет развиваться, то иностранная сила нужна. Поскольку на нее можно смотреть как на вред, а можно как на приоритет, как на выгоду экономическую. Но это должно быть в рамках экономической стратегии на Дальнем Востоке». (Костенко А.И., «Вестник Форума переселенческих организаций», №1-2, 2004 г.)

Да и как можно отрицать очевидное сокращение населения и явную недостаточность обеспечения растущей экономики квалифицированными и не очень рабочими руками. Другой вопрос, что хочется, чтобы было всё и сразу — молодые, образованные, русскокультурные (хорошо бы православные), именно в тех местах, где это необходимо, и без особых материальных затрат. Самое обидное, что это, как в старом анекдоте[2], «у нас уже было». Миллионы граждан СССР растворились на просторах России, и никто до сих пор не может нарисовать полной картины — где и как осели люди, каков их половозрастной состав и структура занятости. То, что сейчас оказалось наконец под пристальным вниманием власти, — это тонкий ручеек по сравнению с потоком начала 1990-х. Слишком тонкий для орошения образовавшихся за это время антропопустынь.

***

Демографическая обстановка в стране — очень мощный аргумент в пользу иммиграции. И в высказываниях политиков ситуация вырисовывается достаточно угрожающая.

«В нынешней миграционной политике мы наблюдаем явную шизофреничность. Как можно не пускать в Россию мигрантов, если смертность в нашей стране значительно превышает рождаемость (теряем по 700-800 тысяч человек в год), если население наше стареет и уже к 2015-му году россиян трудоспособного возраста станет почти на семь миллионов меньше, чем сейчас, а в середине века пенсионеры составят почти половину населения». (Гайдар Е.Т., «Вестник Форума переселенческих организаций», №7, 2003 г.)

«Россия каждый год теряет около 1 миллиона человек из-за того, что смертность в стране превышает рождаемость. И эту данностъ принципиально изменить в ближайшие годы практически невозможно». (Гонтмахер Е.Ш., «Российская газета», 7 июля 2004 г.)

«Россия, остающаяся до сих пор самой большой по территории страной в мире, стремительно обезлюдивает, теряя по 700 тысяч человек в год». (Лукин В.П., «Время МН», 29 мая 2003 г.)

«По прогнозам демографов, к середине столетия население России сократится до 75—80 миллионов человек. Такие просторы с таким малочисленным населением нам удержать не удастся». (Немцов Б.Е., «Огонёк», 31 января 2003 г.)

«Сейчас в России количество трудоспособного населения составляет 67,5 млн. человек, а через 10 лет останется порядка 50 млн.». (Починок А., «Kazakhstan today», 06 октября 2003 г.)

Понимание катастрофического положения в сфере демографии приводит к рассмотрению миграции как фактора обеспечения национальной безопасности страны, как в смысле удержания территории, так и в смысле сохранения населения.

«У России за Уралом <…> живут по три человека на квадратный километр. У наших же соседей по 178 человек на километр. И неужели кому-то непонятно, что, отказываясь от мигрантов, Россия из нынешнего демографического кризиса стремительно несется к катастрофе и скоро просто не сможет сохранить свой суверенитет в Сибири и на Дальнем Востоке? Так что не мигранты, а прекращение миграции на самом деле всерьез угрожает национальной безопасности нашей страны». (Явлинский Г.А., «Новая газета», №54, 29-31 июля 2002 г.)

А чем можно привлекать мигрантов на опустынивающие земли?

«Никакими административными методами демографический провал не восполнить. Единственное, что может способствовать положительному балансу рождаемости и притоку экономически активного населения из других регионов, в том числе из стран ближнего зарубежья, — это повышение уровня жизни, улучшение общей экономической ситуации». (Драчевский Л.В., «Аргументы и Факты Сибирь», 24 декабря 2003 г.)

Без такого улучшения территории не будут заполняться ни русскими, ни китайцами, никем. А если прибавить к этому еще и нагнетаемую мигрантофобию, то о конкурентоспособности и о привлекательности страны для мигрантов можно забыть.

«Года через два, как предсказывают демографы, рынок все поставит на свои места: в России, как и во всей Европе, рабочая сила станет самым большим дефицитом, и страны начнут переманивать друг у друга мигрантов. Но сколько еще таджикских девочек и африканских студентов погибнет за эти два года от рук скинхедов? И поедут ли в такую опасную страну будущие мигранты?» (Тишков В.А., «Известия» , 7 июля 2004 г.)

«У нас не будет никаких стран исхода, население которых поедет в Россию для работы. И проблема миграции в Российскую Федерацию из Китая будет сохраняться только в том случае, если мы сможем резко усилить темпы роста на Дальнем Востоке и эти темпы роста будут выше, чем в Китае. Тогда эта проблема будет оставаться. Например, о чем я говорю — это произошло между Россией и Казахстаном, там зарплата в этом году стала выше, чем в России, и практически миграционный поток из Казахстана в Россию прекратился». (Топилин М.А., «Вестник Форума переселенческих организаций», №1-2, 2004 г.)

«В скором времени страны, переживающие демографический кризис, станут наперебой зазывать мигрантов. И еще неизвестно, насколько успешной будет позиция России в этой конкурентной борьбе. Те наши соотечественники, которых мы сегодня отталкиваем, могут в будущем предпочесть другие, более благополучные страны». (Гайдар Е.Т., «Вестник Форума переселенческих организаций», №7, 2003 г.)

Да, собственно, уже и предпочитают. По мнению заведующей лабораторией анализа и прогнозирования миграции Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Ж.А. Зайончковской, сегодня украинская община в Восточной Европе оценивается не меньше чем в миллион человек — это наши утраты, потеря людей близкой нам культуры.

***

Если даже «милуем» на словах, то де-факто опускается перед (им-)мигрантами, даже самых желанных категорий, бюрократический занавес, который покрепче железного. Перефразируя известное выражение, можно сказать, что «легкость и удобство закона окупается жесткостью подзаконных актов».

Вот, например, в статье 23 Закона РФ «О правовом положении иностранцев» дан полный перечень документов, при предъявлении которых осуществляется регистрация — это паспорт и миграционная карта. Легко и просто? Нет. Закон в данном случае является нормой непрямого действия. Работник милиции действует не только по этому закону, а по расширяющим нормативным актам, инструкциям, подписанным в МВД и Минюсте. И расширяется перечень документов и требований. Если текст закона еще можно найти, то откуда узнать иностранцу, что для того, чтобы пожить месяц-другой у друзей в России, ему для регистрации понадобится весь пакет документов для регистрации — от заявления до письменного согласия лиц, имеющих право собственности или право пользования указанным жилым помещением.

Ну а если и сам закон не отличается мягкостью… В свое время закон о гражданстве не ругал только ленивый, поэтому нет смысла приводить здесь уже отзвучавшую полемику.

***

В борьбе с нелегальной миграцией вроде бы едины все: казнить! Нелегалы — зло, и с этим никто не спорит. Да и оценки этого зла не слишком разнятся, хотя… кто может точно подсчитать нелегалов?

«Ни Госкомстат России, ни МВД, ни МИД, ни другие структуры не располагают абсолютно достоверной статистикой нелегальной миграции. По данным Федеральной пограничной службы, более чем 22 миллиона человек, прибывших в Россию из стран СНГ за период 1997-2001 гг., не выехали в законном порядке». (Иванов В.П., "Итоги", №34, август 2002 г.)

«Пять миллионов — это оценочная цифра, представленная учеными-экспертами, транспортниками и ведомствами. Думаю, она соответствует реальности». (Чекалин А., «Известия» , 31 октября, 2003 г.)

«Что касается нелегальной миграции, то объем этого явления оценивается только экспертно, точных цифр мы дать не можем. <…> Наша оценка — от 3 до 5 миллионов находятся сейчас в стране с неопределенным правовым статусом». (Кравченко М.В., «Маяк 24», 4 июля 2004 г.)

«По экспертным оценкам, у нас находится до 1,5 млн лиц без определенного правового статуса. Но это только приблизительная оценка. <…> Что касается трудовой миграции, то у нас трудятся около 3,5 млн иностранцев. А официальное разрешение на работу получили только около 300 тыс. человек. Получается, что только один из одиннадцати платит госпошлину и налоги, остальные работают незаконно». (Тюркин М.Л., Pr-net.ru)

«1,5 миллиона иностранцев, живущих в РФ, вообще не имеют какого-либо правового статуса. Например, афганская диаспора, оставшаяся еще с советских времен, турки-месхетинцы. Все они — не граждане России, у них нет разрешения на проживание, но и депортировать их некуда. Наконец, в стране множество «невозвращенцев» из стран СНГ. Они въезжают легально, но остаются на территории России и работают здесь незаконно. Всего в нашей стране с теми или иными нарушениями проживает до 5 миллионов иностранцев». (Юнаш И.Б., «Труд», №25, 11 февраля 2004 г.)

***

Страхи перед миграцией лежат в двух плоскостях. Во-первых, это страх перед чуждой, более агрессивной культурой, способной повлиять на все стороны жизни.

«Вообще, проблема миграции не столько экономическая, сколько социальная и политическая. Она способна вообще изменить политику страны. <…> Возьму пример Франции. Раньше там жили одни французы. Теперь это фактически арабская страна. <…> Позиция мигрантов там вообще на всем сказывается, и на внешней политике тоже. Франция теперь поддерживает палестинцев на Ближнем Востоке, вынуждена терпеть антисемитские настроения у себя в стране. Поэтому мне бы очень не хотелось, чтобы со временем и Россия перестала быть русской страной. Можно называть такую позицию националистической, фашистской и т.д., но коль скоро угроза неконтролируемой миграции существует, на нее нужно как-то реагировать, а не наблюдать пассивно за тем, как исчезает русский народ». (Жириновский В.В., «Пермские новости», №44 (1216) от 31.11.2003 г.)

«В той же Москве мы уже имеем примеры, когда в некоторых школах по трети класса плохо говорит по-русски. Пора все-таки говорить абсолютно честно обо всех этих проблемах, потому что потеря национального лица страной никогда не происходит безболезненно». (Федоров Б.Г., "Радио Свобода", 10 ноября 2003 г.)

Во-вторых — страх роста преступности и террора со стороны мигрантов.

«Политика внешней открытости, свободы передвижения людей должна быть скорректирована, исходя из потребностей защиты страны от атак транснациональной оргпреступности и прежде всего — международного терроризма». (Иванов В.П., Итоги", №34, август 2002 г.)

«Половина преступлений совершают они — иностранцы. Зачем они нам нужны?» (Жириновский В.В., "3-й канал "Московия")

Страх не то чтобы совершенно необоснованный, но в значительной мере преувеличенный. Оценка ФМС количества преступлений, совершаемых мигрантами, далеко не так устрашающа, как принято считать.

«А защищаемся мы не от мигрантов, которые приехали со строительными мастерками, а от приезжих преступников. В прошлом году иностранцы совершили на территории России по меньшей мере 34 тысячи преступлений, более 300 тысяч фактов хулиганства и других грубых нарушений общественного порядка. [Всего преступлений было] около трех миллионов. Я не стану утверждать, что мигранты отличаются особой склонностью к криминалу. Но и один лишний процент преступности обществу не нужен». (Чекалин А.А., «Известия», 31 октября 2003 г.)

Разумеется, не нужен, но кто подсчитает, на сколько уменьшился бы этот единственный процент, если бы мигранта не «выталкивали» в нелегальный сектор. Ведь, встречая любого мигранта как потенциального врага и преступника, мы и превращаем его во врага и преступника.

***

Безусловно, нелегальная трудовая миграция очень выгодна работодателям, использующим дешевый «рабский» труд. Выгодна она и некоторым чиновникам, ведающим регистрацией и выдачей разрешений на работу. И, разумеется, бороться с нелегалами им совершенно не хочется. Они не то, что не «казнят», они холят и лелеют нелегальный сектор, как хорошую дойную корову.

«У нас получается, что на нелегальной миграции чиновники наживают огромные средства… А для криминальных группировок как не было, так и нет никаких преград. Все опять упирается в коррупцию». (Памфилова Э., «Известия», 29 февраля 2004 г.)

Квоты не отражают реальной потребности в трудовых ресурсах. Давая заявку, работодатель не только не в состоянии предугадать, сколько рабочих ему понадобится через полгода, но и не видит особого смысла в этом. Заказав (и оплатив) часть работников, он знает, что дефицит рабочей силы всегда будет восполнен за счет незаконной миграции. Повышение ответственности работодателей за привлечение незаконных работников — одно из приоритетных направлений борьбы с нелегалами.

«Ведь мигрант потому и нелегал, что его работодатель в тени». (Зорин В.Ю., RBC, 18 февраля 2004 г.)

«…Работодателя найти невозможно. Начинаешь разбираться — обнаруживается: фирма зарегистрирована по потерянному паспорту. Чтобы бороться с незаконным предпринимательством, одного гусарского налета мало. Нужно ликвидировать прорехи в законодательстве, ужесточить ответственность за незаконное привлечение иностранной рабсилы». (Юнаш И.Б., «Труд», №25, 11.02.2004 г.)

«Ответственность работодателей за использование нелегальной рабочей силы сейчас символическая. Ее надо ужесточать, и мы будем это делать, и в том числе через закон». (Зорин В.Ю., RBC, 18 февраля 2004 г.)

Немного найдется столь же удачных поводов для ссылок на опыт западных стран, который мы так любим перенимать.

«В Америке за незаконное привлечение иностранной рабочей силы, например, предусмотрено до 20 лет лишения свободы». (Тюркин М.Л., Pr-net.ru)

«В Германии, вы не представляете себе, там огромные штрафы по нашим понятиям. Если перебросили этих мигрантов с одного объекта на другой, а на этот объект нет разрешения, штраф составляет до 500 000 евро». (Смидович С., "Эхо Москвы", 1 ноября 2003 г.)

Но вот станут ли большие штрафы и тюремные сроки гарантией ответственности работодателей? Думается, что это необходимое, но все же не достаточное условие. Слишком выгоден нелегальный труд и слишком сложен и дорог процесс легального найма, чтобы бизнес (особенно мелкий и средний) изменил свое отношение к закону. Пока не будет экономически выгодно его соблюдать, найм нелегала останется просто еще одним фактором риска при ведении бизнеса.

«Штрафы и наказания за нелегалов влекут лишь более изощрённые методы обмана контролирующих органов. Пока достойного опыта в подходе к проблеме нелегальной трудовой миграции под этим углом зрения обнаружить не удалось». (Клебанов И.И., «Росбалт», 24 марта 2004 г.)

Но если с повышением ответственности работодателей вопросов не возникает, то гораздо осторожней надо быть с повышением ответственности самих мигрантов за незаконное положение. Есть понимание того, что это задача государства — обеспечить нормальные условия жизни людям, находящимся на его территории.

«Мигрант должен обладать всеми гражданскими правами, кроме права голосовать. А когда он является нелегалом, то кто его будет защищать? Нелегальный мигрант становится легкой добычей для криминала и для недобросовестных работодателей». (Зорин В.Ю., «Известия», 18 декабря 2003 г.)

А ведь именно в трудовой миграции заключен большой экономический потенциал.

«…Я убежден, что именно трудовая миграция, если открыть ей зеленый свет, может сделать самоокупаемой всю проблему миграции, включая и репатриацию. Давайте будем реалистами и начнем с того шага, который ничего нам не будет стоить, а наоборот принесет доход». (Гайдар Е.Т., «Вестник Форума переселенческих организаций», №7, 2003 г.)

Правда, для этого надо обладать хоть какой-то внятной статистикой. А пока не совсем понятно, какие именно цифры лежат в основе рассуждений политиков.

«Проблемой является нелегальная трудовая миграция, объем которой в новой России доходит до 7 млн. человек!» (Зорин В.Ю., «Солидарность», №48, 24 декабря 2003 г.)

«Думаю, что в среднем мы можем принимать около 700-800 тысяч трудовых мигрантов в год». (Зорин В.Ю., «Известия», 18 декабря 2003 г.)

Наверное, прав председатель Правительства, когда говорит о том, с чего надо начинать.

«Отвечая на вопросы членов этой фракции [ЛДПР], М.Фрадков <…> заметил, что для устранения негативных последствий, которые порой влечет привлечение зарубежной рабочей силы, необходимо формировать хорошую информационную базу». («Интерфакс», 12 мая 2004 г.)

Если учесть, что трудовая миграция по большей части имеет необратимый характер, то именно ее логично рассматривать как средство решения уже упоминавшихся демографических проблем.

«…Вероятен вариант несущественного привлечения как соо течественников, так, тем более, «инородных» мигрантов. Но тогда «рабочая сила» России пойдет на убыль, а стареющее население, наоборот, будет расти, что принесет серьезные проблемы для экономического, социального и политического развития страны. <…> Таким образом, появляется и усиливается разрыв между потребностью в занятых для осуществления роста производства ВВП в два раза к 2010 году и численностью собственных трудовых ресурсов внутри страны. И этот разрыв, судя по всему, мы не сможем быстро закрыть за счет притока мигрантов извне. Что же делать? Работать на перспективу. И в самое ближайшее время разработать адекватную, стратегически выверенную программу действий по пополнению рабочей силы». (Гонтмахер Е.Ш., «Российская газета», 7 июля 2004 г.)

Отнимают ли мигранты рабочие места у местного населения? Мнения на этот счет достаточно радикальны.

«Странные приоритеты у иных наших политиков: готовы отправить "за бугор" весь российский хлеб, но работу и возможность заработать предоставляют не своим, а заезжим умельцам. И это при том, что в стране безработица. Не думаю, что те, кто кочует по свету в поисках заработка, в состоянии поднять экономику России — у них совсем иные цели. Трудовые мигранты вряд ли окупят затраченные на них расходы. <…> Нет, Россию поднимут патриоты, а не мигранты». (Ткачев А., «Российская газета», 18 сентября 2003 г.)

Однако большинство политиков придерживаются других взглядов на конкуренцию на рынке труда.

«Возможность использования дешевой рабочей силы во многих случаях выгодна, если миграция трудового населения проходит в рамках существующей системы допуска и не носит стихийного и криминального характера. К примеру, на многих грязных и непрестижных работах в регионах Восточной Сибири сегодня заняты китайцы, корейцы. Они не отнимают рабочие места у сибиряков, поскольку трудятся на малооплачиваемой и не востребованной местным населением работе». (Драчевский Л.В., «Эксперт», №39 (346), 21 октября 2002 г.)

«…Ведь отчего еще этот запретительный закон возник? От слабости нашей! От неуверенности в себе. Мы боимся конкуренции! Когда я был губернатором, у меня жили корейцы — целое селение. Не пили, не курили, работали по двадцать часов, завалили весь рынок дешевыми овощами... Их все ненавидели! <…> Российская деревня спилась и вымирает? Так давайте завозить корейцев! У них все растет. Пускай в конкурентной борьбе победит сильнейший». (Немцов Б.Е., «Огонёк», 31 января 2003 г.)

«…Система мер по защите региональных рынков труда от нелегальной миграции должна строиться на поиске способов удовлетворения потребностей работодателей либо местными ресурсами, либо легальным путём, а не на способах подавления инициативы». (Клебанов И.И., «Росбалт», 24 марта 2004 г.)

«…Трудовые мигранты составляют всего 0,7% занятого населения, и это не представляет никакой угрозы для экономики в масштабах страны». (Зорин В.Ю., «Солидарность», №48, 24 декабря 2003 г.)

Проблема, однако, не только и не столько в трудовой миграции самой по себе, сколько в нелегальной ее составляющей.

***

Пути для борьбы с нелегалами предлагаются весьма различные, хотя их можно разделить на две основные группы:

1.       усилить контроль и ужесточить санкции,

2.       упростить процедуры легализации (регистрация, разрешения на работу и т.д.), провести «амнистию».

Сейчас в стране сложилась парадоксальная ситуация. Сначала мы не даем человеку возможности легализоваться, выталкивая его в нелегальный сектор, потом боимся его амнистировать и вернуть ему законный статус. Содержать задержанных нелегалов при этом негде и не на что, не говоря уже про процедуру депортации, которая в отношении граждан стран с безвизовым въездом просто бессмысленна: сегодня его депортировали, а завтра он вернется.

Предложения по усилению контроля и ужесточению санкций исходят от МВД, но достаточно неожиданным оказывается тот факт, что высшие чиновники ФМС одновременно выступают и за упрощение процедур, справедливо считая, что лучший способ борьбы с нелегальной миграцией — это легализация иммигрантов.

«…Именно административные барьеры называл глава ФМС Андрей Черненко как одну из причин нелегальной миграции. Он высказывался за упрощение процедуры найма иностранной рабочей силы, считая, что, если иностранцы работают, значит, они нужны. Следовательно, нужно создавать условия для их легализации». («Российская газета», 17 июня 2004 г.)

«…Сегодняшний механизм регистрации в значительной степени усложнен существующим законодательством… Для изменения сложившейся ситуации МВД России подготовило проект федерального закона «О регистрационном учете населения в Российской Федерации». Этот проект в первую очередь упрощает процедуру регистрации по месту пребывания. В проекте закона заложена норма, в соответствии с которой срок оформления органами внутренних дел регистрации при предоставлении полного набора документов составит всего один день». (Чекалин А.А., MVDinform.ru)

«…Это проблема облегчения регистрации. Потому что, с одной стороны, она носит вроде бы уведомительный характер, но нужно предоставить такое большое количество документов, что на практике она получается разрешительной. Здесь нужно упростить процедуру, возложить ответственность на принимающую сторону». (Смидович С., "Эхо Москвы", 1 ноября 2003 г.)

Однако когда дело касается столицы, то пожелания становятся несколько иными…

«Мы уже два года бьемся над ужесточением правил регистрации. Раньше существовала генеральная схема развития и размещения производительных сил в стране. И там всегда было прописано ограничение роста крупнейших городов». (Смидович С., «Известия», 30 января 2004 г.)

Слишком большим притоком мигрантов в Москву недавно озаботилась Мосгордума. Там готовится к обсуждению законодательная инициатива депутата Ю. Попова о запрете въезда в Москву граждан из других регионов и введении для иностранцев биометрических паспортов. Правда, чтобы реализовать этот проект, нужны некоторые изменения в федеральном законе. Надо отдать должное руководству Мосгордумы, которое не разделяет взгляд на проблему своего депутата,

«Пока непонятно, по каким признакам можно ограничивать въезд людей, <…> если по национальным, на что в законопроекте есть намеки, то у нас даже в паспортах не указывается национальность. Как ее определить? <…> В многонациональном государстве решать проблемы одной национальности за счет других нельзя. Проект депутата Попова противоречит Конституции РФ, так как ограничивает права граждан на передвижение. Тем более по национальным признакам. Введение квот или ограничений для одной из национальностей рано или поздно приведет к серьезным конфликтам». (Платонов В., «Известия», 9 июня 2004 г.)

А сам депутат вовсе не считает, что его предложение противоречит Конституции.

«Я считаю, что мы пытаемся помочь россиянам реализовать свои конституционные права. В Москву приезжает гораздо меньше людей, чем здесь проживает постоянно. Мы ограничим права меньшинства, а защитим огромное количество населения. <…> В статье 55 Конституции говорится о том, что права и свободы человека могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо "для защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц". Поэтому я считаю, что законопроект не противоречит Конституции». (Попов Ю., «Известия», 9 июня 2004 г.)

Вызывает удивление, что такой проект вообще обсуждается на столь высоком уровне, как будто есть что обсуждать, как будто есть в наших паспортах графа «национальность». Хотя, кто знает, может быть, сейчас появятся и предложения ее ввести.

Есть и другие варианты, не столь кровожадные.

«Должны быть жесткие правила. Особенно для крупных мегаполисов. <…> Въезд в Москву нужно сдерживать. Одна из мер — вернуться к идее городов-спутников. Для Москвы сейчас таким является Зеленоград. Можно взять еще несколько дополнительных городов, вывести туда часть предприятий, населения и разгрузить столицу». (Смидович С., «Известия», 30 января 2004 г.)

Правда, у самих политиков редко возникают проблемы с такой «мелочью» как регистрация в Москве.

«Для того чтобы это было все законно, необходимо в течение 3-х дней зарегистрироваться по месту пребывания. Это достаточно просто. Потому что я неоднократно сам этим вопросом занимался, регистрировал своих друзей через паспортистку, которая находится в ЖЭКе или в ДЕЗе». (Смидович С., "Эхо Москвы", 3 апреля 2004 г.)

***

Что же делать с теми, кто не зарегистрировался и перешел в категорию «лиц без определенного правового статуса», как корректно называют нелегалов в ФМС? Как сократить их число?

Существует мировая практика гражданских амнистий. Это, конечно, чрезвычайный инструмент, который не может применяться достаточно часто. Но уж если проблема так остра, то почему бы хоть раз не попробовать? В нашей практике был всего один небольшой опыт: при принятии положения о миграционной карте иностранцам, въехавшим в страну легально, давалась возможность получить ее по месту регистрации.

«Мы и стараемся помочь выйти из тени тем людям, которые стали нелегалами поневоле. Пусть сделают первый шаг — заполнят миграционную карту. Все находящиеся на территории России мигранты должны были это сделать до 31 декабря прошлого года. Однако мы увидели, что большие массы мигрантов, да и работники ОВИРов, так быстро переориентироваться на новый порядок не успевают. И руководство МВД приняло решение продлить этот срок еще на 9 месяцев. С 1 октября миграционную карту можно получить только при пересечении границы». (Чекалин А., «Известия», 31 октября, 2003 г.)

Безусловно, для части мигрантов это стало решением проблемы легализации, но срок действия карты заканчивался и человек вновь превращался в нелегала, имея желание, но не имея возможности продлить регистрацию. Это в полной мере понимают в миграционных управлениях МВД.

«Я уверен, что мы должны сегодня объявить "миграционную амнистию". Государство не должно провоцировать незаконной миграции, а многие существующие законы на практике именно провоцируют на это. Люди нередко становятся "нелегалами" не по своей воле, а потому, что нынешняя процедура выдачи разрешений — действующая с 1 января 2003 года — неоправданно усложнена, да и недешева. <…> Нам придется делать то же, что уже сделали страны Шенгенского соглашения — узаконить миграцию, произвести ее "амнистию". Все равно миграция будет. Дело государства — ввести ее в правовое русло». (Батуркин А., "Права человека в России", 01 марта 2004 г.)

Недавно «Вестник Форума переселенческих организаций» провел среди руководителей миграционных служб опрос «Нужна ли России иммиграционная амнистия?». К сожалению, в публичное пространство попали только положительные ответы.

«...Считаю, что иммиграционная амнистия возможна в отношении лиц, которые проживали на территории РФ до 1 июля 2002 года, не имели регистрации по месту жительства и не желают возвращаться на прежнее место жительства, при условии, что они законно подтвердят факт постоянного проживания на территории РФ. Данный вопрос должен быть урегулирован на законодательном уровне». (Нифонтов В.А., начальник Управления по делам миграции ГУВД Свердловской области.)

«…По нашему мнению, иммиграционная амнистия позволит снизить остроту ситуации, в которой оказались бывшие граждане СССР, проживающие в России по несколько лет и не сумевшие легализоваться законным путем…» (В.А.Савин, начальник Управления по делам миграции УВД Брянской области.)

«…Из-за несовершенства законодательства РФ по миграционной политике граждане бывшего СССР ( в настоящее время — «иностранные граждане», в соответствии с новым законодательством, проживающие на территории РФ не один год, действительно не могут легализоваться законным путем. <…> Выход из данной ситуации состоит в <…> упрощении порядка получения гражданства РФ и разрешительных документов на проживание русскоязычному населению, покинувшему республики бывшего СССР…» (И.В.Непомнящих, зам. начальника Управления по делам миграции ГУВД Иркутской области.)

Наверное, не все работники МВД амнистию одобряют, но почему бы ее и в самом деле не провести, хотя бы в отношении тех лиц, кто безусловно имеет на нее право по всем, даже самым жестким критериям. Можно было бы сказать, что дело в деньгах, но ведь не считал никто, сколько это будет стоить. Как, впрочем, никто не подсчитывал и экономические и политические выгоды/убытки этого действа.

Остается только надеяться, что от теоретической поддержки идеи гражданской амнистии политики перейдут к ее практическому воплощению, преодолев при решении вопроса, кого «оставлять жить», неизбежные разногласия относительно той или иной категории мигрантов.

Что остается при невозможности легализации? Депортация.

***

Казалось бы, вот чисто силовое действие, которое должно (если не с удовольствием, то без сожаления) воплощаться в жизнь силовыми ведомствами. Однако…

«С депортацией все не так просто. В прошлом году мы отправили из России около 23 тысяч человек. Основной контингент — таджики, китайцы, вьетнамцы, украинцы и молдаване. <…> Как правило, мы высылаем нелегала в государство, чьим гражданином он является. Во всем мире это делается по-другому: пункт отправки — государство, откуда он въехал. <…> Но для этого нужны так называемые договоры о реадмиссии (возвращении), а страны СНГ не особенно стремятся их подписывать. В свою очередь, Россия не подписывает договоров о реадмиссии с западными странами. <…> Получается замкнутый круг». (Юнаш И.Б., «Труд», №25, 11 февраля 2004 г.)

Так что пока сложно сказать, что делать с не-депортируемыми.

«Среди критериев, определяющих эффективность работы наших сотрудников, депортация, прошу обратить внимание, стоит на самом последнем месте. Мы не собираемся проводить ни массовых облав, ни повального административного выдворения». (Чекалин А., «Известия», 31 октября 2003 г.)

«Создание лагерей [для нелегалных иммигрантов] не предусматривается. Предполагается сделать акцент на контроле над самостоятельным выездом таких иммигрантов за пределы нашей страны в строго определенных юридических рамках». (Иванов В.П., «Итоги», №34, август 2002 г.)

«Депортация и административное выдворение — тоже мера административного воздействия. Есть у нас штрафы, составляются протоколы, как крайняя мера мы подаем все документы в суд, и судья принимает решение об административном выдворении иностранного гражданина. Этот институт работает, и раньше он работал, никто его не отменял». (Тюркин М.Л., "Эхо Москвы", 19 сентября 2003 г.)

«Депортация — это радикальная мера, которая может создать межгосударственную напряженность. Она будет применяться только по решению судов в отношении людей, которые совершают преступления и угрожают национальным интересам». (Чекалин А., «Российская газета», 21.01.04 г.)

Пока депортации осуществляются от случая к случаю, количество депортируемых не слишком велико и особого порядка в организации этого процесса не наблюдается. Отличаются на этом фронте в основном региональные власти, например Краснодарского края.

Заметим, что решение вопросов с депортацией зависит не в последнюю очередь и от финансовых возможностей государства. Но тратить деньги на высылку нелегалов в страну, с которой у нас открытая граница — совершенно бессмысленно. Может быть, все-таки проще и дешевле было бы предоставление им какого-то легального статуса и превращение их пребывания на территории страны из угрозы в ресурс, из опасности — во благо? Предоставление шанса начать любить и уважать страну, давшую приют и возможность работать?

«Но для этого они прежде должны стать легальными эмигрантами! Потому что невозможно превратить в россиянина нелегала, негражданина». (Немцов Б.Е., «Огонёк», 31 января 2003 г.)

***

В отличие от проблем привлечения мигрантов и улучшения демографической ситуации в стране, вопросы интеграции уже находящихся у нас мигрантов волнуют политиков мало. Хотя именно интеграционные процессы должны быть поставлены во главу угла при осознании увеличения потока мигрантов, представляющих не комплементарные нам культуры. Пренебрежение вопросами интеграции приводит к обострению мигрантофобии, снижению толерантности населения.

Лучше других понимают проблему там, где опустынивание территории сопровождается ее заселением иммигрантами дальнего зарубежья. В первую очередь, это Сибирь и Дальний Восток.

«Необходимо срочно упорядочить систему взаимоотношений с китайцами, корейцами и казахами в малонаселенных территориях Сибири, Урала, Дальнего Востока и Севера. <…> Я не за то, чтобы выгонять кого-то из России. Я за то, чтобы с помощью закона интегрировать нынешних иммигрантов-нелегалов в наше общество, чтобы эти люди и, что важнее, их дети учили русский язык, чтобы они подчинялись нашим законам и работали на укрепление нашей экономики». (Назаров А., «Итоги», №34, 2003 г.)

Безусловно, решать вопросы интеграции проще с теми, кто и так уже знает язык и обычаи, имеет сходную ментальность и еще помнит, что территория России когда-то входила в состав его Родины.

***

Преференции для соотечественников поддерживаются абсолютно всеми, даже теми, кто считает, что Россия может прожить и без мигрантов. Против привлечения русских, русскоязычных, русскокультурных мигрантов из стран СНГ не осмеливается выступать никто. Вот только на практике, в законах, различия между отношением к тем, кто нам очень нужен, и тем, без кого мы могли бы обойтись, минимальны. О системах селекции потенциальных иммигрантов говорят многие — на практике делается очень мало. Да и как начать что-то делать, если никак не удается договориться о терминах. Вот и продолжаются споры: кто такие соотечественники? А русские — это кто? Определять по паспорту? Опять же, не во всех паспортах осталась для этого строчка. Может быть, по принадлежности к культуре? Но где тут критерий оценки?

«Наша страна изначально строилась как интернациональное государство. <…> И что значит «этнические русские»? У нас есть украинцы, есть белорусы, давайте не будем наших славянских братьев обижать. А что, нам плохо живется с татарами? Кому они здесь мешают? Масса кавказских национальностей адаптировалась и великолепно с нами сосуществует…» (Кравченко М.В., «Маяк 24», 4 июля 2004 г.)

Но пока идут споры, как нам вычленить приоритетные категории мигрантов, происходит смена поколений и скоро молодой грузин или молдаванин, не знающий русского языка, ничем не будет отличаться от китайца или корейца.

Де-юре существуют и право почвы, и право крови. А де-факто — бесправие и беженцев, и вынужденных переселенцев, и тех, кого считают соотечественниками, и тех, кто приехал просто заработать, считая своей родиной совсем другую страну.

Что же конкретно предлагают политики для облегчения процедур легализации и натурализации, для привлечения тех категорий мигрантов, которые, по их мнению, наиболее нужны?

«Я за то, чтобы было облегчено получение гражданства для всех наших соотечественников из бывшего Советского Союза. Эта тема давно поднимается. И тут взятки дают, платят за паспорта как бы наши сограждане. Вот это мне очень не нравится». (Федоров Б.Г., «Эхо Мо сквы», 16 Апреля 2004 г.)

«Немедленно дать гражданство тем, кто живет и работает в России не меньше года. Вот вам уже 8—10 миллионов граждан. <…> Для жителей СНГ, которые хотят переехать в Россию, нужно максимально упростить эту процедуру: родственники (дети, родители) должны получать гражданство сразу, а не имеющие родственников — в течение одного-двух лет при условии, если они нашли здесь работу». (Немцов Б.Е., «Огонёк», 31 января 2003 г.)

«Мы имеем уникальную возможность разработать целый комплекс программ по привлечению наших вчерашних соотечественников на службу в российскую армию, по привлечению самых способных студентов из СНГ в российские вузы, по привлечению нужных нам специалистов на возрождающиеся предприятия. В то же время нельзя забывать, что у нас проницаемые границы и, хотим мы того или не хотим, к нам неизбежно будет идти и нелегальная трудовая миграция из дальнего зарубежья, включая Вьетнам и Китай. Так что тут стоит вопрос выбора: будем ли мы по своему желанию принимать тех, кто нам близок и нужен, или же нас помимо нашей воли выберут». (Гайдар Е.Т., «Вестник Форума переселенческих организаций», №7, 2003 г.)

«Необходимо проводить целенаправленную политику по распылению вновь прибывающих мигрантов по всем социальным слоям и регионам России. Это можно сделать, например, через выдачу вида на жительство только в четко определенных местах с соответствующим контролем и наличием условий для экономической активности. <…> Важнейшим инструментом может стать разрешение на въезд в страну только переселенцев, овладевших хотя бы основами русского языка». (Гонтмахер Е.Ш., "Известия" , 9 марта 2004 г.)

Осталось только найти политическую волю, чтобы воплотить разумные предложения в жизнь.

***

Если решать вопросы управления, выработки стратегии, постановки и реализации целей можно на бумаге, то вот воплощать принятые решения в жизнь невозможно без кадровой политики, которой, кстати, тоже нет. А есть ли кадры? И, если есть, то какие? И чем они должны быть заняты? Мнения расходятся.

«Вообще, во всей миграционной политике второй вопрос после миграционного законодательства — это миграционная инфраструктура. Она очень дорогостоящая и требующая специалистов высокого класса. <…> Миграционной политикой и практикой должны заниматься профессионалы. У нас нет профессионально подготовленных миграциологов, даже и нет практиков. Пока. Только методом проб и ошибок». (Смидович С.Г., «Эхо Москвы», 1 ноября 2003 г.)

«Тупиковость ситуации в том, что лица, которым доверено определять миграционную политику, искренне убеждены, что иным путем, чем «закручивание гаек», порядок в стране не наведешь. Вот они и наводят. В соответствии со своим менталитетом». (Гайдар Е.Т., «Вестник Форума переселенческих организаций», №7, 2003 г.)

Сейчас еще неизвестно, сохранятся ли в новой ФМС социальные функции или пособиями и обеспечением жильем беженцев будут заниматься другие ведомства. Но очевидно, что «создание условий для реализации» необходимо как иностранцам из дальнего зарубежья, так и вынужденным переселенцам из стран СНГ. И еще год назад именно это являлось приоритетом в деятельности Федеральной миграционной службы.

«Думаю, что в министерстве вряд ли найдется такой "унтер Пришибеев", который хотел бы вновь превратить Россию в страну закрытых дверей, а проблему миграции решить силовым путем». (Чекалин А.А., «Известия», 31 октября, 2003 г.).

Хотя время от времени акценты немного смещаются…

«Я сторонник создания в ФМС миграционной полиции. <…> На мой взгляд, это должна быть силовая составляющая ФМС, небольшая, но наделенная определенными правами. <…> Милиционер, сотрудник Федеральной миграционной службы, на мой взгляд, не должен заниматься этими вопросами — ни связанными с деньгами, ни со строительством» [речь идет о социальных функциях ФМС — обеспечение жилья для вынужденных переселенцев, выплаты компенсаций]. (Черненко А.Г., «Росбалт», 16 июня 2004 г.)

…И чем дальше, тем больше. Чем же должен заниматься сотрудник ФМС? Только учетом и контролем? Похоже, только к ним и сводятся постепенно функции миграционных инстанций.

«Наша задача — контроль миграционных потоков и недопущение ситуации, угрожающей внутренней стабильности и безопасности страны, защита экономических интересов России и россиян». (Батуркин А., "Права человека в России", 1 марта 2004 г.)

«Бесконечные реорганизации Федеральной миграционной службы привели к ее невероятному ослаблению — она все больше освобождается от социальных функций и от сотрудников, которые занимались этой проблемой». (Памфилова Э., «Известия», 29 февраля 2004 г.)

Это подтверждается и судьбой одного из основных документов, определяющих работу (им-)миграционных служб. Речь идет о «Концепции миграционной политики». Несколько вариантов, разработанных за время существования миграционной службы, так и не были приняты. Зато в итоге, после перехода ФМС под крыло МВД, появилась «Концепция регулирования миграционных процессов».

«Одно определение говорит о том, что речь шла только о регулировании. В контексте МВД это означает предупреждение, пресечение, контроль нелегальной миграции. Из огромного клубка проблем, которые решает миграционная служба, было вычленено только одно направление. Конкретно, нелегальная миграция. <…> Проблемы миграции — это проблемы, связанные с демографией, сокращением трудового потенциала. В конечном счете, проблемы экономики». (Порохова А., Regnum.ru, 21 июля 2004 г.)

А при таком подходе и проблемы кадров решаются легко и просто.

Вот мнение еще одного ответственного лица:

«На сегодняшний день служба не располагает штатом сотрудников, которые бы осуществляли силовое вмешательство в миграционные процессы. Эту проблему можно решить, набрав людей гражданских и обучив их. Огромные финансовые затраты здесь не понадобятся. Достаточно 60 человек в Москве со знаками различия на рукаве и надписями миграционной службы на бортах машины, чтобы был наведен порядок». (Костометов В., «Новые Известия», 16 июня 2004 г.)

А могли ли вообще сохраниться квалифицированные кадры при бесконечных реорганизациях ФМС? За последние пять лет служба реорганизовывалась несколько раз, и каждый раз неизменно снижался ее статус. После последней реорганизации, например, ФМС, как и другие службы в составе правительства, лишилась права законодательной инициативы. Пагубность такой практики понимают и признают и сами сотрудники МВД.

«Хотелось бы, чтобы сначала каким-то образом выстраивалась политика. А уже под эту политику происходили реорганизации. А не наоборот» [комментируя последний Указ Президента РФ о реформировании миграционной службы]. (Порохова А., Regnum.ru, 21 июля 2004 г.)

И вот признание одного из глав ФМС:

«Парадоксально, но факт: в России нет специализированной структуры, которая контролировала бы мигрантов на нашей территории. С одной стороны, этим занимаются участковые, паспортно-визовая служба, ОМОН, инспектора ГИБДД. Но нет единого центра, который бы аккумулировал информацию, вырабатывал стратегию, разрабатывал спецоперации». (Юнаш И.Б., «Труд», №25, 11 февраля 2004 г.)

Возникает вопрос: а как вообще можно что-то делать, не имея ни тех, кто должен вырабатывать стратегию, ни информации, на базе которой можно было бы что-нибудь выработать?

***

Чего же не хватает, чтобы миграционные проблемы вышли наконец на широкую политическую площадку и стали всерьез обсуждаемыми? Возможно, политической воли, воплощенной в реальную политическую силу… Пока политики крайне скептически относятся к возможности разыгрывать «миграционную карту».

«Известно, что основная часть электората на дух мигрантов не переносит, так что для политика, борющегося за власть, просто самоубийство — призывать к расширению приема мигрантов». (Гайдар Е.Т., «Вестник Форума переселенческих организаций», №7, 2003 г.)

«Ждать политических выгод, защищая мигрантов, было бы наивно. Многие их них вообще не будут допущены к избирательным урнам». (Явлинский Г.А., «Новая газета», №54, 29-31 июля 2002 г.)

Однако сейчас вопрос «созрел» до такой степени, что началось движение и «снизу», и «сверху». Снизу, ясное дело, стихийно. При всем многообразии НПО, так или иначе связанных с проблемами мигрантов, в том числе с их трудоустройством и защитой их прав как трудящихся, организации, специализирующейся исключительно на трудовой миграции, до последнего времени не было.

Однако в декабре 2003 г. в Карелии был создан межрегиональный профсоюз мигрантов и наемных работников. По словам его председателя Виктора Масленникова, профсоюз должен стать наднациональной организацией, к которой перейдут функции защиты трудовых и гражданских прав работающих иностранцев, прежде изредка опиравшихся разве что на ограниченную помощь национальных диаспор.

Правда, после информации о создании организация в публичном пространстве никак не «засветилась», поэтому неизвестно, в какой степени получается у нее выполнять декларированные задачи.

А вот и инициатива «сверху»: в Москве зарегистрирован ОПС "МигРос" — Межотраслевой профсоюз работников предприятий и организаций, использующих труд мигрантов. Создан он при поддержке администрации президента и силовых служб. На недавней конференции, проведенной этим профсоюзом, присутствовало очень много высокопоставленных чиновников из администрации президента и ФМС, очень много высокоприбыльных бизнесменов, использующих (разумеется, только легально) труд мигрантов, очень мало высококвалифицированных специалистов в области миграции. Однако не все так плохо. И перспективы у нового объединения весьма недурственные. Вот как пишут об этом "Известия" от 6 августа с.г.:

«Перед новорожденной организацией стоит глобальная политическая цель — искоренить нелегальную миграцию и заставить работодателей соблюдать законы и платить налоги. Для этого планируется использовать все средства — в том числе и народный контроль для сбора информации о злостных нарушителях. А при Федеральной миграционной службе новый ОПС "МигРос" предлагает создать экспертный совет, в который войдут крупные коммерсанты и общественники, чтобы разработать поправки в миграционное законодательство. Профсоюз надеется, что у этого совета появятся и более весомые полномочия.

— Во-первых, мы хотим упростить процедуру оформления разрешительной документации для иностранной рабочей силы, — пояснил "Известиям" председатель ОПС "МигРос" Геннадий Миронов. — Поскольку сейчас государственные служащие не справляются с громадным объемом работы, часть их функций мог бы взять на себя экспертный совет. Например, контролировать предприятия, где трудятся мигранты, участвовать в распределении квот.

Планируется создать электронную базу данных мигрантов, <…> сформировать черный список фирм-кидал и нечистоплотных рекрутинговых агентств.
— Все это поможет наладить контроль над миграционными потоками, — продолжает Миронов. — Сейчас ведется работа по созданию отделений профсоюза и в странах СНГ — тогда мы уже сможем получать достоверную информацию, какие люди и сколько выезжают на заработки в Россию.
— А какими способами будете бороться с компаниями, пользующимися услугами нелегалов?
— Достаточно об этом проинформировать ФМС, и у фирмы начнутся проблемы».

Вот так всё просто. Все, наверное, можно решить, если своим отношением к проблеме миграции власть, бизнес и НПО перестанут иллюстрировать известную басню Крылова.

***

Из выступления Президента России В.В. Путина на коллегии ФСБ («Известия»,18 января 2004 г.): «Мигранты нередко оказываются в бесправном положении и нуждаются в защите как в отношениях с работодателями, так и в связи с произволом чиновников».

Из выступления Президента России В.В. Путина перед высшим генералитетом страны («Независимая газета», 29 июля 2004 г.): «Не надо возводить барьеры на пути тех людей, которые уважают закон и приезжают в Россию, чтобы честно жить и работать».

Вот вроде бы и долгожданная запятая — четкая и недвусмысленная. Но…

«Нам, повторяю, пока не удалось выработать цивилизованный механизм привлечения трудовых ресурсов из других стран». («Прямая линия» с Президентом России 18 декабря 2003 г.)

При этом «важнейшая задача для Федеральной миграционной службы МВД — пресечение незаконной миграции». (Из выступления В.В. Путина перед высшим генералитетом страны — руководителями всех силовых ведомств и родов войск / «Независимая газета», 29 июля 2004 г.)

И замаячил призрак второй запятой. Призрак привычной и уютной неопределенности, которую так удобно использовать во благо. А стирать запятые в нужное время в нужных местах даже легче, чем ставить.


[1] Все должности указаны на момент цитируемых публикаций:

1.        Батуркин А.П. — начальник Управления по делам миграции ГУВД Москвы

2.        Гайдар Е.Т. — директор Института экономики переходного периода, экс-премьер-министр Российского правительства

3.        Глазьев С. Ю. — депутат Государственной Думы РФ

4.        Гонтмахер Е.Ш. — научный руководитель Центра социальных исследований и инноваций, бывший вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей

5.        Драчевский Л.В. — полномочный представитель Президента РФ в Сибирском федеральном округе

6.        Жириновский В.В. — вице-спикер Госдумы РФ, лидер ЛДПР

7.        Затулин К.Ф. — депутат Государственной Думы, директор Института стран СНГ

8.        Зорин В.Ю. — главный федеральный инспектор по Липецкой области, бывший министр по делам национальностей

9.        Иванов В.П. — помощник Президента Российской Федерации, глава Рабочей группы по совершенствованию миграционного законодательства

10.     Клебанов И.И. — полномочный представитель Президента РФ в Северо-Западном округе, бывший министр промышленности, науки и технологий РФ

11.     Костенко А.И. — первый вице-губернатор Приморского края

12.     Костометов В. — заместитель руководителя департамента иммиграционного контроля ФМС

13.     Кравченко М.В. — заместитель начальника ФМС МВД

14.     Лукин В.П. — вице-спикер Государственной Думы

15.     Назаров А.В. — представитель администрации Чукотки в Совете Федерации

16.     Немцов Б.Е. — председатель Федерального политсовета СПС

17.     Новодворская В.И. — лидер Демократического союза

18.     Памфилова Э.А. — председатель Комиссии по правам человека при президенте РФ

19.     Платонов В.Ю. — председатель Мосгордумы

20.     Попов Ю.Ю. — депутат Мосгордумы

21.     Порохова А. — и.о. начальника отдела по делам миграции УВД Вологодской области

22.     Починок А.П. — министр труда и социальной защиты (на октябрь 2003 г.)

23.     Путин В.В. — президент РФ

24.     Смидович С.Г. — член правительственной комиссии по миграционной политике

25.     Тишков В.А. — директор ордена Дружбы народов Института этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН, бывший министр по делам национальностей правительства РФ

26.     Ткачев А. Н. — губернатор Краснодарского края

27.     Топилин М.А. — заместитель министра труда (на декабрь 2003 г.)

28.      Тюркин М.Л. — заместитель директора ФМС МВД РФ

29.     Федоров Б.Г. — член Совета директоров ОАО "Газпром", бывший министр финансов

30.     Фрадков М.Е. — председателя правительства РФ

31.     Чекалин А.А. — первый заместитель министра внутренних дел, бывший руководитель ФМС

32.     Черненко А.Г. — директор ФМС

33.     Юнаш И.Б. — первый заместитель начальника ФМС МВД (на февраль 2004 г.)

34.     Явлинский Г.А. — лидер Российской демократической партии «Яблоко»

[2] Анекдот начала 1990-х:

«— Золотая рыбка, хочу, чтобы у меня всё было!

— А у тебя уже всё было…»

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.