Главная −> Повестка дня −> Президентская повестка 2000-х −> Повестка 2004-08: Иммиграционная политика: расходящиеся взгляды −> Стратегии миграционной политики −> Две миграционные системы в Европе: тенденции развития и перспективы взаимодействия
Ирина Ивахнюк

Две миграционные системы в Европе: тенденции развития и перспективы взаимодействия

В работе анализируются тенденции миграционного движения в восточноевропейском регионе, являющиеся результатом непосредственного соседства двух миграционных систем: Европейской миграционной системы (центром которой являются страны Европейского Союза) и Евразийской миграционной системы (охватывающей пространство бывшего СССР и имеющей центром притяжения мигрантов Россию). Особое внимание уделено тем вопросам, которые вызывают наибольшую озабоченность обеих сторон: незаконная миграция, торговля мигрантами, организованный преступный бизнес на миграции, Калининградская область как анклав России в будущем пространстве ЕС и вызов его единой миграционной политике

Доклад был прочитан на 4-ой региональной конференции совета Европы “Миграционная политика накануне расширения ЕС: Вызовы будущему сотрудничеству в Восточной Европе”. Киев, 9-10 октября 2003 г.

Введение

Предстоящее расширение Европейского Союза означает наступление новой стадии европейской истории, выступая символом победы интеграционных процессов над продолжавшейся длительное время тенденцией разделения мира (и в частности, Европы) на два противостоящих блока. Первый этап расширения ЕС в 2004 году и перспектива дальнейшей интеграции всего континента в общее экономическое пространство, несомненно, является процессом, несущим в себе большие потенциальные возможности, но одновременно и противоречия, что требует радикальных перемен в политике правительств и наднациональных институтов, а также в действиях экономических и социальных действующих лиц[1]. В этом контексте показательным примером являются существующие тенденции в области международной миграции в регионе.

В течение последнего десятилетия 20 столетия и в самом начале 21 столетия Европа переживает серьезный перелом в своей миграционной истории. Крушение социалистического блока и дезинтеграция Советского Союза и Югославии, что сопровождалось политическим и экономическим кризисом во многих вновь возникших суверенных государствах, вызвали многочисленные и разнообразные по своей природе миграционные потоки на европейском пространстве. Эти миграционные потоки уже привели к росту числа иммигрантов в Европе и превратили такие страны, как Польша, Чехия, Венгрия, в «новые» страны назначения и транзита.

Политические и экономические интересы центрально-европейских стран к интеграции с более благополучной Западной Европой привели, в конечном счете, к расширению Европейского Союза на восток. Это означает новое изменение европейского миграционного пространства: Европейский Союз с его относительно открытыми внутри-региональными границами становится непосредственным соседом территории стран СНГ, где границы между странами также остаются в той или иной мере транспарантными. В этом кроется причина пристального интереса ЕС к своим восточным соседям. Естественно, если ваш сосед спокоен, доброжелателен и успешен, вы можете чувствовать себя в безопасности. Если же ваш сосед настроен враждебно, ведет себя замкнуто, а его дом полон странных, подозрительных гостей, — в таком случае есть причины для беспокойства.

В то же время Россия и другие европейские пост-советские государства — Украина, Беларусь, Молдова — внимательно наблюдают за интеграционными процессами, происходящими в связи с расширением ЕС, имея в виду свое собственное возможное присоединение в отдаленном будущем к Единой Европе.

Регулирование миграционных потоков между ЕС и его восточными соседями могло бы быть «опытным полем» для выработки общих подходов в решении практических вопросов дальнейшего взаимодействия в более общем плане. Однако эффективная миграционная политика должна основываться на знании масштабов, тенденций и перспектив миграции населения в контексте экономического, социального и политического развития. По этой причине в центре внимания настоящего исследования — ситуация в области международной миграции в трех странах, непосредственно граничащих со странами-кандидатами в ЕС, а именно, в России, Украине и Беларуси (см. Таблицу 1). В то же время анализ миграционного обмена между двумя основными миграционными системами на Европейском континенте, одна из которых представлена расширяющимися рамками Европейского Союза, а другая охватывает пост-советское пространство и имеет своим центром Россию, должен включать в себя многочисленные миграционные потоки, которые проходят через территорию трех вышеназванных государств на запад. Речь идет о миграционных потоках из Закавказских государств, из стран Центральной Азии, а также из отдаленных азиатских и африканских государств (Китая, Вьетнама, Афганистана, Пакистана, Шри Ланки, Эфиопии и т.д.), граждане которых используют территорию бывшего СССР для транзита на запад.

Таблица 1
Население и миграция в России, Украине, Беларуси, 2000 г.

 

Россия

Украина

Беларусь

Численность населения

145,184,8001

49,036,5002

9,990,4353

Иммигранты

359,3304

53,7125

25,9436

Эмигранты

145,7207

100,3258

13,8129

Беженцы и лица, находящиеся в ситуации, схожей с ситуацией беженцев, из государств бывшего СССР

667,09310

3,58411

6612

Беженцы и лица, находящиеся в ситуации, схожей с ситуацией беженцев, не из государств бывшего СССР

9,71013

2,22114

40315

“Репатрианты”

189,69116

21,58517

9,28418

Незаконные мигранты

1,300,000-1,500,00019

1,600,00020

50,000-150,00021

Лица, задержанные на границе

3,99722

76323

37624

Лица, задержанные в связи с незаконным пребыванием на территории страны

150,00025

24,00026

n/a

Лица, депортированные из страны

21,10027

12,70028

26429

Примечания:

1 Данные Государственного Комитета РФ по статистике по состоянию на 31.12.2000 г.

2 Данные Государственного Комитета статистики по состоянию на 31.12.2000 г.

3 Данные Министерства статистики и анализа, на конец года.

4 Данные Государственного Комитета РФ по статистике. Общее число лиц, прибывших в Россию на постоянное место жительства в течение 2000 г.

5 Данные Государственного Комитета статистики. Общее число лиц, прибывших в Украину на постоянное место жительства в течение 2000 г.

6 Данные Министерства статистики и анализа. Общее число лиц, прибывших в Беларусь на постоянное место жительства в течение 2000 г.

7 Данные Государственного Комитета РФ по статистике. Общее число лиц, выбывших из России на постоянное место жительства в течение 2000 г.

8 Данные Государственного Комитета статистики. Общее число лиц, выбывших из Украины на постоянное место жительства в течение 2000 г.

9 Данные Министерства статистики и анализа. Общее число лиц, выбывших из Беларуси на постоянное место жительства в течение 2000 г.

10 Данные Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики. Общее число мигрантов из государств бывшего СССР, получивших статус беженца или вынужденного переселенца, по состоянию на 31.12.2000

11 Данные Госдепартамента по делам национальностей и миграции, по состоянию на 31.12.2000 г. Из низ 811 человек получили статус беженца; 2,773 человек были признаны находящимися в ситуации, схожей с ситуацией беженцев, и получили гуманитарную помощь от правительства Украины (главным образом грузины из Абхазии).

12 Данные Комитета по миграции при Министерстве труда, на конец года.

13 Из них 9,180 человек зарегистрированы как беженцы УВКБ ООН; 530 человек получили статус беженца в Министерстве по делам федерации, национальной и миграционной политики.

14 Данные Госдепартамента по делам национальностей и миграции, по состоянию на 31.12.2000 г. Из низ 2150 человек получили статус беженца; 71 человек были признаны находящимися в ситуации, схожей с ситуацией беженцев, и получили гуманитарную помощь от правительства Украины.

15 Данные Комитета по миграции при Министерстве труда, на конец года.

16 Данные Государственного Комитета РФ по статистике. Общее число этнических русских, прибывших в Российскую Федерацию из бывших республик СССР в течение 2000 г.

17 Данные Государственного Комитета статистики. Общее число этнических украинцев, прибывших в Украину из бывших республик СССР в течение 2000 г.

18 Данные Министерства статистики и анализа. Общее число этнических белорусов, прибывших в Республику Беларусь из бывших республик СССР в течение 2000 г.

19 Данные Министерства по делам федерации, национальной и миграционной политики.

20 Оценка, данная в ходе парламентских дебатов по проекту закона «Об иммиграции». “Grazhdanin”, Information Bulletin, 2000, No: 29. UNHCR. Kiev.

21 Оценка Комитета по миграции при Министерстве труда. См: International Seminar “Main directions and ways to develop cooperation of Border Guards of the CIS, UNHCR and IOM against irregular migration and for protection of the rights of refugees”. Minsk, 2001

22 Данные Федеральной пограничной службы.

23 Данные Комитета по делам охраны государственной границы. Число незаконных мигрантов, задержанных при попытке проникновения в Украину.

24 Данные Госкомитета пограничных войск.

25 Данные Министерства внутренних дел РФ. Общее число лиц, оштрафованных за просроченную визу.

26 Данные Министерства внутренних дел.

27 Данные Федеральной пограничной службы. Общее число лиц, депортированных из РФ в 2000 г. Из них 2700 человек были депортированы под конвоем.

28 Данные Комитета по делам охраны государственной границы. Число лиц, депортированных из Украины в течение 2000 г.

29 Данные Министерства внутренних дел. Число лиц, депортированных из Беларуси в течение 2000 г.

Источник: IOM (2002) Migration Trends in Eastern Europe and Central Asia. 2001-2002 Review, Geneva, Switzerland, pp. 68, 118, 148.

 

Определение понятий

Для того, чтобы оценить масштаб и характеристики того или иного явления, с которым мы сталкиваемся, важно дать его правильное определение. В отношении международной миграции это особенно актуально. Парадоксально, но факт: до настоящего времени — начала 21 века — не существует общего, признаваемого всеми определения международной миграции.

Предлагаемая Организацией Объединенных Наций оценка общего числа международных мигрантов в мире на 2002 г. составляет 175 миллионов человек (как общее число родившихся не в тех странах, где они проживают). Эта оценка основывается на «классическом» понимании международных мигрантов как людей, переехавших в другую страну на постоянное место жительства. Таким образом, она не включает ни сезонных мигрантов, ни эпизодических мигрантов, ни незаконных мигрантов, ни туристов.

Важно понимать, однако, что сущность международной миграции и ее структура меняются с течением времени. Соответственно должны изменяться определение международной миграции и ее классификация. Например, когда полвека назад ООН было рекомендовано исключить туристические поездки из статистики международной миграции, это было вполне резонно на тот момент. Однако сегодня изменения, происходящие в области международной миграции, например, в Восточной Европе, свидетельствуют, о том, природа туристических поездок кардинально изменилась. Фактические цели лиц, въезжающих в ту или иную страну по туристической визе, подчас далеки от число рекреационных или познавательных. Часто под категорией «туристов» скрываются бизнес-мигранты, эпизодические мигранты-«челноки», незаконные мигранты и т.д. Например, подавляющее большинство российских «челноков» осуществляет свою коммерческую деятельность в Польше, Италии или Греции, используя туристические визы и тем самым учитываются в статистике как «туристы», хотя по сути они являются экономическими мигрантами. Многие незаконные мигранты также используют туристическую визу для въезда в страну назначения. Они фиксируются статистикой по туризму, однако, они не имеют ничего общего с «классическими туристами»

Таким образом, по нашему мнению, для того, чтобы иметь реальное представление о масштабе международной миграции в мире и особенно в тех регионах, где эпизодические, циркулярные или незаконные миграции осуществляются по преимуществу в форме туристических поездок (Восточная Европа является наиболее ярким примером), необходимо расширить узкие рамки «классического» определения международной миграции и, если не статистически, то, по крайней мере, аналитически не упускать из виду, что действительный масштаб международной миграции в регионе гораздо больше, чем тот, который фиксируется миграционной статистикой. Например, более 4 миллионов человек, которые ежегодно выезжают из России как «туристы», на деле представляют собой весьма диверсифицированную категорию международных мигрантов.

Уже в середине 1990-х гг. Марек Окольски, профессор Варшавского Университета, пришел к выводу, что «классическое» определение международной миграции как безвозвратной постоянной миграции является слишком «узким» для анализа современных миграционных тенденций в регионе Центральной и Восточной Европы. Он предложил термин незавершенная миграция: «В нее вовлекаются лица, которых можно охарактеризовать как «ложных туристов»; они характеризуются гибкой занятостью и, как правило, относительно низким социальным статусом ... и продолжают оставаться в контакте со своими семьями, остающимися дома на родине»[2]. Позже Мэри Критц, генеральный секретарь Международного союза научного изучения населения (IUSSP) и профессор Корнельского Университета отметила: «Действительно, переселенческая миграция, которая доминировала в международных миграционных потоках в течение нескольких веков, практически прекратилась... Однако эра международной миграции отнюдь не завершилась»[3]. Мы бы сказали, что наступила эра экономических форм миграции. В общемировом контексте в 2001 г. число трудовых мигрантов оценивается в 40 миллионов человек (120 миллионов, если учитывать также членов семей трудовых мигрантов), в то время как в 1960 г. их было 3,2 миллиона.

На наш взгляд, международная миграция населения представляет собой территориальные (пространственные) передвижения людей через государственные границы, связанные с изменением постоянного места жительства и гражданства, обусловленным различными факторами (экономическими, семейными, национальными, политическими и другими), или с пребыванием в стране въезда, имеющем долгосрочный (более 1 года), сезонный (менее 1 года) и маятниковый (ежедневный) характер, а также с циркулярными (или эпизодическими) поездками на работу, отдых, лечение и тому подобное. Соответственно, международный мигрант — это лицо, совершающее межгосударственное территориальное передвижение (международную миграцию) с целью смены места жительства, работы или других действий (учеба, отдых, бизнес и т.д.), навсегда или на определенный срок (от одного дня до нескольких лет).

При анализе миграционной ситуации на территории бывшего СССР эти замечания имеют особое значение. Например, в российской миграционной литературе часто встречаются заявления, указывающие на то, что «миграции на пост-советском пространстве замирают»[4]. Такие заключения базируются обычно или на сопоставлении с масштабами бывшей внутренней межреспубликанской миграции в СССР (а ведь известно, что внутренняя миграция практически всегда и особенно, если речь идет о крупных странах, больше, чем международная), или на таком показателе как сальдо безвозвратной миграции. Если иметь в виду только переселения, действительно, их сальдо в России снизилось с 900 тысяч человек в 1994 г. до 72 тысяч в 2001 г. Однако, если говорить о всех миграционных потоках (включая и безвозвратную постоянную миграцию), то можно наблюдать семикратный рост валовой международной миграции в России между 1987 г. и 2001 г. — до 40 миллионов человек (см. Диаграмму 1).

Диаграмма 1
Миграционный обмен России с зарубежными странами, 1990-2001 гг.

Источник: Построено по данным Государственного комитета по статистике РФ.

 

Таким образом, анализируя миграционные передвижения через восточно-европейские границы, мы намерены осветить все разнообразие миграций, включая миграцию на постоянное место жительства, трудовую миграцию, незаконную миграцию, а также транзитную миграцию. Отсутствие надежной статистической информации не дает нам возможности проанализировать туристические поездки граждан СНГ в Европу, что было бы очень уместно в свете вышесказанного. Однако, мы не будем упускать из виду, что «туризм», будучи эффективным и позитивным способом роста знаний людей о культуре друг друга и доходной отраслью экономики во многих странах, в то же время является каналом проникновения экономических мигрантов в страны назначения.

Евразийская миграционная система

Если следовать концепции миграционных систем[5], то огромное пространство бывшего Советского Союза можно рассматривать как новую самостоятельную международную миграционную систему, центром которой является Россия.

Определение миграционной системы исходит из наличия относительно многочисленных самоподдерживающихся миграционных потоков между странами, которые связаны между собой политическими, экономическими и культурными связями. Миграционные потоки внутри миграционной системы обычно фокусируются на одной или нескольких странах назначения, при том, что миграционная система остается открытой, т.е. имеет миграционные связи также со странами, не входящими в эту систему, а также с другими миграционными системами. Обычно выделяют четыре крупнейших миграционных системы в мире: Североамериканскую, Европейскую, систему, объединяющую страны Персидского Залива, и Азиатско-Тихоокеанскую[6]. В настоящее время к этому списку следует добавить Евразийскую систему, прежде всего в силу широкомасштабной международной миграции как внутри пост-советского пространства, так и многочисленных миграционных потоков, связывающих государства этого региона с другими странами мира. Валовая безвозвратная миграция между государствами бывшего СССР за период 1992-2001 гг. превысила 20 миллионов, в то время как чистая миграция в Россию из других бывших советских республик составила 4,4 миллиона человек[7].

В глобализирующемся мире основные принимающие страны (которые обычно являются центрами миграционных систем) не являются только принимающими странами; они одновременно являются и странами выезда мигрантов. Мэри Критц замечает, что «странами происхождения значительного числа мигрантов в развитых странах являются другие развитые страны» Это подтверждается тем фактом, что «Великобритания, Соединенные Штаты, Нидерланды, Италия, Греция, Австралия, Новая Зеландия, Франция, Канада и Германия входят в число 30 стран, из которых выезжает наибольшее количество мигрантов»[8]. В случае Евразийской миграционной системы, Россия, которая принимает наибольшее число мигрантов в регионе, также является источником миграционных потоков, направляющихся в другие страны мира. Этот факт, однако, не ставит под вопрос ее статус центра самостоятельной миграционной системы.

Диаграмма 2
Страны с наибольшим числом мигрантов, 2000 г. (тысяч)

Источник: Построено по: UN (2002) International Migration. New York, October 2002

 

Являясь центром новой миграционной системы, Россия выступает как посылающая и в гораздо большей степени — как принимающая и транзитная страна. В соответствии с классификацией ООН, в 1990-е гг. Россия заняла второе место в мировой иерархии принимающих стран после США с общим числом мигрантов 13,2 миллиона человек[9] (см. диаграмму 2). Несмотря на то, что данные российской национальной статистики отличаются от критерия ООН — лица, рожденные за рубежом, — тем не менее общее число иммигрантов в России за 1992-2001 гг. — 10,7 миллионов человек (из которых 6,5 миллионов официально зарегистрированы как въехавшие на постоянное место жительства, 1,2 миллиона — как беженцы, 3 миллиона — «мигранты без статуса»[10]) — также подтверждает второе место России в списке стран с наибольшим числом иммигрантов в мире[11].

В течение относительно короткого исторического периода государства, возникшие на территории бывшего Советского Союза, столкнулись с огромным разнообразием потоков международной миграции, включая миграцию на постоянное место жительства, потоки вынужденных мигрантов, временную трудовую миграцию, транзитную миграцию, незаконную миграцию и т.д.

Структура этих миграционных потоков претерпевала изменения: в начале 1990-х гг. превалировали потоки вынужденной миграции (преимущественно этнической по своей природе); они были вызваны последовавшими за развалом прежде единой страны политическим шоком и взрывом националистических настроений в новых независимых государствах, где «чужаки» жестко притеснялись и «выдавливались» новыми национальными элитами, ориентирующимися на построение этнически гомогенных государств [12]. Однако после середины 1990-х гг. мотивации миграции изменились, большую роль стали играть экономические факторы (как выталкивающие, так и притягивающие). По сравнению со многими соседними государствами Россия выглядит экономически более благополучной. Уровень ВВП на душу населения в России, по данным Госкомстата РФ, составлял в 1996 г. 6742 долл., что вдвое больше, чем в Украине (3325 долл.), больше чем в три раза больше, чем в Молдове (2100 долл.), в пять раз больше, чем в Таджикистане[13]. Уровень средней заработной платы (в долларовом эквиваленте) в Украине в 2,1 раза ниже, чем в России, в Казахстане — в 1,7 раза, в Киргизии — в 3,8 раза, в Молдове — в 4,5 раз, в Армении — в 6,6 раз, в Азербайджане — в 9,4 раза, в Таджикистане — в 30 раз[14].

Таким образом, если на начальной стадии формирования Евразийской миграционной системы в начале 1990-х гг. Россия выступала ее центром главным образом в силу исторических причин (в течение более чем трех столетий из России ехали мигранты в окраинные регионы Империи, а в течение Советского периода — в «братское республики», где в результате сложилась многочисленная «русская диаспора»[15]), то в настоящее время Россия становится экономическим центром, привлекающим мигрантов из государств СНГ. Основные мотивы их миграции в Россию связаны с экономическими причинами: мигранты приезжают в Россию в поисках работы и более высоких заработков, вне зависимости от того, являются ли они законными трудовыми мигрантами или незаконными мигрантами.

Экономическая ситуация в Азербайджане, Армении, Грузии, Украине, центрально-азиатских республиках в настоящее время значительно хуже, чем в России, так что денежные переводы помогают мигрантским семьям, оставшимся на родине, выжить. Более того, складывающая ситуация непосредственно связана с региональной безопасностью: принимая миграционные потоки граждан СНГ (которые предпочитают ехать на заработки в Россию из-за возможности безвизового въезда, общего языка, близкой культуры, взаимного признания дипломов и квалификаций и т.д.), и обеспечивая из работой и заработком, Россия в известном смысле обеспечивает сохранение региональной безопасности. В противном случае во многих странах региона, которые очевидно пробуксовывают на пути к рыночной экономике, мог бы наблюдаться рост социальной напряженности, который привел бы к возникновению новых волн вынужденных мигрантов и беженцев из Евразийской миграционной системы вовне. Это заключение имеет важное значение в контексте перспектив Европейской миграционной системы: поскольку Россия в известной степени способствует уменьшению миграционного давления из этого региона на ЕС, последний оказывается заинтересованным в позитивной экономической динамике этой страны.

В то же время в течение последнего десятилетия устойчивый характер приобрели миграционные связи между двумя миграционными системами, особенно между странами, имеющими общую границу. В целом, миграционный поток из России, Украины и Беларуси на запад состоит из различных категорий мигрантов: бизнес-мигрантов, временных трудовых мигрантов, эпизодических мигрантов-«челноков», незаконных мигрантов, транзитных мигрантов, при этом всех их объединяет то, что ими движут преимущественно экономические факторы.

Этот момент приобретает принципиальное значение в свете происходящих изменений границ Европейской миграционной системы и придает особую актуальность регулированию миграционных потоков между будущими членами ЕС и государствами СНГ. Так, в России (равно как и в Украине) существует определенный слой населения, чье благополучие непосредственно зависит от поездок за границу. Согласно некоторым оценкам, примерно два миллиона домохозяйств в России получают свои доходы от участия в международной миграции[16]. Мы предполагаем, однако, что на самом деле эта цифра гораздо выше, если принять во внимание все категории экономических мигрантов (сезонных мигрантов, рабочих по контракту, приграничных мигрантов, «челночных» торговцев, незаконных мигрантов). В Украине, по разным оценкам, от 2 до 7 миллионов человек участвуют в разных формах экономической миграции[17]. В Молдове и Армении каждое третье домохозяйство имеет по крайней мере одного члена семьи, работающего за рубежом[18]. Многие из этих мигрантов сориентированы на те страны Центральной Европы, которые в самом ближайшем будущем присоединятся к ЕС. Проблема заключается в том, что после расширения ЕС режим пересечения границы станет гораздо более жестким и многие из этих людей либо останутся без источника дохода, либо перейдут на незаконное положение на территории ЕС.

Для того, чтобы, по возможности, смягчить эту проблему, представляется важным на межгосударственном уровне поиск форм обеспечения легитимного поля миграции в новых условиях, т.е. когда вступит в силу новая, единая иммиграционная политика. Особую актуальность этому вопросу придает тот факт, что дешевый труд иностранных рабочих из соседних государств уже стал структурным элементом ряда отраслей экономики центрально-европейских стран. Не обладая надежными данными, мы, тем не менее, можем предположить, что, например, швейная промышленность в некоторых районах Польши значительно повысила свою конкурентоспособность благодаря женщинам-мигрантам из Украины и России.

Таким образом, если в первые десять лет после крушения социалистической системы в Европе центрально-европейские государства (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия, Словения) оказались в своего рода промежуточном положении на европейском миграционном поле[19], испытывая на себе миграционный приток из соседних с востока стран и отток населения в более преуспевающие государства Западной Европы, то сейчас они оказались прочно «пришвартованы в гавани Европейского Союза». Это означает, что самое начало нынешнего столетия является свидетелем нового изменения условных границ внутри европейского миграционного пространства, которое неизбежно скажется на будущих миграционных тенденциях на континенте.

Миграция на постоянное место жительства

Динамика постоянной миграции (или миграции на постоянное место жительства) на территории СНГ имеет схожие тенденции для всех стран региона: после миграционного «бума» первой половины 1990-х гг., когда большая часть миграционного потока была представлена «этническими мигрантами», стремившимися избежать участи этнических меньшинств (причем подавляемых меньшинств) во вновь возникших суверенных государствах, ситуация постепенно стабилизировалась. К 2000 г. «репатриация»[20] русских, украинцев, белорусов сократилась по сравнению с 1997 г.: в России — на 40%, в Украине — на 25%, в Беларуси — на 45%[21]. В России доля русских «репатриантов» в чистой миграции заметно снизилась: с 70% в 1997 г. до 55% в 2000 г. Миграционный баланс в 2000 г. составлял примерно 266 тысяч человек, притом, что иммиграция в четыре раза превышала эмиграцию (см. таблицу 2). В Беларуси миграционный баланс с другими государствами СНГ был также положительным (16,8 тыс. человек в 2000 г.), но постепенно уменьшался (в 1997 г. — 24,1 тысяч человек, в 1999 г. — 22,1 тысяч человек)[22]. Украина была единственной страной на европейской части СНГ, в которой миграционный баланс был отрицательным: иммиграция в Украину в 2000 г. составила 49,7 тысяч человек, эмиграция составила 55,4 тысяч человек, так что сальдо миграции было –5,7 тысяч человек[23]. Следует отметить, что Россия и Беларусь оставались главными миграционными партнерами Украины, так что отрицательный миграционный баланс с этими двумя странами перевесил положительный миграционный баланс со всеми остальными.

Что касается миграционного обмена с зарубежными странами так называемого «старого зарубежья», тенденции также претерпели изменения, сохраняя сходство между тремя исследуемыми государствами. Общее число эмигрантов постепенно сокращалось. В 2000 г. эмиграция из России составила 62 тысячи человек (см. таблицу 3), из Украины — 45 тысяч, из Беларуси — 6,4 тысяч. «Этническая составляющая» миграционного оттока уменьшалась, хотя и сохраняла свое значение. Германия, Израиль и Соединенные Штаты Америки оставались основными странами назначения из-за относительно открытой иммиграционной политики в отношении определенных этнических групп. В 2000 г. в Германию выехали около 65% эмигрантов из России (40 тысяч чел.).

Таблица 2
Постоянная и долговременная миграция между Россией и другими странами бывшего СССР, 2000 г.

Страна

Иммиграция

%

Эмиграция

%

Сальдо

Армения

15,951

4.6

1,519

1.8

14,432

Азербайджан

14,906

4.2

3,187

3.8

11,719

Беларусь

10,274

2.9

13,276

15.9

-3,002

Грузия

20,213

5.8

1,802

2.2

18,411

Казахстан

124,903

35.7

17,913

21.5

106,990

Кыргызстан

15,536

4.4

1,857

2.2

13,679

Молдова

11,652

3.3

2,237

2.7

9,415

Таджикистан

11,043

3.2

1,158

1.4

9,885

Туркменистан

6,738

1.9

676

0.8

6,062

Украина

74,748

21.3

35,601

42.7

39,147

Узбекистан

40,810

11.7

3,086

3.7

37,724

Прибалтийские
государства:

 

 

 

 

 

Эстония

786

0.2

385

0.5

401

Латвия

1,785

0.5

365

0.4

1,420

Литва

945

0.3

376

0.4

569

ВСЕГО

350,290

100

83,438

100

266,852

Примечания:

1 Под иммиграцией понимается число лиц, получивших долгосрочный вид на жительство в Российской Федерации.

2 Под эмиграцией понимается число лиц, выехавших из России на постоянное место жительства.

Источник: Данные Государственного Комитета РФ по статистике (Госкомстат).

IOM (2002) Migration Trends in the Eastern Europe and Central Asia. 2001-2002 Review. Geneva, Switzerland, p. 123.

 

26% эмигрантов из Украины (11,5 тысяч человек), 14% эмигрантов из Беларуси (918 человек)[24]. В то же время миграционный поток из Украины и Беларуси остается «традиционно» сориентированным на Израиль (40% в обеих странах). Из России же эмиграция в Израиль сокращается: в 2000 г. 15% российских эмигрантов выехали в Израиль, в то время как их доля в 1996 г. составляла 25%. Заметим, что если в 1993-1995 гг. почти половину эмигрантов из России составляли этнические немцы и примерно 12% — евреи, то в 2000 г. доля немцев снизилась до трети, а евреев — до 7%. Одновременно эмиграция этнических русских возросла в полтора раза по сравнению с 1993 г. В 2000 г. 42% эмигрантов были русскими, значительно превосходя по численности немцев и почти в пять раз — численность евреев[25].

Таблица 3
Постоянная и долговременная миграция между Россией и зарубежными странами, (кроме государств бывшего СССР), 2000 г.

Страна

Иммиграция

%

Эмиграция

%

Сальдо

Афганистан

245

2.7

180

0.3

65

Канада

50

0.5

841

1.3

-791

Китай

1,121

12.4

658

1.1

463

Финляндия

83

0.9

1,142

1.8

-1,059

Германия

1,753

19.4

40,443

64.9

-38,690

Греция

182

2.0

-

-

-

Израиль

1,508

16.7

9,407

15.1

-7,899

Северная Корея

32

0.3

47

0.1

-5

Польша

61

0.7

135

0.2

-74

Сирия

358

4.0

54

0.1

304

США

439

4.9

4,793

7.7

-4,354

Прочие

3,208

35.5

4,582

7.4

-1,202

ВСЕГО

9.040

100

62,282

100

-53,242

Примечания:

Под иммиграцией понимается число лиц, получивших долгосрочный вид на жительство в Российской Федерации.

Под эмиграцией понимается число лиц, утративших постоянный вид на жительство. Согласно данным Министерства внутренних дел РФ, в 2000 г. Было выдано 77 600 официальных разрешений на эмиграцию.

Источник:       Данные Государственного Комитета РФ по статистике (Госкомстат).
IOM (2002) Migration Trends in the Eastern Europe and Central Asia region. 2001-2002 Review. Geneva, Switzerland, p. 127.

 

На фоне уменьшения доли немцев и евреев в эмиграционном потоке (прежде всего вследствие сокращения миграционного потенциала этих этнических групп) особенно очевидной становится тенденция роста эмиграции титульных наций — русских из России, украинцев — из Украины, белорусов — из Беларуси.

На примере России можно проанализировать те пути, которыми пользуются граждане СНГ в своей эмиграции на Запад. Во-первых, для все большего числа преуспевших российских граждан (которые, тем не менее, хотят сменить место постоянного проживания) реальным становится путь иммиграции в европейские и другие страны по категории инвесторов, т.е. приобретая там бизнес и недвижимость. Русских в этой категории эмигрантов — подавляющее большинство. Не имея соответствующей статистической информации, мы, тем не менее, на основании данных посреднических иммиграционных фирм можем предположить, что не меньше половины из вышеуказанной растущей доли русских в эмиграционном потоке в последние годы связано именно с этим.

Кроме того, получившая широкое распространение временная миграция российских граждан в зарубежные страны (учебная, деловая, трудовая, туризм) «чревата» превращением в постоянную: выпускники европейских университетов подчас предпочитают остаться работать в стране обучения, трудовые мигранты в случае успешного «закрепления» в стране пребывания начинают ходатайствовать о статусе постоянного жителя, деловые поездки могут на самом деле служить формой поиска возможностей будущей эмиграции и т.д.

Следовательно, в условиях, когда эмиграционный вектор меняется от вынужденной миграции преимущественно «привилегированных» этнических групп к этнически диверсифицированной (хотя и менее многочисленной) миграции, в которой превалирует экономическая детерминанта, — в этих условиях отчетливо прослеживается изменение миграционных тенденций в сторону «классической» модели международной миграции, при которой национальное и международное регулирование миграционных потоков становится ключевым фактором в развитии ее тенденций и перспектив.

Далее к части 2


Ивахнюк Ирина Валентиновна, кандидат экономических наук, заместитель заведующего кафедрой народонаселения экономического факультета Московского Государственного университета им. М.В. Ломоносова


[1] Corrado Bonifazi, Central and Eastern European countries and the new reality of European international migration // In: Irena E Kotowska and Janina Jozwiak (eds.) Population of Central and Eastern Europe. Challenges and Opportunities. European Population Conference. Warsaw, 26-30 August 2003. Statistical Publishing Establishment. Warsaw, 2003, p. 415.

[2] Marek Okolski (1999) Migration pressures on Europe // In: European Populations: Unity in Diversity. Ed. by D. van de Kaa et al. Dortrecht, Boston, London, Kluwer Academic Publishers, p. 163.

[3] Mary Kritz (2002) International Migration to Multiple Destinations // “The World in the Mirror of International Migration”. Scientific series “International Migration: Russia and the Contemporary World” Volume 10, Moscow MAX Press, p. 99.

[4] Зайончковская Ж.А. (2000) Миграционная политика // В: Проект программы развития России до 2010 г. Центр стратегических исследований, М.

[5] См., например,  Kritz M., Lean Lim L,  Zlotnik H. (eds.) (1992) International Migration Systems: A Global Approach. Oxford, Clarendon Press.

[6] Simmons A., Piche V. (2002) Teaching Migration and Globalisation // “Genus”, vol. LVIII (n. 3-4), p. 116.

[7] Госкомстат (2001)Статистический ежегодник.. М.

[8] Mary Kritz (2002) International Migration to Multiple Destinations // “The World in the Mirror of International Migration”. Scientific series “International Migration: Russia and the Contemporary World” Volume 10, Moscow MAX Press, p. 103, 109.

[9] UN (2002) International Migration New York, October 2002.

[10] «Мигранты без статуса» в России – это не нелегальные иммигранты. Эта категория мигрантов возникла как результат «прозрачных границ между бывшими советскими республиками, когда люди, приезжавшие в Россию в начале 1990-х гг., оставались там жить и работать, однако, из-за несовершенства законодательства не могут до сих пор получить российское гражданство.

[11] В. Ионцев, И. Ивахнюк (2002) Россия в мировых миграционных потоках: особенности и тенденции последнего десятилетия (1992-2001) // Мир в зеркале международной миграциию Научная серия «Международная миграция населения: Россия и современный мир»ю Выпуск 10. М.: МАКС-Пресс, с. 52.

[12] В этом контексте единственным исключением является Россия, в которой идея этнически однородной страны не может быть применима по историческим причинам.

[13] Трудовая миграция в России (2001) Выпуск 2 научной серии «Миграция населения». Редактор серии О.Воробьева. Пилодение к журналу «Миграция в России». М., с. 82.

[14] Госкомстат (2001) Социально-экономическое положение России. Статистический сборник. М.

[15] В течение до-советского периода (1796-1916 гг.) общая численность населения, которое переехало из европейской части России в приграничные районы, превысила 12Б6 миллионов человек; среди них 7 миллионов (из которых 80% были этническими русскими) переехали на те территории, которые ныне стали «новыми независимыми государствами». В течение советского периода миграционный баланс России с другими республиками был –4 миллиона человек (Народонаселение. Энциклопедический словарь. Москва, 1994, с. 235; В. Кабузан. Русские в мире. Санкт-Петербург, 1996).

[16] Трудовая миграция в России (2001) Выпуск 2 научной серии «Миграция населения». Редактор серии О.Воробьева. Пилодение к журналу «Миграция в России». М., с..21.

[17] Ирина Прибыткова (2003) Трудовая миграция в Украине в переходный период // In: Трудовая миграция в СНГ: социальные и экономические эффекты. Под ред. Ж. Зайончковской. М., с. 26.

[18] IOM (2002) Migration Trends in Eastern Europe and Central Asia. 2001-2002 Review, Geneva, Switzerland, p. 17.

[19] Еще в середине 1990-х гг. специалисты по международной миграции объединяли страны Центральной и Восточной Европы в единое «новое миграционное пространство» (См., например, Okolski, Marek (1999) Migration pressures on Europe // In: European Populations: Unity in Diversity. Ed. by Dirk van de Kaa et al. Dortrecht, Boston, London, Kluwer Academic Publishers, p. 162).

[20] Мы считаем уместным ставить слово «репатриация» в кавычки, поскольку на самом деле люди, которые переезжали из своих родных мест в другие регионы СССР в течение советского и досоветского периода, не были эмигрантами, поскольку имела место внутренняя, а не международная по форме и по сути миграция. Эти люди не покидали свою родину (т.е. patria), поскольку их родиной был весь Советский Союз. Соответственно, возвратная миграция этих лиц или их потомков в пост-советский период не может определяться термином «репатриация» в его классическом значении, т.е. как «возвращение в страну своего гражданства, постоянного проживания или происхождения».

[21] IOM (2002) Migration trends in Eastern Europe and Central Asia. 2001-2002 Review, Geneva, Switzerland, pp. 68, 118, 148.

[22] Данные Министерства статистики и анализа Республики Беларусь.

[23] Данные Государственного комитета статистики Украины.

[24] IOM (2002) Migration Trends in Eastern Europe and Central Asia. 2001-2002 Review, Geneva, Switzerland, pp. 75, 127, 155.

[25] Население России 2001. Ежегодный демографический доклад. Под ред. А. Вишневского, М.: Издательский Дом «Университет», с. 116.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.