Леонид Рыбаковский

Направления миграционной политики в ближайшие 10-15 лет

Краеугольным камнем последовательного и эффективного решения миграционных проблем должна стать научно обоснованная, учитывающая геополитические, экономические и демографические интересы страны, концепция долгосрочной миграционной политики России, обязательные элементы которой: цель и задачи её достижения по всем видам миграции и стадиям миграционного процесса, принципы и приоритеты, регламентирующие деятельность в этой сфере

Выдержки из доклада «Стратегия демографического развития Российской Федерации»

<…>

1.4. Миграционная ситуация, её основные проблемы

 Современные проблемы миграции населения включают в себя как традиционные, существовавшие в России многие десятки и даже сотни лет, так и возникшие в результате действия новых факторов. К числу факторов, инициировавших возникновение новых проблем, относится распад СССР, замена планового размещения производительных сил рыночными механизмами распределения труда и капитала, возникновение межнациональных конфликтов, принятие законов о миграции населения, в целом соответствующих цивилизованным обществам. В этот набор входят и такие факторы как снижение уровня доходов населения в первые годы реформирования страны, сокращение потребностей экономики в трудовых ресурсах, вследствие падения объемов производства, удорожание транспортных услуг и, что важно подчеркнуть, происшедшая в 90-е годы трансформация межреспубликанской миграции в межгосударственную. Все это, поскольку Россия не была готова к подобной трансформации, в основном негативно повлияло на её экономическое, социальное и демографическое развитие. Хотя к настоящему времени острота многих миграционных проблем спала, но все равно миграция продолжает оставаться важнейшим фактором, влияющим на изменения в социально-экономической и демографической сферах.

Сокращение объемов миграции населения

Прежде всего, все годы независимого существования России последовательно происходило сокращение общих масштабов миграции населения. В 1996г. суммарный внутрироссийский и межгосударственный миграционный оборот (сумма прибывших и выбывших) составлял к уровню 1994г. 87%. Спустя 2 года, в 1998г. миграционный оборот снизился еще на 14%, через 2 года, в 2000г. произошло дальнейшее сокращение миграционного оборота на 13.5%. В 2003г. он оказался меньше 4.3 млн. человек, тогда как в 1994г., т.е. 10 лет до того, его величина превышала 7.8 млн. (была больше в 1.8 раза). Причем синхронно снижались как числа прибывающего, так и выбывающего населения (рис. 1.4.1).

К началу 2004г. численность прибывающего населения уменьшилась вдвое по отношению к уровню 1994г. (50.2%), а числа выбывающего населения сократились до 60.6%. Сальдо миграции в среднем за 1995-1997гг. сократилось по сравнению с его объемом в 19994г. более чем в двое (до 49.4%), в 1998-2000гг. по отношению к предшествующему трехлетию — уменьшилось еще на 2/5 ( до 59.3%) и в 2001-2003гг. оно было меньше, чем в 1998-2000гг. в 3 с лишним раза (до 30%). За десятилетие его величина сократилась в 11.5 раз.

Сокращение масштабов миграции населения еще не означает снижения его миграционной подвижности (мобильности). Население в новой России стало более подвижным, несмотря на рост материальных затрат, необходимых для осуществления перемещений. Стали массовыми челночные миграции (поездки за товарами), выезды за пределы страны на отдых и с деловыми целями и пр. Достаточно сказать, что масштабы перемещений пассажиров на водном транспорте с 1995г. по 2002г. увеличились на 6%, в т. ч. на туристических линиях –на 2%, а на экскурсионно-прогулочных –даже в 1.5 раза. За это же время число российских граждан, выезжающих за границу по туристическим путевкам возросло почти на 70% и т.д. А ведь в эти годы численность населения России сократилась.

Внутрироссийские миграции

С начала 90-х годов прошлого столетия во внутрироссийских миграциях стали преобладать негативные тенденции. Последовательно совершавшееся многие десятки и сотни лет заселение слабоосвоенных, но богатых природными ресурсами и занимающих выгодное геополитическое положение, районов в результате устранения государства от регулирования миграционными процессами, сменилось сокращением численности и плотности населения этих территорий, разрушением их трудового потенциала. На смену перемещениям населения с запада на восток, из трудоизбыточных районов в трудонедостаточные, пришли миграции в обратном направлении. Все 90-е годы и первые годы нового столетия положительный миграционный прирост наблюдался в большинстве экономических районов (в 7 из 11). В отличие от этого в районах Севера, в Сибири и на Дальнем Востока население сокращалось не только от естественной убыли, но и в результате отрицательного миграционного сальдо.

Если в прошлом население Северного, Западно-Сибирского, Восточно-Сибирского и Дальневосточного экономических районов постоянно росло темпами более высокими, чем население страны в целом (между переписями 1959 и 1979гг. темпы прироста населения в указанных регионах превышали среднереспубликанские в 1.4 раза и между 1979 и 1989гг. соответственно — в 2 раза), то в 90-е годы темпы сокращения численности населения этих четырех экономических районов были выше, чем в целом по России почти в 6 раз. За десятилетие население северных и восточных районов сократилось на 1.1 млн. человек, тогда как во всех остальных районах оно увеличилось на 0.4 млн. Этот процесс продолжился и в ХХI столетии. Так, к 2003г. население только одного Дальневосточного федерального округа уменьшилось почти на 1.1 млн. человек или на 14% к уровню 1994г., тогда как по России в целом –всего на 2.5%. На долю этого округа, удельный вес которого в численности жителей России составляет лишь 4.6%, приходится почти 30% общероссийского сокращения населения.

В течение 1991-2000 годов Европейский Север потерял от миграции 334 тыс. человек, а территории Северо-Востока утратили соответственно 593 тыс. В 2001-2003гг. миграционное сальдо из этих районов хотя и сократилось, но все равно осталось отрицательным. В 2003г. миграционная убыль из Республики Коми, Мурманской и Архангельской областей превысила 17 тыс. человек, а Камчатской, Магаданской и Сахалинской областей вместе с Якутией и Чукоткой составила 16 тыс. человек. Наиболее тревожная ситуация с заселенностью складывается в ряде регионов Северо-Востока страны. Так, за межпереписной период (с начала 1989г. до конца 2002г.) население Магаданской области и Чукотского АО, в основном, в результате миграции сократилось соответственно в 2 и в 3 раза. А ведь эти территории могут стать столь же уязвимыми в современном мире, как и соседняя с ними Аляска в середине ХIХ века. Все прошедшие годы со времени приобретения Россией независимости в большинстве северных субъектов Российской Федерации не только сокращалась численность населения, но и разрушался демографический и трудовой потенциал, создававшийся из многих поколений мигрантов, которые прошли трудную медико-биологическую адаптацию и приобрели опыт работы в экстремальных условиях Российского Севера.

Еще более злободневны миграционные проблемы в приграничных районах Восточной Сибири и Дальнего Востока. Свыше 150 лет шло заселение и укрепление российских границ вдоль р. Аргунь, Амур и Уссури. С огромным трудом было создано постоянное население в этой местности. К началу 80-х годов прошлого века в южных районах Дальнего Востока доля постоянных жителей составляла 2/3 всего населения, причем половина из них относилась к местным уроженцам. Ныне население, в том числе и уроженцы, покидают приграничные районы. За 90-е годы миграционная убыль населения Читинской, Амурской областей, Хабаровского, Приморского краев и ЕАО составила 200 тыс. человек. В новом столетии отток сократился, но все равно эти области, например, только в 2003г. потеряли в результате миграции 12.5 тыс. человек. К началу 2003г. население указанных субъектов Федерации сократилось почти на 700 тыс. человек (89% относительно уровня 1994г. Выбывающее население частично замещается иммигрантами из соседних стран. Пока этот нерегулируемый процесс находится в начальной стадии, но его возможное завершение можно предугадать, обратившись к истории бывших мексиканских территорий, ставших штатами США (Техас, Калифорния и др.), или к современному Косово.

Миграционный обмен населением со странами нового зарубежья

В 90-е и последующие годы продолжилось сокращение масштабов межгосударственной миграции в рамках постсоветского пространства, заметно уменьшались объемы как прибывающего в Россию населения, так и покидающие её. Тем не менее, все это время межгосударственный миграционный обмен населением со странами нового зарубежья обеспечивал России положительный прирост, который в различной мере компенсировал естественную убыль, сглаживал последствия депопуляции. Однако роль миграции в компенсации убыли населения постепенно снижалась, что видно на рис. 1.4.2.

 

До 1992г. и естественный и миграционный приросты были положительными для России и сальдо миграции даже в 1990г. давало лишь одну треть общего прироста населения. С 1992г., года начала затяжной депопуляции в стране, сальдо миграции только частично компенсирует естественную убыль населения. Наиболее значимую роль сыграла миграция в компенсации естественной убыли населения в 1994г. —93.1%, в 1998г. уже 40.9%, спустя два года, в 2000г.— 22.4% и еще через два года — в 2002г. —8.3%. Лишь в 2003г. значение миграционного прироста в демографической динамике увеличилось до 10,5% .

Весь период, естественная убыль, начиная с 1992г., возрастала, несмотря на её некоторые колебания, тогда как миграционный прирост с 1994г. неуклонно сокращался. То и другое очень быстро привело, таким образом, к резкому уменьшению компенсирующей роли миграционного сальдо в демографической динамике: с 48.9% в среднем за 1994-1998гг. до 13.2% —в 1999-2003гг.

Все последнее десятилетие, как и в прежние годы среди мигрантов, прибывающих в Россию из стран СНГ и Балтии, преобладали русские. Прямые и обратные потоки формировались также из населения, титульного для государств нового зарубежья, а также из других народов, населявших бывший Советский Союз. Благодаря миграции в 1989-2003гг. численность русских выросла на 3 млн. человек. В наибольшей мере пополнили население Российской Федерации выходцы из Казахстана, Средней Азии и Закавказья. В целом во все страны нового зарубежья на одну тысячу русских, прибывших в 1989-2003 гг. в Россию возвратилось обратно 235 человек. В наибольшей мере русские выбывали из России в Белоруссию (св. 950 человек на каждую тысячу прибывших) и Украину (730 человек) и в наименьшей в Таджикистан (примерно 110 человек) и Азербайджан (менее 120 человек). Благодаря возвращению 3-х млн. русских из государств нового зарубежья на свою историческую родину, их численность в России сократилась в межпереписной период не на 7 млн. человек, а лишь на 4 млн. (со 120 млн. до 116 млн. человек). Если добавить сюда также млн. бывших украинцев и белорусов со смешанной кровью, которые в результате смены национальности, стали русскими, то окажется, что Россия должна была недосчитаться не 4, а 8.5% млн. русских. Стало быть, миграция населения в Россию из стран нового зарубежья — это не только демографическая, но и этническая проблема.

Хотя постоянный миграционный приток из государств нового зарубежья, нивелировал неблагоприятную динамику населения РФ в 1994-2003гг., но он не смог радикально оздоровить демографическую ситуацию в стране. Численность населения, вследствие превышения числа умерших над числом родившихся, в эти годы должна была сократиться на 8.6 млн. человек, но благодаря миграции фактически уменьшилась на 5.7 млн. То есть за 1994-2003 гг. население страны возросло за счет мигрантов, преимущественно из нового зарубежья, лишь на 2.9 млн. человек. В числе мигрантов, прибывших из нового зарубежья доля лиц моложе 16 лет превышает четверть всех прибывших. Более того, у мигрантов в этот период родилось уже в России несколько десятков тысяч детей.

Трудовые мигранты в России

Со второй половины 90-х годов численность трудовых мигрантов из государств нового зарубежья в общем числе иностранных рабочих снизилась: 73,8% в 1994г. и 45,7% в 1999г. Но именно в эти годы происходит рост нелегальных трудовых мигрантов из этих же стран. Ежегодно незаконно устраиваются на работу в России не менее 100 тыс. иностранных рабочих. Все это происходит на фоне общего сокращения численности легальных иностранных рабочих: с 292 тыс. в 1996г. до 211 тыс. в 1999г. Проникновение нелегальных иммигрантов остается острой проблемой, что связано с произошедшими изменениями в социально-экономическом и политическом развитии государств, возникших на постсоветском пространстве, упрощением порядка въезда в Россию, «прозрачностью» государственных границ.

Значительная часть иммигрантов прибывает в Россию из государств старого зарубежья (Афганистан, Иран, Пакистан, страны Африки, Ближнего и среднего Востока, Юго-Восточная Азия). Отсутствие эффективного иммиграционного контроля за въездом и выездом иностранцев из России не позволяет назвать сколько-нибудь точную цифру нелегальной миграции. Имевшиеся оценки на конец 90-х годов от 1 млн. человек до 7 млн. (вместе с нелегальными мигрантами из нового зарубежья), далеки от реальных цифр. Только из Китая число нелегальных иммигрантов насчитывает, по разным оценкам, от 500 тыс. до 1.2 млн. человек. Иммигранты, прибывшие в качестве туристов, по приглашениям и т.д., затем переходят на нелегальное положение. Вместе с тем возрос и незаконный приток иностранных граждан и лиц без гражданства (обычно, по поддельным документам), часть которых использует Россию в качестве перевалочной базы для последующей иммиграции в государства старого зарубежья. Считается, что около 40% иммигрантов — это транзитники.

Сколько ныне нелегальных иммигрантов сказать трудно. Федеральная миграционная служба (ФМС) считает, что в стране в 2003г. было 400 тыс. легально работающих (по разрешениям) и 3.8 млн. нелегальных иммигрантов, т.е находящихся легально в стране и имеющих разрешения на работу примерно 10%. Имеющаяся информация говорит о том, что учесть незаконно пребывающих в России иммигрантов очень сложно. Так, по данным той же Федеральной миграционной службы в 2003г. в Россию законно въехало 11 млн. человек, это те, кому выдали миграционные карты. Пока еще в Россию можно попасть не только через пункты, где ведется учет въехавших, но и через не обустроенные (их более 11 тыс. км.) участки государственной границы. Более того, какое количество из въехавшего населения покинули Россию, информации нет. Известно, лишь, что за это время выдворено из страны за нарушение правил пребывания 45 тыс. человек и полтора миллиона человек привлечены к административной ответственности за нарушение правил пребывания. Сколько иммигрантов прошло мимо контролирующих инстанций никто не знает.

Нелегальная иммиграция оказывает существенное воздействие на экономическую ситуацию в России. Большинство из них занято на не престижных для россиян рабочих местах. Часть временных мигрантов привлекается иностранными компаниями для реализации контрактов силами своего персонала. Общее число официально зарегистрированных иностранных работников составляет 0,5-0.6% от совокупной численности занятых в экономике страны, что, по сути, не влияет на уровень безработицы. Но численность всех нелегальных иммигрантов относительно занятого населения составляет свыше 6%. Это примерно 2/3 всех зарегистрированных безработных.

Нелегальная иммиграция влияет на социальную сферу, ухудшает криминогенную обстановку в стране. Незаконные мигранты преимущественно заняты в теневой экономике, пополняют криминальные структуры, уклоняются от уплаты налогов, оказывают давление на рынок труда, вследствие бесправного положения и заниженных заработков, ухудшают эпидемиологическую ситуацию вследствие повышенного риска инфекционных заболеваний, в т.ч. СПИДа, повышают смертность населения страны, вывозят значительные средства из страны. ФМС считает, что ежегодно из страны вывозится 2.5-3 млрд. долларов.

Обострение проблем иммиграции, в т.ч. и нелегальной, во-первых, связано с отсутствием, адекватной российским реалиям правовой базы по регулированию, как это принято во всех развитых странах, объемов иммиграции (квотирование), пребывания иностранных граждан и лиц без гражданства на территории страны, их законному выдворению или интеграции в российское общество. Во-вторых, проникновение иностранцев на территорию России облегчается тем, что значительная часть государственной границы со странами нового зарубежья открыта, отсутствует визовый режим и не отрегулировано в рамках СНГ законодательство по борьбе с незаконной иммиграцией. Часть иммигрантов, проникнув в Россию с целью транзита и последующего выезда на запад, а также тех, кто прибыл на время и затем перешел на нелегальное положение, могут при определенных условиях стать российскими гражданами.

Миграционный обмен со странами старого зарубежья

Изменение геополитического статуса России, осуществление в стране демократических преобразований в условиях системного, прежде всего, экономического кризиса, обусловило в первые годы рост масштабов миграционного обмена между Россией и государствами старого зарубежья. Позже, по мере улучшения ситуации в стране, началось снижение объемов эмиграции, изменение её направлений и этнической структуры.

С 1989г. вплоть до 1993г., когда вступил в силу закон о порядке въезда и выезда из России, число иммигрантов из старого зарубежья колебалось от 0.2 до 0.4 тыс. человек в год. К этому времени возрастающий отток российского населения за границу, достиг, начиная с 1990г., достаточно больших масштабов. В среднем за год в 1990-1995гг. эмигрировало из России по 105 тыс. человек. В следующее пятилетие (1996—2000гг.) из России эмигрировало в среднем за год по 82 тыс. человек, тогда как страна принимала из старого зарубежья по 5.1 тыс. иммигрантов. Уже в новом столетии Россию покинуло около 160 тыс. или 53 тыс. человек в год, а въезжало, вероятно, возвращалось обратно по 7.4 тыс. иммигрантов.

Эмиграция осуществлялась в основном в Германию: в 1995г. туда выехало 72.8 тыс. человек (65%), Израиль —12.7 тыс. (11.3%) , США — 9.0 тыс.(8%) и в Грецию —1.1 тыс. человек. Спустя 4 года, в 1999г. в Германию эмигрировали из России 47.9 тыс. человек(56.2%), Израиль — 20.0 тыс. (23.4%), США —5.9 тыс. (менее 7%) и в Канаду 1.1 тыс. или 1.3%. Наконец, в 2003г. в Германию выехало 36.9 тыс. человек или 78.3%, в Израиль и США всего 5.3 тыс. ((11.2%). В 1995г. немцы и евреи составляли соответственно 45.6 и 11.4%. На долю русских приходилось 25.6% (28.8 тыс.) и украинцев почти 2%. Уже к 1999г. произошли заметные изменения. Среди эмигрантов высокую долю составляли немцы — почти 33% (28 тыс.), русские — свыше 40% (34.5 тыс.), а также китайцы и корейцы — 4.5% (3.8 тыс.), причем их среди иммигрантов было 34.4% (4.5 тыс.). В 2003г. среди эмигрантов преобладали немцы —31.6% и русские —42%, а среди иммигрантов те же русские (почти 40%), немцы и евреи — соответственно 1.2 и 0.6%.

Выезжает из России высококвалифицированное молодое население, значительную долю среди которого составляет техническая и творческая интеллигенция. Всего в течение 1989-2003 гг. эмигрировало из России в страны старого зарубежья 1246.3 тыс. человек. Обратно идет более «жидкий» поток. За это время в Россию прибыло из старого зарубежья 98.6 тыс. человек. В итоге Россия потеряла почти 1150 тыс., как, правило, высококвалифицированных специалистов, что далеко не равноценно профессиональной структуре иммигрантов, прибывающих в страну. Помимо демографических и интеллектуальных потерь, это и утечка капиталов. По имеющимся оценкам в 90-е годы только легальными эмигрантами вывезено более 30 млрд. долларов.

В последние годы наблюдается также рост трудовой эмиграции граждан России по контролируемым государством каналам преимущественно в страны старого зарубежья. С 1994 по 2000гг. она увеличилась в 5 раз и достигла 40 тыс. человек в год. Трудовая миграция снижает напряженность на внутреннем рынке труда, позволяет сглаживать негативные последствия структурных изменений, способствует повышению квалификации и культуры труда, увеличивает доходы населения и, главное, может стать при активной поддержке государства противовесом безвозвратной эмиграции россиян.

 Кроме тех, кто выезжает по контрактам на заработки в государства старого зарубежья, туда же идет неконтролируемый поток нелегальных мигрантов. Среди них и молодые женщины, часто попадающие на запад обманным путем. В девяностые годы только в Западной Европе занимались проституцией свыше 0.5 млн. женщин, выехавших из государств, возникших на постсоветском пространстве. Очевидно, что доля России в их числе — самая высокая. По грубым прикидкам, это от 2-х до 4-х процентов численности российских женщин, находящихся в возрасте 18-24 года. Подобное во многом связано с тем, что в настоящее время государство слабо контролирует деятельность организаций по найму работников для осуществления трудовой деятельности за рубежом, не эффективно противодействует «работорговле», не противодействует нарушениям прав граждан России в государствах старого зарубежья.

<…>

3.3. Стратегические основы миграционной политики и обоснование объемов миграционного сальдо на перспективу

Учитывая сложившуюся миграционную ситуацию с её комплексом нерешенных проблем и следуя духу, одобренной в конце 2001г., Концепции демографического развития РФ (изначальная цель этого развития — стабилизация численности населения страны), необходимо принять в качестве главного направления стратегии решения миграционных проблем — увеличение притока иммигрантов в Россию на тот период, пока собственное воспроизводство не будет способно обеспечить замещение поколений. Суть здесь даже не в том, что возможно, а в том, что необходимо, используя для этого различные источники демографической динамики.

При такой постановке стратегия в сфере миграции населения России должна создавать рамки для решения трех основных задач:

— замещению естественной убыли и соответствующему увеличению численности граждан России, в первую очередь, за счет русскоговорящего населения стран — бывших союзных республик;

— в условиях надвигающегося дефицита труда, вызванного сокращением приростов трудоспособного населения, привлечению трудовых мигрантов, прежде всего, из государств нового зарубежья;

— созданию условий для преимущественного расселения мигрантов в районах, важных в геополитическом отношении, т.е. в основном, на приграничных территориях.

Очевидно, что решение социально-экономических задач, стоящих перед страной, и обеспечение геополитических интересов России в современном мире обусловливают необходимость не только сокращения смертности от предотвратимых причин, но и постоянного притока иммигрантов, одна часть из которых, должна пополнять численность граждан страны, а вторая — трудовые мигранты должна способствовать устранению дефицита рабочей силы. Величина первой части, т.е. внешнего миграционного сальдо, зависит от размеров естественной убыли, а вторая — от соотношения потребности в труде и собственного воспроизводства трудовых ресурсов. Без этого не могут быть достигнуты ни стабилизация численности населения России, ни поддержание трудового потенциала на уровне, достаточном для устойчивого экономического развития.

Следовательно, современная миграционная стратегия России заключается в обеспечении миграционного прироста населения для обеспечения экономического роста, хозяйственного освоения и заселения территорий, имеющих геостратегическое значение, а также пополнения образовательных, воинских и других контингентов. Для реализации стратегических задач необходима миграционная политика, соответствующая современным российским реалиям. Цель этой политики, а она должна быть сформулирована и одобрена на государственном уровне, — прирост численности населения за счет иммиграции в объемах не меньших, чем естественная убыль и расселение мигрантов в соответствии с геополитическими интересами России, а также привлечение трудовых иммигрантов в масштабах, соответствующих балансовой потребности.

Миграционный потенциал для России. Осуществление поставленных задач возможно, прежде всего, если имеется в наличии соответствующий в количественном и качественном отношении миграционный потенциал. Не смотря на снижение численности титульных народов России — русских, татар, коми, кабардинцев и др., оставшихся в новом зарубежье, их численность и в настоящее время достаточно велика (согласно переписи 1989 г. их проживало в союзных республиках 28 млн. человек, а в настоящее время — примерно 20-22 млн.) Только в Казахстане и Узбекистане, давших наибольший отток русскоязычного населения, русских осталось 5— 6 млн. Сокращение же масштабов миграции русских и других титульных народов России из этих и ряда других государств нового зарубежья, как и уменьшение миграционного прироста населения России в целом, происшедшие в 90-е годы, вызваны, с одной стороны, либерализацией отношения к русскоговорящему населению (языковые и другие послабления) и, с другой стороны, тем, что на исторической родине мигранты не встречают должного понимания и поддержки, вследствие отсутствия последовательной миграционной политики относительно соотечественников, оставшихся за рубежом. Опыт, например, послевоенных Германии, Японии и Франции свидетельствует об огромном политическом и экономическом выигрыше этих стран, вернувших своих соотечественников из оставленных ими территорий.

Приток русскоязычного населения из нового зарубежья в текущее десятилетие может при соответствующей миграционной политике России составить несколько млн. человек. Реальные масштабы миграции, еще раз подчеркнём, будут зависеть, с одной стороны, от политики, проводимой государствами нового зарубежья в отношении русскоязычного населения (статус русского языка, замещение руководящих должностей, получение образования и др.) и, с другой стороны, от миграционной политики России в отношении соотечественников, оставшихся на постсоветском пространстве. Но в любом случае приток мигрантов из нового зарубежья существенно замедлит сокращение численности населения России. В последующие годы миграционный потенциал может быть полностью исчерпан, т.к. постаревшее и перешедшее в разряд пенсионеров население и то, которое родится и пройдет социализацию вне исторической родины, вряд ли будут эмигрировать в Россию.

В итоге миграционный потенциал русских из стран СНГ и Балтии в семилетие 2005-2011 г. может быть оценен не более чем в 3 млн. человек, из которых на долю России придется значительно меньше, т.к. другие страны, в частности Украина также заинтересованы в возвращении тех, кто, когда то её покинул. Кроме того, русские и русскоговорящие вообще выезжают также в государства старого зарубежья. Стало быть, будет ли этот потенциал ориентирован на Россию или предпочтет, либо остаться, либо уехать в другие страны для проживания, целиком зависит, с одной стороны, от различий в социально-экономическом положении России и стран нового зарубежья, а, с другой стороны, от направленности и эффективности российской миграционной политики.

Направления миграционной политики в ближайшие 10-15 лет

В последние годы с целью упорядочения миграционных процессов в России осуществлены достаточно кардинальные меры. Принят ряд новых и улучшены некоторые старые законы, регламентирующие миграцию населения. В первую очередь это относится к законам «О гражданстве», вступивший в силу с 1 июля 2002г., «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», подписанный Президентом РФ в июле 2002г. и др. В марте 2003г. распоряжением Правительства РФ одобрена «Концепция регулирования миграционных процессов в Российской Федерации», спустя год проведена реорганизация федеральной миграционной службы, осуществлены другие меры. Тем не менее, еще остаются не решенными многие вопросы, относящиеся к проведению адекватной российским реалиям миграционной политики, нормализации миграционной ситуации в стране.

Краеугольным камнем последовательного и эффективного решения миграционных проблем должна стать научно обоснованная, учитывающая геополитические, экономические и демографические интересы страны, концепция долгосрочной миграционной политики России, обязательные элементы которой: цель и задачи её достижения по всем видам миграции и стадиям миграционного процесса, принципы и приоритеты, регламентирующие деятельность в этой сфере. Идеологией этого основополагающего документа должны руководствоваться в своей законотворческой деятельности депутаты Федерального собрания (это относится и ко всем субъектам Федерации) и исполнительная власть всех уровней в рамках своей компетенции.

Концептуальные положения миграционной политики и её задачи на обозримую перспективу могут быть сформулированы следующим образом:

— в соответствие с целью «Концепции демографического развития Российской Федерации» необходимо стимулирование притока рускоговорящих мигрантов из государств нового зарубежья и поддержка, прежде всего, в правовой сфере оставшихся там соотечественников;

— обеспечение условий для легализации иммигрантов, прибывших в Российскую Федерацию после распада СССР из бывших союзных республик и проживших на ее территории определенный срок, и интеграции их в новую социальную среду;

— регулирование иммиграции из старого зарубежья — квотирование, иммиграционный контроль, выдворение из страны, содействие натурализации и интеграции иммигрантов, вовлечения их в российский социум, создание для этого правовых и экономических условий;

— облегченное предоставление досрочного вида на жительство и гражданства по упрощенной схеме (иммигрантам, окончившим вузы и средние специальные учебные заведения; вступившим в брак с российскими гражданами после рождения первого ребенка; проходящим по контракту службу в силовых структурах при условии получения правительственной награды; лицам, осуществившим в определенных размерах инвестирование в экономику приоритетных районов России и постоянно проживающим там и пр.);

— обеспечение простой процедуры регистрации иммигрантов (без разрешительной функции), при одновременной более жесткой политике по отношению к работодателям: взимание чувствительных штрафов за использование нелегальных работников, за их не обеспеченность жилыми помещениями для временного проживания, за уклонение от уплаты налогов и других платежей и т.д.;

— проведение политики протекционизма в отношении потоков (масштабов и мест выхода), структуры и расселения мигрантов в приграничных и тех северных территориях, отток населения из которых противоречит национальным интересам страны, обоснование границ допустимости формирования в стратегически важных районах, диаспор из соседних стран;

— поощрение самообустройства внутренних мигрантов и иммигрантов с широким привлечением потенциала общественных организаций и внебюджетных средств, а в пограничных районах юга Дальнего Востока и Восточной Сибири — предоставление им также со стороны государства льготных кредитов и безвозмездных ссуд;

— обеспечение баланса интересов местного населения и мигрантов с учетом их этнических, культурных, языковых и религиозных различий, разработка и реализация специальных программ их этнокультурной и языковой адаптации;

— управление трудовой миграцией: её количества, состава, размещения по регионам и др., включающей тех, кто прибывает на временные работы в Россию из нового и старого зарубежья; регламентирование потоков российских граждан, работающих по контрактам за пределами страны (контроль, прежде всего, в правовой сфере); и др.

Заключение

Последнее пятилетие периода депопуляции в России, ознаменовались тем, что в это время естественная убыль населения как бы законсервировалась на стабильно высоком уровне (900-950 тыс. человек в год). Потому масштабы сокращения численности населения ныне всецело зависят от сальдо внешней миграции. В 2001-2003гг. величина миграционного сальдо по сравнению с 1994-96гг. сократилась почти в 7 раз и оно, по сути, перестало быть компонентом демографической динамики. Стало быть, уменьшение численности населения России, возросшее в последние 5 лет, это и результат существенного сокращения сальдо внешней миграции из стран нового зарубежья, и, главным образом, резкого падения рождаемости и вызванной им, а также ростом масштабов смертности, естественной убыли населения.

В наступившем столетии произошли качественные деформации в формировании смертности. Во-первых, существенно омолодились потери продолжительности жизни за счет того, что смертность опережающими темпами росла в подростковых и молодых трудоспособных возрастах. Во-вторых, произошла деформация структуры причин смерти, определяющих потери продолжительности жизни. В период реформ круг видов патологии населения, принимающих участие в формировании потерь, заметно расширился за счет предотвратимых средствами современной медицины и здравоохранения болезней органов пищеварения, инфекций, а также неточно обозначенных состояний. В-третьих, в период реформ более негативные тенденции смертности во всех возрастах старше 15 лет и от всех причин отмечаются у женщин, в результате чего, потери продолжительности жизни их в сравнении с дореформенным периодом выросли почти в 2,5 раза, тогда как у мужчин увеличились незначительно.

Депопуляция в России вызвана рядом факторов, имеющих как фундаментальный, так и конъюнктурный характер. Фундаментальные факторы, т.е. сложившиеся к настоящему времени параметры самого населения и его воспроизводства таковы, что они и в ХХ1 веке будут воздействовать на сокращение численности населения России. Эффект конъюнктурных факторов, как в отношении рождаемости, так и в отношении смертности полностью исчерпал себя к началу ХХI века. На этом фоне возрастает влияние на воспроизводственные процессы такого конъюнктурного, хотя и затяжного фактора, как системный кризис в России, подорвавший её экономику и социальную инфраструктуру.

Сокращение масштабов миграционного обмена со странами, возникшими на постсоветском пространстве, —это следствие не только и не столько того, что там сократился миграционный потенциал, прежде всего, русскоговорящего населения, сколько того, какую миграционную политику, в девяностые годы проводила Россия. Она не воспользовалась благоприятной конъюнктурой. Вследствие дискриминации (законы о гражданстве, государственном языке, избирательных правах и т. д.) в части государств нового зарубежья, русскоговорящее население, готово было в массовом порядке вернуться на историческую родину. Препятствия, которые оно встречало на пути своих чаяний, быстро погасили миграционные порывы.

Неблагоприятная демографическая динамика (сокращение численности населения и изменение порядкового места в мировом «табеле о рангах»), как и уменьшение трудового потенциала на фоне старения населения и роста демографической нагрузки — все это обусловливает необходимость решительных шагов в создании условий как для сохранения хотя бы существующей заселенности страны, так и преодоления трудонедостаточности в её экономике. Без решения этих задач невозможно осуществление существенного роста ВВП и на этой основе увеличение душевого производства и сокращение бедности, а без этого Россия, как Великая держава, не сможет укрепить свой геополитический статус и достойно отстаивать свои национальные интересы.

Стратегическими задачами в демографической сфере на всю обозримую перспективу остается сохранение и создание условий для наращивания демографического потенциала страны. Отсюда необходимым является обеспечение уровня рождаемости, хотя бы для простого замещения поколений родителей поколениями их детей, иными словами. Этот уровень должен гарантировать если не рост, то хотя бы стабильное возобновление численности населения. Очевидно, что объектом пронаталистской политики должны быть молодые, социально здоровые бездетные, однодетные и двухдетные семьи. Для них предоставляемые государством пособия и льготы должны стать реальным стимулом повышения уровня детности, безусловно, без ущерба для материального благосостояния при рождении каждого очередного ребенка.

 В области смертности на первый план вышли проблемы, так или иначе связанные с кризисной ситуацией 90-х годов: во-первых, — это проблемы «алкогольной смертности», связанные с резким расширением доступности алкоголя и столь же резким ухудшением его качества; во-вторых, — это проблемы смертности, обусловленные маргинализацией населения в процессе реформ; в-третьих, — это проблемы смертности, за которые несет ответственность здравоохранение. Это те направления, где могут быть достигнуты наиболее реальные результаты.

В области миграции населения необходимо обеспечить: замещение переселенцами естественной убыли, т.е. увеличение численности граждан России, в первую очередь, за счет русскоговорящего населения стран — бывших союзных республик, при этом, пороговое значение сальдо миграции должно задаваться параметрами естественной убыли населения; в условиях надвигающегося дефицита труда, вызванного сокращением приростов трудоспособного населения, привлечение трудовых мигрантов, прежде всего, из государств нового зарубежья, масштабы и структура трудовых мигрантов должна определяться исходя из балансовых потребностей в труде; создание условий для преимущественного расселения мигрантов в районах, важных в геополитическом отношении, т.е. в основном, на приграничных территориях.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.