Главная −> Авторы −> Дубровский -> Христианство и наука. Вызовы современности

Христианство и наука. Вызовы современности

Образ современного мира во многом сформирован и определяется развитием науки. Оглянитесь вокруг: нас окружают устройства, о которых еще совсем недавно не мечтали даже фантасты. Мобильные телефоны и интернет сделали возможной мгновенную связь со всем миром. Мы летаем в любую точку планеты и на высоте 10 км жуем бутерброды, запиваем их колой, но недовольны тем, что в течение полета у нас нет возможности выйти в сеть, чтобы выложить для друзей фотографии облаков. У нас искусственный климат в домах и машинах. Устройство величиной с ладонь прокладывает нам путь, избавляя от необходимости следить за дорогой по карте. И это примеры из повседневной жизни. За кулисами этого технологического карнавала скрыты атомные электростанции, системы запуска и управления космическими аппаратами, стерильная чистота современных производств, сложнейшие устройства проектирования автомобилей, самолетов и скоростных поездов. Сейчас в сельском хозяйстве занято не более 5% всего населения планеты, но впервые для человечества голод перестал быть ежедневной угрозой. Сегодня биологи ведут речь о технологическом продлении физической жизни человека. Некоторые даже мечтают об искусственном бессмертии!

Что по этому поводу могут сказать христиане? Я часто слышу от верующих, что все эти вопросы никак не связаны с верой. Такой ответ, на мой взгляд, означает, что христианство никак не связано с реальной жизнью! Попробуйте провести хотя бы неделю, отказавшись от электричества (включая автотранспорт, мобильную связь и вообще все, что хоть как-то использует электроэнергию)! Достижения науки, современные технологии настолько глубоко вошли в нашу жизнь, что мы их почти не замечаем. Но если мы верим, что во Христе мы обретаем подлинную жизнь, то это значит, что Его воплощение, служение, смерть и воскресение относятся к любой из сторон нашей жизни, в том числе к науке и технологиям.

Что же такое технический прогресс — проявление творческого потенциала человека или его греховности, этакий высокотехнологичный вариант смоковных листьев, за которыми мы прячемся от главных вопросов нашей жизни? В каком случае медицинское вмешательство и продление жизни человека благо, а в каком — зло? Стоит ли христианину заниматься наукой и способствовать развитию технологий, или нужно ратовать за возврат к природной жизни, постепенно отказываясь от технологий как от ненужных костылей?

В Библии мы не найдем размышлений и заповедей на эту тему. Вечные вопросы об отношениях человека с Богом и ближним, его страданиях и радостях, о смысле человеческой жизни и судьбе человека в Вечности помещены в контекст того времени, когда создавались тексты Священного Писания. Тогда большинство людей жили в селах и занимались сельским хозяйством. И Христос использовал соответствующие метафоры, чтобы рассказать о запредельном, дать прикоснуться к тайнам Царства Божьего. Бог всегда говорит с человеком на том языке, который ему понятен, обсуждает те вопросы, которые человека по-настоящему волнуют. Сегодня, я уверен, Господь говорил бы притчами не из сельскохозяйственной, а из городской и виртуальной реальности. И заповеди о любви к врагам и необходимости прощать обидчика иллюстрировались бы не примерами отношений с римскими воинами и сборщиками податей, а конфликтами в современных офисах и дорожных пробках. Если наша сегодняшняя цивилизация в значительной степени сформирована достижениями науки, то вопросы, возникающие в связи с этим, должны обсуждаться и современной церковью.

Какие это вопросы? Один из важнейших — вопрос о происхождении мира, жизни и человека. Буквальное прочтение первых глав Книги Бытие противоречит современным научным представлениям о том, как возник и формировался тот мир, в котором мы живем. Должны ли мы пересмотреть наше понимание Священного Писания? В конце концов, Библия — это не научный текст. Откровение дано не для того, чтобы по нему изучать квантовую физику, космологию или историю. Писание рассказывает нам о взаимоотношениях человека и Бога, о месте человека в творении, а не о том, как именно, по какой технологии были созданы мир и человек.

С другой стороны, научные представления со временем изменяются. Из истории науки мы знаем много примеров, когда представления, казавшиеся незыблемыми, отвергались уже на следующем шаге развития науки. Теории флогистона, теплорода и эфира в свое время считались вполне научными, причем на основании этих теорий было сделано немало открытий, плодами которых мы пользуемся до сих пор. Например, Джон Максвелл разрабатывал теорию электромагнитного поля (благодаря которой у нас есть радио, телевидение, интернет, мобильная связь и проч.), опираясь именно на теорию эфира. Представления об эфире давно потеряли актуальность, а теория электромагнитного поля успешно работает до сих пор. Не произойдет ли подобного с современными представлениями об устройстве мира? И должны ли мы в таком случае согласовывать наше понимание Писания со столь зыбкими теориями?

Чаще всего христиане придерживаются именно такой позиции. Научные представления поменяются, а Слово Божье останется неизменным, говорим мы. Однако это не ответ, а уход от ответа. Коперник, поместив в центр мира не Землю, а Солнце, безусловно, ошибался. Сейчас мы знаем, что Солнце — лишь одна из многих звезд где-то на периферии нашей галактики. Но, преодолев заблуждения Коперника, мы не вернулись к предыдущим, птолемеевским. Когда мы сегодня отказываемся рассуждать, какие вопросы ставят перед нами, христианами, современные представления о происхождении мира, жизни и человека, мы уподобляемся тем, кто предпочитает думать, что Земля похожа не на шар, а на блюдечко. Нам нужен честный диалог между богословами, физиками и биологами. Наконец, нам нужны христиане, которые всерьез занимаются наукой.

Другой ряд вопросов касается науки о живом — биотехнологий и связанных с ними этических проблем. Все христиане последовательно выступают за святость человеческой жизни с момента ее зачатия. Мы считаем, что жизнь нерожденного человека обладает такой же ценностью в глазах Божьих, как и жизнь любого из нас. Современные технологии позволяют сохранить жизнь ребенку, родившемуся на половине положенного срока беременности. Еще недавно это было абсолютно невозможно. Скоро мы сделаем следующий шаг: с помощью генного анализа сможем выявлять патологии на самых ранних стадиях жизни, а генная инженерия позволит их исправить. Это благословение или незаконное вмешательство в замысел Творца? Где проходит граница допустимого в этих исследованиях и экспериментах? На эти вопросы пока нет ответа. Только в глубоком и честном диалоге ученых, врачей, богословов может быть найден удовлетворительный ответ. Хочется подчеркнуть: мировоззренческие позиции сторон в процессе диалога могут и должны претерпеть изменения. Это касается и христиан тоже! Не нужно думать, что наши сегодняшние представления о сущем и должном в полной мере соответствуют точке зрения Господа. Тем же, кто в этом сомневается, напомню, что долгое время церковь выступала против ношения очков: грешно пытаться исправить то, что Бог допустил!

Не менее сложные вопросы встают и при попытке дать по-настоящему христианскую оценку виртуальной реальности. Информационный мир — это новая грань Божьего творения или очередной суррогат, созданный греховным человечеством? Цифровые миры открывают новые возможности для раскрытия творческого потенциала человека или же окончательно убивают в нас остатки подлинной человечности? Информационное пространство должно стать местом активной христианской проповеди (относится ли великое поручение "Идите и научите…" также и к виртуальному миру?) или же к интернету скорее применимы слова пророка "выходите оттуда, не касайтесь нечистого" (Ис 52:11; см. также: Откр 18:4)? И наконец, возможно ли в виртуальном мире реальное присутствие Божье?

Кто скажет, что это не богословские вопросы? Разве они не связаны с нашей реальной жизнью? Если мы верим, что Иисус — Господь этого мира, то у нас нет права закрываться от них, нет права делить нашу жизнь на две (очень неравные!) части: одна — в которой мы поклоняемся Богу, читаем Писание и принимаем причастие, а другая — в которой мы просто живем, пользуясь интернетом, автомобилем и телефоном, не задаваясь вопросом, как к этому относится Господь.

Когда-то науку называли любимой дочерью церкви. Современные христиане в массе своей науку игнорируют. Возможно, настало время изменить ситуацию. Необходимо, чтобы в семинариях и на других площадках происходил диалог между богословами и учеными. Важно, чтобы каждый христианин, насколько он способен, задумывался об этих вопросах. Это очень непросто. Иногда подобные раздумья приводят к кризису мировоззрения. Но без ответов на эти вопросы мы не сможем полноценно свидетельствовать о Христе миру, реальность которого во многом сформирована достижениями современной науки.

 

Источник: Журнал "Решение" №38, 2012 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.