Дело не закрыто

В период с 1989 по 1994 продолжительность жизни российских мужчин сократилась более, чем на шесть лет. В медленно меняющемся мире демографии это "беспрецедентные по скорости и масштабу" изменения, заявляют ученые

Забудьте о том, кто убивает европейских шеф-поваров. Вот тайна из настоящей жизни, достойная книги, а может быть, даже и фильма. Что убивает россиян, в особенности мужчин в расцвете сил? И почему они начали умирать в настораживающих количествах сразу после падения советской коммунистической системы?

Статистика шокирует, а причины смертей не менее удивительны, утверждают экономисты Элизабет Брейнерд (Elizabeth Brainerd) из колледжа Уильямс и Дэвид Катлер (David M. Cutler) из Гарвардского университета.

В период с 1989 по 1994 продолжительность жизни российских мужчин сократилась более, чем на шесть лет. В медленно меняющемся мире демографии это "беспрецедентные по скорости и масштабу" изменения, заявляют ученые. Более того, в России резко вырос уровень смертности среди мужчин среднего возраста, а также молодых и не очень старых. Женщины тоже умирают раньше: их продолжительность жизни, по данным Брейнерд и Катлера, сократилась в тот же период на три года.

С тех пор ситуация не улучшилась. Среднестатистический россиянин, родившийся в 2002 году, проживет 58,5 лет, что лишь немногим лучше показателя 1994 года (57,6 лет) и намного хуже ситуации в середине 1980х (64 года). По продолжительности жизни Россия занимает 122 место в мире, находясь на одном уровне с Гайаной и Северной Кореей, утверждают исследователи.

Отрезвляющие данные, чтобы не сказать больше. Так что же произошло? Для ответа на этот вопрос ученые проанализировали данные из различных источников, включая исследования Всемирной организации здравоохранения и Российского мониторинга продолжительности жизни, собравшего информацию о десятках тысяч россиян в 1994-2002 гг.

Как и в любом хорошем детективе, три наиболее вероятных подозреваемых оказались невиновными.

Для начала исследователи изучили роль государственной системы здравоохранения, состояние которой значительно ухудшилось в переходный период между советским коммунизмом и российской демократией. Однако, как они ни старались, они "не нашли доказательств того, что это ухудшение сыграло главную роль в демографической катастрофе", говорится в работе, опубликованной Национальным бюро экономических исследований (National Bureau of Economic Research). Так, например, уровень материнской смертности, который зачастую является ключевым показателем качества здравоохранительной системы, не увеличился, хотя мужчины умирали все возрастающими темпами.

Затем ученые обратились к изменениям в питании, ожирению и курению, чтобы решить, не они ли явились причинами сокращения продолжительности жизни. Ответ был отрицательный. Доля чрезмерно полных или худых россиян существенно не изменилась. Не изменился и состав потребляемой ими пищи. И хотя российские мужчины действительно дымят, как паровозы, потребление сигарет на душу населения осталось практически прежним.

После падения коммунизма резко возрос уровень безработицы. Возможно, причина в этом? Но тщательный анализ опять дал отрицательный ответ. Основные показатели материальных лишений — уровень доходов, доля расходов на питание в семейных доходах, приходится ли людям продавать вещи, чтобы купить еду, — оказались не связанными со скачком смертности.

Тогда Брейнерд и Катлер обратились к двум менее вероятным подозреваемым — потреблению алкоголя и чувству безнадежности. На этот раз, по их мнению, доказательства оказались вескими.

Они выяснили, что после распада Советского Союза потребление алкоголя выросло почти на 25%, а одно это должно было увеличить количество смертей от сердечных заболеваний на 10% (в отличие от стереотипных представлений, среднестатистический россиянин обычно потребляет несколько меньше алкоголя, чем жители других европейских стран).

Кроме того, исследователи обнаружили, что случайное алкогольное отравление обусловило рост смертности на 7% среди мужчин и 6% среди женщин и "могло сыграть роль в других случаях насильственной смерти, побудив к убийству или самоубийству или став их скрытой причиной". По их подсчетам, на потребление алкоголя приходится 25% сокращения уровня жизни после 1989 года.

Затем Брейнерд и Катлер изучили данные исследований о степени оптимизма относительно будущего — смелый ход, достойный проницательного сыщика Коломбо из одноименного телесериала. "Большее отчаяние или безнадежность среди мужчин среднего возраста связана с более высоким риском болезней сердца или инфаркта, а также с более ранним возникновением артериальных болезней", даже в случае контролируемого потребления алкоголя и табака, заявили ученые.

Один из вопросов в российском исследовании звучал так: "Как вы считаете, через год ваша семья будет жить лучше или хуже?" Оказалось, что шансы умереть "у мужчин с положительным настроем на будущее были ниже на 30%, а у женщин — на 50%". Проанализировав другие данные, исследователи пришли к выводу, что возросший уровень отчаяния объясняет 25% сокращения уровня жизни.

Ну что же, вот и половина ответа. Неплохая детективная работа, но еще не отличная. Как насчет остальных причин?

Они по-прежнему остаются загадкой, утверждают исследователи.

Кто говорит о продолжении?

Армия пользователей мобильных телефонов, которая должна была склонить чашу весов в пользу демократического кандидата Джона Керри (John F. Kerry), в день выборов пришла на избирательные участки. Но так поступили и остальные избиратели, нейтрализовав тем самым влияние первых, показывают данные опросов на выходе с участков.

В данных исследования сокрыт ответ на актуальный вопрос о традиционных телефонных исследованиях, возникший в ходе кампании. Критики предвыборных опросов утверждали, что некоторые избиратели, включая большую часть молодежи, теперь пользуются исключительно мобильными телефонами и совсем забросили стационарные.

В результате они оказываются недоступными для социологов, которым закон запрещает звонить на мобильные телефоны. Проблема в том, что пока нет достаточных данных о том, сколько американцев, не говоря уже об избирателях, пользуются исключительно мобильными телефонами, а потому сложно оценить, как это влияет на качество опросов.

Социологи, проводившие опросы на выходе избирательных участков, пролили новый свет на данную проблему, спросив избирателей о телефонных услугах, которыми те пользуются.

Хорошей новостью для служб общественного мнения стало то, что лишь 7% всех избирателей в 2004 году пользовались только мобильными телефонами. Плохой — то, что среди избирателей в возрасте 18-29 лет этот показатель составляет почти 20%.

Дело не только в том, что многие молодые люди не пользуются стационарным телефоном, но и в том, что 56% из них проголосовали за Керри против 41%, поддержавших Буша, а это означает, что их неучастие в телефонных опросах могло привести к недооценке результатов Керри.

К счастью, социологов, по крайней мере, в этой кампании, мог спасти один факт. Вероятность того, что Керри поддержит молодежь с мобильниками, была не больше, чем его шансы среди людей со стационарными телефонами или тех, кто пользуется и обычным, и мобильным телефоном. Так что ее отсутствие не могло серьезно исказить результаты.

 

Источник: "The Washington Post" (США), 15 ноября 2004 г. Опубликовано: ИноСМИ.Ru

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.