Главная −> Авторы −> Градировский -> Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт

Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт

1. До того, как начать обсуждение параметров и характеристик региональных стратегий преодоления бедности необходимо договориться о профиле бедности. Причем нас должен интересовать не только социально-демографический срез (возрастные, имущественные, профессиональные, характеристики занятости и др.), но и пространственный или территориальный. Бедность пространственно локализована. Карта бедности прорисовывается на микроуровне, поэтому профиля странового и даже регионального (конкретного субъекта федерации) недостаточно для оптимизации наших представлений о том сколько, где (в каких возрастах, каких социальных нишах, в каких местностях) и каких (глубина, запущенность) бедных мы имеем. Точно так же как помощь должна быть адресной, точечной, стратегии преодоления должны быть максимально приближены к масштабу районов и кварталов, рынков и микро-ниш занятости и, непременно, образов жизни.

2. Но даже если мы, эксперты различных школ, договоримся и сложим общее представление о профилях бедности, нам придется разобраться с подходами в определении бедности. Выделим четыре:

— когда бедность определяется через исчисляемые доходы домохозяйств. При таком подходе ключевой проблемой является дефицит доходов, а решением проблемы — социальные программы, компенсирующие данный дефицит. Характерна при этом разница между учитываемыми органами статистики доходами домохозяйств и реальными расходами, которые, как правило, превышают регистрируемые доходы.

К сожалению, в жизни так бывает, что более-менее приличный уровень доходов слабо влияет на возможность получения качественных услуг — в регионе может просто не быть необходимых для этого инфраструктур, институтов и соответствующей культуры. Поэтому многие предпочитают бедность определять:

— через категорию доступа — доступа к качественным услугам или доступа к инфраструктурам развития. Люди различаются своими способностями и мотивами, но они должны иметь равные возможности доступа к тому, что позволяет им развиваться, то есть наращивать свой (человеческий) капитал. Когда они этого не имеют, страдают не только те, кто этого лишен, но и общество в целом, потому что массовое отчуждение сказывается на страновой конкурентоспособности.

Развитие означает целенаправленное движение; стремление повысить качество жизни предполагает различного рода мобильности, соответственно:

— бедность может определяться через категорию мобильности. При таком подходе ключевой проблемой считается стагнация (= недостаток мобильности), когда человек, домохозяйство, община не могут себе позволить, не в состоянии осуществить пространственных, социально-статусных, имущественных, антропологических изменений. Человек не может себе позволить отправиться учиться в столицу, семья не может себе позволить отдых вне региона проживания, человек даже не надеется встретиться с интересными, важными для его развития людьми, семья не рассчитывает когда-либо изменить свое имущественное и социальное положение. Застойная бедность это, как правило, полное отсутствие мобильности и мотивации к ней.

Исследователи бедности сталкиваются с тем, что люди определяют (меряют) свою «бедность» в сравнении с соседями и в рамках господствующей культуры. Поэтому бедность можно определять:

— через культурную норму, она же психологическая бедность. Ведь в целом ряде культур бедность вообще не проблема, а есть культуры, в которых скорее богатство является проблемой. Культура потребления использует механизм недопотребления в качестве фрустрирующего, понятно, что в таком обществе бедность — явление непреходящее ни при каких условиях.

Очевидно, что профиль бедности в логике доходов может сильно различаться от профилей, сложенных на основании принципов доступности и мобильности. Становится ясным, что слишком о разном мы говорим, когда заводим речь о бедности, нищете и отчужденности. Слишком часто бедность понимается исключительно в залоге низких доходов и незавидного потребления. Крайне плохо изучена роль неформальной экономики и систем социального перераспределения в деле определения объемов и глубины бедности. Мы по-прежнему избегаем обсуждать проблему отчуждения и ее оборотную сторону — проблему доступа к качественным услугам и инфраструктурам развития.

3. Выбор в практике государственного управления того или иного подхода в определении бедности обусловлен выбором модели государственно-общественных отношений. Другими словами, прежде чем даже понять какова бедность в стране, не то что начать с нею бороться, необходимо определиться, какое государство мы строим — патерналистское, сервильное или партнерское. Тип государственности обусловит и методы работы с социальной действительностью, и даже исследовательские подходы.

Рассмотрим три модели таких отношений, ответив на вопросы: на что делается основной упор в каждой модели, каково доминирующее понятие, какова деятельностная логика и какова идеологическая нагрузка?

А. Патерналистская модель. Основной упор делается на задаче оптимизации системы перераспределения. Доминирующее понятие — социальная защита. Деятельностная логика: увеличение доходной части бюджета, максимизация доли «социального бюджета», после чего возможна оптимизация системы перераспределения «социального бюджета». Идеологический штамп: сильная держава, требующая к себе безусловной любви-патриотизма и гарантирующая опеку и «достойное» вознаграждение. Такое государство, как правило, поощряет героическое поведение, нуждается в этатистской жертвенности.

Б. Инженерная. Аккумулированные средства преимущественно направляются на развитие различного рода инфраструктур. Доминирующее понятие — доступ (к качественным услугам). Деятельностная логика: создание на территории инфраструктур, обеспечение доступа к инфраструктурам, формирование дружественных интерфейсов и, наконец, мотивация к доступу; очень часто демотивированное население не пользуется теми возможностями, которые перед ним открываются. Огромное значение имеет трудовая этика, без которой индустриальная культура в принципе невозможна. Идеологический штамп: развитие превыше всего! Огромные надежды на протяжении всего ХХ века возлагались на этот подход, шансы Третьего мира связывались с мифом догоняющего развития.

Обычно речь идет о доступе к следующим ключевым сферам: жилью, чистой воде, источникам энергии/теплу, образованию (знаниям, квалификациям и компетенциям), здравоохранению (культура одних стран понимает это как доступ к здоровому образу жизни, других — как к бесконечному, все более дорогому лечению), рабочим местам и финансовым инструментам (огромное значение имеют программы микрокредитования); а также доступ к информации, в т.ч. к информации о доступе к перечисленному.

В. Архитектурная. Поощряется воспроизводство пространственно локализованных образов жизни. Доминирующее понятие — образ жизни. Поддерживаются образы жизни, а не стандарты потребления, что приводит к отказу от создания гомогенных инфраструктур индустриального типа и появлению другой системы счетности. Данный подход исходит из гуманной гипотезы, что не все нуждаются в развитии и что сообщество может отказаться от развития и его частной формы прогресса в пользу других форм существования. С другой стороны, адепты данного подхода сталкиваются с проблемой низкой конкурентоспособности нежелающих развиваться территорий, что может тянуть вниз страну в целом.

Каждая из перечисленных моделей порождает определенного человека. Не всякая модель предполагает «свободного человека в свободной стране» (из послания Президента РФ Федеральному Собранию). Не всякая модель и приводит к страновой конкурентоспособности.

4. Но даже после того как мы разберемся с профилями и подходами в определении бедности, остановимся на той или иной модели государственно-общественных отношений, нам придется обсудить слой задач, поставленных перед страной. К примеру, каким образом совместимы задача удвоения ВВП и задача уполовинивания бедности?

В одной логике это строго противоположенные задачи, претендующие на один и тот же дефицитный ресурс. Попытка одновременно решать обе задачи приводит только к управленческой дезорганизации. Ускоренное развитие, ставка на так наз. «точки роста» предполагает неизбежное расслоение и дифференциацию. В принципе, всякое развитие приводит к дифференциации. Перераспределение прибыли (в пользу отстающих) в ущерб реинвестированию в «точки» наибольшей прибыли неизбежно приводит к снижению темпов роста.

В другой логике, напротив, без резкого увеличения всех видов мобильности продолжающего уменьшаться населения, невозможен и долгий экономический рост. Для этого населению необходимо дать доступ к инфраструктурам развития. Россия находится в ситуации фазового перехода от советской военно-индустриальной экономики к экономике знаний (альтернативой чему является экономика трубы) и без особой социальной политики такой переход невозможен. Таким образом, задачи удвоения и уполовинивания могут иметь один методологический аппарат.

Таким образом, применение тех или иных критериев в определении бедности, с неизбежностью выраженных в государственных и муниципальных программах социальной защиты, способно затормозить или, напротив, стимулировать экономический рост в стране.

5. Профили бедности, походы в определении бедности, модели государственно-общественных отношений, задачи, стоящие перед страной образуют координаты пространства, в котором целесообразно вести разговор о критериях определения бедности. Ведь то, как мы определим и распределим понятия бедности, лишения, нищеты и отчуждения во многом установит логику и принципы локальных, региональных и страновой стратегий. Применение правовых, финансово-экономических, гуманитарных и идентификационно-культурных критериев определения бедности влияет на возможность модернизации как таковой. Недаром говорят: "Как вы яхту назовете, так она и поплывет".

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.