Главная −> Авторы −> Переслегин -> "В тени Кавказа", или О возможной стратегии Краснодарского Края

"В тени Кавказа", или О возможной стратегии Краснодарского Края

1. Политика пространственного развития

Сутью политики пространственного развития Российской Федерации является управление масштабом управления. Речь идет, тем самым:

  • о поиске / создании субъекта управления, сомасштабного существующим проблемам;
  • об одновременном поддержании субъектом управления деятельной и рефлексивной позиции (рефлексивное управление);
  • о постановке «рамки» мета-управления;
  • о масштабируемой «растяжке» объекта управления (страна — Федеральный округ — субъект Федерации — локалитет).

С сугубо формальной точки зрения пространственное развитие есть политика создания многих «центров роста» в противовес существующей ситуации, когда есть только один такой центр, до предела перегруженный уже набранными управленческими функциями и позициями — Москва. Юридически и конституционно пространственное развитие опирается на реформу местного самоуправления и реформу межбюджетных отношений.

Политика пространственного развития направлена на институционализацию и усиление конкуренции между различными областями Российской Федерации. Такая конкуренция сейчас происходит, преимущественно, за бюджетные деньги. В перспективе к борьбе за этот ресурс добавится конкуренция за человеческий капитал, ограниченный на территории РФ, и рынки сбыта, преимущественно, зарубежные.

Сегодня конкуренция развернулась на уровне макрорегиональных структур, сомасштабным федеральным округам, а борьба между ними идет за долю российского стабилизационного фонда, которая будет потрачена на региональное развитие. Принципиальным аргументом в этой борьбе является наличие внятной, реализуемой и отвечающей приоритетам национального развития региональной стратегии.

Определенной проблемой является отсутствие федеральной или национальной концепции, интегрирующей пространственное развитие регионов в ту или иную конфигурацию, отвечающую стратегическим интересам страны на данном этапе ее развития. В качестве не менее серьезной проблемы следует рассматривать отсутствие региональных субъектов стратегирования или недостаточный их масштаб.

В логике пространственного развития события 1986 — 1993 года могут рассматриваться, как дезинтеграция единого субъекта развития (СССР) на ряд субъектов развития значительно меньшего масштаба. Поскольку возникшая ситуация оказалась трудно управляемой, был сделан обратный шаг: созданы Федеральные Округа, границы которых были проведены из более или менее рациональных соображений. К сожалению, за немногими исключениями Округа пока не стали субъектами стратегического управления Россией, что заставляет поставить вопрос о новой регионализации страны.

2. Новая регионализация России

Положим в основу разделения страны на макрорегионы фазовые[1], экономические и транспортные критерии, потребовав, чтобы регион был транспортно и экономически связным и четко позиционируемым в фазовом пространстве.

В современной России, как и в современном мире когнитивная (фаза развития человечества не представлена. Однако, мегаполисы Москвы и Санкт-Петербурга, прекрасно связанные между собой и соединенные сетью дорог и аэродромов со всем миром, отвечают всем требованиям, предъявляемым к постиндустриальным регионам. В этих мегаполисах высока стоимость человеческого капитала, велика вертикальная и горизонтальная мобильность населения, заметен экономический рост, причем, наблюдается этот рост в непроизводственной сфере.

Таким образом, Москва и Санкт-Петербург, два макрогорода с общим населением около 15 миллионов человек должны быть выделены в особый — постиндустриальный или столичный российский регион, и не случайно МинРегионРазвития изучает концепцию «Мегалополиса», объединяющего эти два города в единую агломерацию, соразмерную таким структурам как Токио-Иокогама или Бостон-Филадельфия.

Российская промышленность концентрируется на Урале и Волге, где есть жесткий производственный каркас из девяти городов-миллионников. В соответствующий макрорегион входит современный Поволжский Федеральный округ, часть Южного Федерального округа, Южный и Средний Урал: Кировская, Нижегородская области, Марий-Эл, Татарстан, Удмуртия, Чувашия, Мордовия, Пензенская, Саратовская, Ульяновская Пензенская, Самарская, Оренбургская, Башкортостан, Коми-Пермяцкий автономный округ, Уфимская область, Волгоградская, Ростовская области, Калмыкия, Волгоградская, Астраханская области, Челябинская, Курганская области, Свердловская области с городом Екатеринбург, Краснодарский край, Ставропольский край, Карачаево-Черкесия, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Чечня, Северная Осетия, Дагестан. Заметим, этот макрорегион не является в полной мере связным — территории на его северо-востоке и юго-западе экономически отделены от центрального Волго-Уральского «ядра» и Прикаспийской периферии. С равной вероятностью следует ожидать как консолидации региона, так и его распада, причем области, «не нужные» производственным цепочкам, формирующимся в «ядре», вообще выпадут из какой-либо кооперации, потеряют всякие возможности экономического роста и уйдут из пространства стратегирования.

Регион «Русская Сибирь» включает в себя Омскую, Новосибирскую, Томскую, Кемеровскую, Новосибирскую области, Алтайский край, Алтай, Хакасию, Тыву, юг Красноярского края с городом Красноярск, Агинский Бурятский автономный округ, Бурятию, Усть-Ордынский бурятский автономный округ, Амурскую область, Еврейскую автономную область. Этот регион также носит промышленный характер. Он богат полезными ископаемыми, хорошо обеспечен человеческими ресурсами и электроэнергией, имеет высокую широтную транспортную связность при очень низкой меридиональной. Стратегирование за этот регион предполагает активное участие в инновационной политике (эксплуатируется ресурс ряда университетов и наукоградов), а также — создание производственных кластеров. Принципиальным недостатком региона является низкая связность с зарубежными рынками.

«Русский Север» является крупнейшим из вновь проектируемых макрорегионов. В этот регион входят современный СЗФО, области Северного Урала, Северной Сибири:

Мурманская, Архангельская область с Ненецким автономным округом, Карелия, Коми, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, Тюменская область, Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ (в т.ч. Норильск и Дудинка), Якутия, Чукотский автономный округ, Эвенкийский автономный округ, среднее течение Енисея, полярные владения России. Этот демографически и инфраструктурно недостаточный регион обладает богатыми разведанными и еще более значительными потенциальными запасами полезных ископаемых, в том числе, полиметаллов, нефти, газа. Стратегический потенциал региона в значительной мере определяется функционированием Северного Морского Пути. Если работа этой транспортной артерии восстановится и станет всесезонной (что возможно в связи с наступлением климатического оптимума и изменением поля температур над Евразией), «Русский Север» станет наиболее перспективным регионом страны и структурообразующим районом для ее внешнеэкономических связей.

«Дальний Восток» практически совпадает с границами современного ДВФО: Камчатская, Магаданская, Сахалинская области, Хабаровский, Приморский край. Возможности региона связаны, прежде всего, с его удачным расположением в центре Азиатско-Тихоокеанской экономической агломерации, реализация потенциала развития определяется темпом развития коммуникаций — как внутри региона, так и между регионом и «остальной Россией», которую здесь называют «Материком». Следует также иметь в виду природные богатства региона: нефть, газ, золото и платиноиды, лантаниды. Кроме того, Дальний Восток — крупнейший регион страны по добыче рыбы и морепродуктов, возможности для его развития в этом направлении (в том числе, переход к возделыванию аквакультур) далеко не исчерпаны.

Оставшиеся области Центрального и Северо-Западного Федеральных Округов: Калининградская, Ленинградская, Псковская, Новгородская, области, Вологодско-Череповецкий экономический район, Тверская, Смоленская, Калужская, Брянская, Курская, Орловская, Белгородская, Воронежская, Липецкая, Тамбовская, Рязанская, Владимирская, Тульская, Ярославская, Костромская, Ивановская области, Московская область без города Москвы, — относятся к макрорегиону «Европейская Россия». Этот район хорошо обеспечен инфраструктурно, богат лесом, обладает значительным, но стареющим и в значительной степени уже устаревшим человеческим капиталом и определенным инновационным потенциалом, сосредоточенным в наукоградах, исследовательских центрах (Дубна), создающихся технопарках. Соответственно, регион может специализироваться в наукоемких и инновационных производствах.

Отметим, что «Европейская Россия» обладает всеми чертами «остаточного региона», для которого характерно отсутствие историко-географического единства. Этот регион, кроме того, находится в мощном аккреционном поле двух «тяготеющих центров» — Москвы и Санкт-Петербурга, «высасывающем» наиболее подготовленные и мобильные кадры. Практически, какой бы вид деятельности не был развит в «Европейской России», фронт-офисы соответствующих бизнес-структур рано или поздно окажутся в Москве или Санкт-Петербурге. Это — дополнительный риск, присущий данному региону.

3. Краснодарский край

В рамках Южного Федерального Округа Краснодарский край с его относительной удаленностью от «горячих точек» Кавказа, этнически однородным населением (свыше 90% русских), сравнительно теплым морем и традициями рекреационной зоны для жителей средней полосы России производил благоприятное впечатление. Для промышленного района «Волга — Урал» Краснодарский край играет роль окраинной территории, главной ценностью которой является, по-видимому, Новороссийский порт. По мере совершенствования транспортных коридоров страны, прежде всего — по мере развития «Южного коридора» (Санкт-Петербург — Волго-Балтийский канал — Волга — Каспийское море — Иран — Индия) значение этого порта будет падать.

Сегодня основой экономики Краснодарского края являются два «кита» — развитый агропромышленный комплекс и рекреационно-туристский комплекс.

В краю выращивается пшеница, кукуруза, подсолнечник, фрукты, виноград, даже чай. Кубанские крепленые вина удовлетворяют самым взыскательным вкусам и могут соперничать с Крымскими Массандровскими винами. Развито бортничество. Кроме растениеводства, в Краю большое внимание уделяется животноводству и ловле рыбы.

На российском уровне агропромышленный комплекс региона вполне конкурентоспособен. Однако, предстоящее вступление РФ в ВТО ставит благополучие сельского хозяйства Краснодарского края под сомнение. В условиях квотирования сельскохозяйственной продукции, в условиях прямой ценовой конкуренции на винодельческом рынке с Болгарией, Украиной, Молдавией и Италией кризис аграрной промышленности на Кубани, по-видимому, неизбежен. Этот кризис приведет к резкому уменьшению налоговых поступлений в бюджет края и к появлению массовой безработицы, прежде всего, в наиболее «земледельческих» районах Кубани.

Эта опасность вполне осознается, что и вызывает повышенный интерес руководства Края к стратегированию.

К сожалению, вторая по значимости специализация Краснодарского края — рекреационный туризм — не только не сможет компенсировать будущее падение сельскохозяйственного производства, но и, вероятно, сама окажется перед лицом серьезного кризиса.

Прежде всего, отели, санатории и здравницы Черноморского побережья Кавказа построены в стилистике 1950 — 1970-х годов, устарели морально и не привлекают внимания туристов. Далее, уровень обслуживания в этих оздоровительных центрах, хотя он и очень высок по советским меркам и удовлетворителен по современным российским, не идет ни в какое сравнение с туристским сервисом, например, в Турции. Менять придется буквально все, начиная от питания (один только завтрак, предлагаемый отдыхающему на «безальтернативной основе», навсегда погубит репутацию любого рекреационного заведения), а для подобной глобальной перестройки нужны кадры, которые в регионе отсутствуют.

Характерная советская система лечебно-рекреационного центра, где распорядок дня выстроен вокруг врачебных процедур, и главной фигурой является старшая медицинская сестра, неприемлема для современного туриста, который предпочитает получать медицинское обслуживание индивидуально и незаметно для других.

Нужно также иметь в виду, что Черное море безнадежно проигрывает Красному и Средиземному морям с точки зрения туриста. Во-первых, оно — холодное. Температура даже в самые жаркие месяцы года редко поднимается выше 24 градусов, а, обычно, держится около 20 — 22 градусов «в сезон», быстро падая во внесезонье. Кроме того, летние шторма нередко приводят к перемешиванию воды и скачкообразному охлаждению поверхностного слоя воды до 10 — 12 градусов в самый разгар сезона. Во-вторых, глубины моря отравлены сероводородом, что сокращает биологическое разнообразие.

Климат региона в целом расценивается как теплый и влажный, благоприятный для сельского хозяйства, способствующий оздоровлению организма. Однако, для севера Края (район Анапы-Новороссийска) характерна «бора», специфический очень сильный, холодный и стабильный северный ветер. Этот ветер не только субъективно очень неприятен, но и вызывает депрессивные состояния нервной системы. Практически, «бора» ставит предел использованию рекреационных центров северных причерноморских областей Края вне летнего сезона.

Важной особенностью Краснодарского края, как туристско-рекреационной зоны, является высокая насыщенность территории культурными, историческими и археологическими памятниками. В настоящее время они, скорее, «висят» на бюджете области, требуя охраны и ремонта и препятствуя хозяйственной деятельности. Положение изменится, когда (и если) удастся начать коммерческую эксплуатацию этих памятников.

Продолжая экономико-географический очерк Края, отметим его демографическую обеспеченность: Краснодарский Край является единственной «зоной демографического роста» в России, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга. Впрочем, как и в случае мегаполисов, речь должна идти об аккреции: сравнительно стабильный и экономически процветающий регион принимает русскоязычное население Северного Кавказа.

Транспортная обеспеченность региона достаточна. Район имеет три крупных аэропорта — Сочи (Адлер), Анапа, Краснодар, сетку железных дорог, которая после введения в строй линии от Туапсе на Горячий Ключ — Энеем приобрела некоторую связность. Есть и автомобильные дороги, по преимуществу на севере Края.

Обеспеченность портовыми сооружения даже несколько избыточна для территории, вдоль которой нет каботажного плавания: крупный порт в Новороссийске, портовые сооружения в Анапе и Туапсе, строящийся порт на Таманском полуострове.

Из индустриальных производств, развитых в крае, вспоминается только цементный завод в Новороссийске. Регион очень перспективен для развития лесной промышленности, но данные по ее реальному состоянию противоречивы.

4. Формальная оценка региона

Подведем итоги в соответствии с «методологией оценки региона с точки зрения его привлекательности для федеральных инвестиций»:

1. Объективные сведения о регионе:

  • наличие уникальных природных или иных ресурсов — сравнительно (по российским меркам) теплое море, теплый влажный климат, благоприятный для земледелия, самшит и другие ценные породы дерева, уникальный геолого-географический комплекс Кавказского хребта, минеральные источники, памятники археологии, истории и культуры.
  • демографическое состояние, вовлеченность в текущий антропоток — район демографически привлекателен, динамика численности населения положительна, Кубань является областью стока населения для Северного Кавказа и, отчасти, для районов Дальнего Востока и Крайнего Севера.
  • обеспеченность человеческим капиталом — в целом Край обеспечен человеческим капиталом, и это — капитал надлежащего качества, однако, необходимо иметь в виду его быстрое устаревание.
  • Фазовое состояние — регион фазово неоднороден: вдоль побережья Черного моря и в крупных станицах проживает индустриальное население, в предгорьях Кавказа проживают группы населения, относящиеся к традиционной и даже архаичной фазе; что же касается Сочи, то для этого города характерны зачатки постиндустриальных (когнитивных) производств.
  • финансовая обеспеченность — Краснодарский Край относится к регионам-донорам и сохранит эту позицию до вступления РФ в ВТО; финансовое обеспечение, тем не менее, совершенно недостаточно ни для проведения крупных инфраструктурных преобразований, ни для «реанимации» туристско-рекреационной отрасли, ни даже для соответствующей охраны культурно-исторических памятников.
  • инфраструктурная обеспеченность — область удовлетворительно обеспечена инфраструктурно, не вполне понятно, в чем смысл создания порта или даже группы портов в мелководном Керченском проливе.
  • вовлеченность в мировое разделение труда — минимальна, если вообще наличествует.

2. Субъективные сведения о регионе:

  • местные элиты, система отношений с федеральной элитой — регион этнически однороден (это на Кавказе-то!), некоренное население вытесняется либо быстро ассимилируется, что доказывает ситуация с турками-месхетинцами, местные элиты настроены по отношению к Центру лояльно, хотя ощущается желание «самим тратить собственные, а еще лучше — федеральные деньги»; настораживает сильный, хотя и скрытый, конфликт Краснодар — Сочи.
  • оценка региона по шкале «развивающийся — депрессивный» — регион представлен во внешнем пространстве как развивающийся, хотя по существу является депрессивным, а в перспективе станет им и формально.
  • наличие региональных центров стратегирования — нет, за исключением офиса Главного Архитектора города Краснодара;
  • наличие региональной проектности — практически, такой проектности нет за исключением сугубо локальных предложений и существующего, скорее, на уровне идеи проекта индустриализации туристско-рекреационной отрасли Края.
  • социальная напряженность в регионе — пока не проявляется или почти не проявляется в явной форме.

5. Возможные стратегии Краснодарского края

На сегодняшний день представлены три стратегии Краснодарского края:

5.1. «Станция «Мост»»

Под этим названием сгруппированы все неоиндустриальные и инфраструктурные сценарии развития Края и региона. Налицо следующие возможности:

А) Развитие пищевой промышленности. Используется удачное географическое расположение региона. Во-первых, на Кубани выращивается сахарная свекла, во-вторых, Новороссийск — наиболее удобная гавань России для импорта сахарного тростника. Тем самым, вне зависимости от того, вступит ли РФ в ВТО, когда она в него вступит, и какова будет политика ВТО относительно сахара, обрабатывающие заводы следует ставить на Кубани, имея в виду возможность быстрой их переориентации с тростника на свеклу и обратно.

В рамках этой же стратегии превращение Кубани в признанный мировой центр виноделия. Конкуренция в этой области очень велика, но объем потребления вин, особенно элитных категорий, растет и будет расти по мере постиндустриального перехода, тем самым, появление новых винодельческих регионов возможно. К тому же, вина и виноградники Абрау-Дюрсо уже котируются на мировой арене. Необходимо иметь в виду, что вина российского разлива (за исключением шампанского) отличаются на сегодня крайне низким качеством, так что вытеснить современных производителей с этого потенциально значительного рынка не сложно.

Б) Развитие строительной индустрии. Этот проект обосновывается наличием удачно расположенного Новороссийского цементного завода, богатством региона камнем, щебнем, глиной, иными строительными материалами. Понятно, что развивать соответствующее производство в Краю можно, весь вопрос в объеме соответствующего рынка сбыта. Во всяком случае, как «стратегический» этот проект может рассматриваться только в масштабе Новороссийска.

В) Развитие транспортной инфраструктуры. В области автомобильного, авиационного и железнодорожного транспорта и так делается все возможное (с учетом очень сложного рельефа большей части местности: горы, заросшие самшитовым лесом). В проектной «рамке» можно рассматривать только совершенствование структуры портов. Речь идет о нескольких конкурирующих проектах: расширение порта в Новороссийске, строительство крупных терминалов на Азовском море (Ейск, Таганрог), строительство терминала на Тамани. Сомнительно, чтобы эти проекты имели коммерческую перспективу. Азовское море мелководно и отделено от Черного не самым удобным для судоходства Керченским проливом (где, к тому же до сих пор не урегулированы приграничные вопросы). Возможности Новороссийского порта в целом соответствуют возможностям местных автомобильной и железнодорожной сетей обрабатывать и принимать грузы. Превращение Новороссийска в большой терминал соединяющий Средиземноморское транспортное кольцо с Закавказским и Транскаспийским — дело будущего.

Те же проблемы у проекта Таманского порта. С существующими грузоперевозками справляется и Новороссийск, а транспортная связность с остальной Россией у Тамани едва ли не хуже, чем у Новороссийска.

Если говорить об инфраструктурном развитии области, то желательно иметь в виду следующую перспективную конфигурацию:

1) Расширяются аэропорты Сочи, Анапы, Краснодара, Геленжика, Новороссийска.

2) Создается сеть малых аэропортов в Туапсе, Горячем Ключе, Ейске и других значимых пунктах (в рамках общероссийской программы развития малой авиации «аэротакси»).

3) Возобновляется регулярное каботажное судоходство по Черному морю, пассажирское и грузовое (эта проблема носит политический характер: необходимо объяснить руководящим элитам Молдавии, Украины, России и Грузии, что прекращение этого судоходства невыгодно, притом, крайне невыгодно, всем).

4. Желательно связать Керченский полуостров с Таманским надежной переправой — тоннелем или мостом (в рамках неизбежного для Украины решения предоставить Крыму особый визовый и таможенный статус).

5. При наличии такого моста крупный порт в Керченском проливе, «завязанный» на соответствующую железно— и автодорожную структуру, приобретает некоторую коммерческую эффективность. Железная дорога идет на Крымск — Краснодар.

Г) В перспективе может представлять значительный интерес индустриальный мегапроект «Азовское море» («Память Азова»).

Это мелководное море может быть полностью «зарегулировано» на современном техническом уровне, разбито на отдельные почти изолированные участки— «аквариумы» с регулируемой температурой, соленостью воды, содержанием в ней кислорода. Такие «фермы» могут быть использованы для выращивания аквакультур и разведения ценных пород рыб. Конечно, такой проект как использование целого моря в качестве промышленного предприятия — дело будущего, но, вероятно, не очень далекого.

5.2. «Новые Арабские Эмираты»

Этот проект предполагает широкое развертывание в Краснодарском крае современного туристского бизнеса. За счет федерального финансирования, размеры которого уточняются, но будут достаточно велики, на черноморском побережье строится ряд отелей, сравнимых по своим характеристикам с отелями Кипра, Турции, Арабских Эмиратов, Омана (4*, 5*). Предполагается, что эта мера позволит построить в Крае туристскую индустрию, соразмерную упомянутым странам.

На мой взгляд, этот проект невыполним.

Прежде всего, его осуществление требует времени, а за несколько лет туристская индустрия Эмиратов и Турции, а, возможно, и Египта, совершит новый шаг вперед. Уместно вспомнить, что Дубай, выстроив два крупнейших, удобнейших и красивейших отелей мира, не останавливается на этом и сейчас проектирует уникальный подводный комплекс. В результате наряду с морально устаревшими дворцами и садами 1950-х годов, побережье получит отели 2000-х годов, устаревшие в процессе постройки.

Далее, климатические условия Краснодарского края не сравнимы с климатом Египта, Эмиратов и даже Турции и Хорватии. Это ограничивает туристский сезон (в предположении, что он вообще будет) двумя — двумя с половиной месяцами в году. Проблема «внесезонья», острая уже сейчас, в проекте «Новые Эмираты» обостряется до предела.

С формальной точки зрения Черноморское побережье Кавказа не имеет никаких формальных преимуществ для иностранного туриста. Для абсолютного большинства из них пляжи Анатолии или Сицилии ближе, лучше оборудованы, вода — теплее, природа — лучше. Более того, даже для российского туриста, живущего за пределами макрорегиона «Европейская Россия» Турция и Египет также более привлекательны, нежели Краснодарский Край. Что же касается «отелей нового поколения», то их ценовая категория не будет подходить мало— и среднеобеспеченным туристам из европейской России, представляющих собой основу современного контингента отдыхающих на пляжах Краснодарского края.

Для иностранных туристов не слишком привлекательна Россия (которая ассоциируется с низким уровнем обслуживания) и, тем более, Кавказ, который считается «зоной военных действий».

Серьезным барьером на пути претворения в жизнь концепции «Новых Эмиратов» станет кадровая проблема. В крае НЕТ кадров, обладающих необходимыми компетенциями в области мирового туризма, эти кадры никто не готовит, и взять их неоткуда.

Наконец, необходимо иметь в виду, что эффективность туризма как средства привлечения валюты, сильно преувеличена.

«Начав зарабатывать на туризме, государство (или регион — С.П.) подсаживается на него, как на наркотическую иглу. По всем внешним критериям жизнь при взгляде со стороны, конечно же, выглядит лучше, чем раньше. Достижения завораживают и успокаивают. Как жить дальше, если туризм вдруг свернется, власти уже не представляют. (…) Каждый, приезжающий на отдых турист склонен мыться и купаться. В среднем на его водные процедуры уходит по 200 литров чистой воды в день на человека. Ежегодно один отель в Каире потребляет количество электроэнергии равное потребностям 4000 городских квартир. (…) по оценкам одного из экспертов Кристины Рихтер, много лет занимающейся обсчетом рентабельности туристического бизнеса, непосредственно сама страна, куда направляется гость из Западной Европы, получает не более 10% от стоимости всего турпакета», — пишет Николай Мейнерт, обозреватель «Северо-Европейского Журнала Новые Рубежи» (2005, №1 (34)). И заключает: «Туризм хорош, когда ему отводится роль пусть основного, но далеко не единственного источника денег для государственного бюджета. А еще лучше — вспомогательной составляющей народного хозяйства».

В сущности, когда мы полагаем рекреационный туризм, как стратегическую цель развития экономики региона, мы неявно говорим: эта область никаких разумных перспектив развития вообще не имеет.

5.3. «Голубая линия»

Этот проект является, в сущности, версией предыдущего. Однако, здесь речь идет не о рекреационном туризме, а о туризме культурно-историческом, значительно в меньшей степени зависящим от погодных и климатических условий.

Краснодарский край хорошо «прописан» и в военной истории, и в истории культуры. Эта земля связана с античной эпохой, с именем М.Лермонтова, с завоеванием Кавказа в XIX столетии, с индустриализацией. Во время Второй Мировой войны вдоль так называемой «Голубой линии» весной 1943 года проходили тяжелые бои; сражение в воздухе по своему накалу превосходило «Битву за Британию» и, насколько можно судить, так и осталось в военной истории непревзойденным.

Культурно-исторический туризм не настолько привлекателен финансово, как рекреационный, но, во-первых, он является хорошим подспорьем рекреационному и, во-вторых, сам по себе гораздо более престижен. Однако, он так же, как и рекреационный, требует существенных капиталовложений.

Прежде всего, необходимо четко понимать: культурно-исторический туризм не есть приложение к историко-археологической работе. В известной степени он перечеркивает данную работу. Историческая истина, как и реальная историческая ценность той или иной находки играет подчиненную роль: история должна быть «вписана» в привлекательный для туриста сюжет, и если для этого историю приходится трансформировать, урезать или переписывать, это в порядке вещей.

Культурный туризм в Крае должен быть выстроен вокруг «Голубой линии», как наиболее зрелищной, сюжетной и недавней истории, связанной с регионом. Для этого необходимо:

  • Восстановить саму «Голубую линию» и ее наиболее значимые укрепления;
  • Создать в этих укреплениях музей битвы (и шире всей Кавказской кампании Второй Мировой войны);
  • Снабдить район туристской инфраструктурой;
  • Полностью восстановить систему исторических памятников Новороссийска («Малая Земля», памятник Цезарю Кунькову и т.п.);
  • Создать Панораму битвы;
  • Создать несколько аэродромов с моделями-копиями самолетов 1943 года;
  • Развернуть торговлю сопутствующими товарами (в том числе настольными и компьютерными играми);
  • Развернуть ежегодные мероприятия, связанные с Битвой за Кавказ, использовать эти мероприятия для массовых приглашений как русских, так и немецких ветеранов и их потомков;
  • Создать и сертифицировать туристский пакет, включающий отдых на Черном море и посещение музеев Новороссийска и «Голубой линии».

Для задействования других культурно-исторических «слоев» следует:

  • Привести в порядок крейсер «Михаил Кутузов» (проект 68 бис), превратить его в корабль-памятник, оборудовать в его помещениях филиал Морского Музея (раздел: «Военно-морские силы России в XX столетии», который в Центральном Военно-Морском музее выполнен неудовлетворительно, во всяком случае, для периода начиная с 1918 года;
  • На базе существующих раскопок в Анапе восстановить в первоначальном виде античный город, превратив его в игровой город-аттракцион со своей валютой, своим «игровым» населением и т.п. Воспользовавшись движением любителей ролевых игр, можно создать уникальный туристский пакет по посещению античного торгового поселения в момент его атаки варварским племенем или в момент острого политического кризиса. Можно оставаться наблюдателем, можно самим принять участие в «игре в историю»;
  • Привести в порядок места, связанные с пребыванием на Кавказе М.Лермонтова и его героев, создав отдельный туристский пакет, связанный с Лермонтовым, Печориным и завоеванием Кавказа русской армией.
  • Не следует переоценивать значение всех этих мероприятий для экономики Края, но они способны предоставить ему ресурс общественного внимания и небольшой, но постоянный и престижный доход.

6. Краснодарский край как часть Кавказского макрорегиона

Начиная, продолжая и завершая тему будущего Красноярского Края нельзя не замечать, что этот регион представляет собой географические и исторические ворота на Кавказ. По кубанским дорогам маршировали на юг солдаты генерала Скобелева, германские 17-я полевая и 1-я танковая армия, шли на север и запад советские войска. Новороссийск, Туапсе, Крымск, Славянск были аренами ожесточенных боев. Краснодарский край жил в тени Кавказа, жил интересами и сюжетами битвы за Кавказ.

И именно эта близость к Кавказу, прикосновение к его западным отрогам и является наиболее значимым и интересным ресурсом Краснодарского края. Слишком значим Кавказ для России и Человечества: Кавказ с его чересполосицей фаз развития, народностей, культур, конфессий и языков, с непрерывными, длящимися тысячелетиями внутренними и внешними войнами, с его демографическими, культурными и природными богатствами.

Россия никогда не владела Кавказом в полной мере. Но в течение полутора столетий она занимала положение непререкаемого арбитра в спорах кавказских этносов, обеспечивая тем стабильность покой и процветание на Кавказе и близлежащих регионах, а также утилизацию взрывной пассионарности молодых (по фазе развития, а не числу тысячелетий истории) кавказских народов. Сейчас этот отлаженный механизм расстроен, что приводит к ряду трудностей, прямо или косвенно ощущаемых в России, Закавказье, других регионах. Успешное течение Второй Чеченской войны — прежде всего, вытеснение «Республики Ичкерия» из информационного пространства цивилизованной Ойкумены — дают основание надеяться на восстановление status qwo на Кавказе.

В решении этой задачи Краснодарский край может сыграть выдающуюся роль, превратив свои санатории и здравницы, пустующие в зимнее время, в школы-интернаты для детей Чечни (и шире всего кавказского пояса нестабильности), которые лишены возможности нормально учиться вследствие непрерывных конфессиональных, этнических и экономических конфликтов, в которые они втягиваются самим фактом рождения на кавказской земле.

В решении этой задачи Край вправе рассчитывать не только на федеральные деньги, но и на международную помощь — прежде всего, обученными специалистами.

Подведем итоги.

Уникальностью Краснодарского Края является, во-первых, его географическое положение естественных «ворот на Кавказ», и, во-вторых, долгая, бурная и сюжетная история.

Эта уникальность может быть превращена в ресурс развития при кумулятивном осуществлении двух проектов: «Голубая линия» — создание комплекса военно-исторических памятников периода Второй Мировой войны на Тамани, в районе Новороссийска, на Кубани — и «Школа для Кавказа» — развертывание в зимний период на базе бездействующих санаториев Анапы, Геленжика и пр. «военно-полевой», кризисной образовательной системы, способной «работать» с детьми «горячих точек», в том числе — с чеченскими детьми и подростками.

Осуществление этих проектов не дает Краснодарскому краю никаких гарантий на будущее, но создает базу для осуществления таких амбициозных намерений, как «Память Азова». Если же проекты «Голубая линия» и «Школа для Кавказа» не будут осуществлены, Краснодарский Край ждет медленное, но неуклонное «выключение из истории», а вслед за тем — и из экономики.

февраль 2005 г.



[1] Термин «фаза» понимается здесь как «фаза развития»: архаичная, традиционная, индустриальная, когнитивная. В настоящее время большинство развитых государств мира, в том числе и Россия переживает трудный и болезненный переход от индустриальной к когнитивной фазе. При этом на территории РФ остаются территории, принадлежащие традиционной и даже архаичной фазам.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.