Главная −> Геополитика −> Мировая шахматная доска −> Геополитические партии −> Стратегия за Пакистан, или "Аллах не хочет нашей погибели"

Стратегия за Пакистан, или "Аллах не хочет нашей погибели"

В сущности, для Индии выгодно спровоцировать Пакистан на применение ядерного оружия, после чего — с полного одобрения всего прогрессивного человечества «окончательно решить пакистанскую проблему»

Исламская республика Пакистан, как это известно из школьного курса географии, имеет общую сухопутную границу с четырьмя государствами: Индией, Китаем, Афганистаном и Ираном. Ни одно из них не является союзником Пакистана: напротив, у каждого из них есть свои основания выступить (при тех или иных обстоятельствах) против него.

В течение пяти десятилетий Пакистан виртуозно создавал впечатление о себе, как о наиболее успешном в военном и политическом отношении фундаменталистском государстве «исламского пояса». Если военные авантюры, в которые время от времени ввязывались Иран, Ирак, Сирия, Египет, Иордания, носили вполне традиционный для арабского мира феодальный характер[1], то Исламабад всю историю своего существования проводил одну последовательную стратегию, завещанную немцами: drang nach osten.

Конфликт Пакистана и Индии был предопределен самим принципом создания этих стран. Стремясь сохранить какое-то влияние на свою бывшую колонию, англичане разбили единую территорию Британской Индии на три самостоятельных государства, а когда стало ясно, что Восточный Пакистан к самостоятельному существованию не способен, просто объединили его с Западным. В результате возникло одно из самых необычных на Земле государственных образований: расстояние между его частями составило 1.500 км по воздуху и более 3.000 км по морю[2].

Формально, Индия была отделена от двух Пакистанов по религиозному признаку. Однако, тогда, в 1947 году, это имело значение только для социальных низов. Религиозное «размежевание» сопровождалось кровавыми побоищами[3], прокатившимися по всему полуострову, варварские племена спускались с гор и предавали огню города Кашмира, но правящие элиты реагировали на это довольно спокойно. Феодальные властители Джаммы и Кашмира имели европейское образование и искренне полагали вопросы веры вторичными по отношению к династическим правам. Вот почему эти территории, населенные преимущественно мусульманами, добровольно присоединились к Индии.

В Пакистане это вызвало первый в истории страны политический кризис, концентрацию всей полноты власти в руках «Мусульманской лиги» и быструю эволюцию государственных структур в сторону фундаментализма. С этого момента внешняя политика Исламабада была предопределена: при любых правительствах и режимах Пакистан оставался враждебным Индии.

Первые столкновения в Кашмире датируются 1947 — 1948 гг. Усилиями ООН конфликт удалось локализовать, но его причины устранены не были. Индия официально отказалась проводить референдум в Кашмире, на чем настаивала пакистанская сторона; в 1965 г. армия Исламабада вновь атаковала индусов в Кашмире: операция, как и предыдущая, оказавшаяся практически безрезультатной.

Сразу по окончании этой войны Восточный Пакистан потребовал автономии. На деле речь сразу же шла о независимости. Авами лиг Шейх Муджибур Рахман выдвинул программу из шести пунктов, которая предусматривала:

  • ответственность федерального правительства перед парламентом, сформированным на основе свободных и честных выборов;
  • ограничение функций центра вопросами обороны и иностранных дел;
  • введение отдельных валют (или самостоятельных финансовых счетов) для каждой из двух провинций при контроле за межпровинциальным движением капитала;
  • передачу сбора всех видов налогов из центра в провинции, которые на свои отчисления содержат федеральное правительство;
  • предоставление обеим частям страны возможности самостоятельно заключать внешнеторговые договоры и иметь в связи с этим собственные валютные счета;
  • создание в Западном и Восточном Пакистане своей нерегулярной армии.

Центральное правительство сумело сохранить некое подобие контроля над мятежной провинцией до весны 1971 г. К этому моменту всякие возможности для маневрирования были сторонами исчерпаны, и президент Ахья Хан ввел в Восточный Пакистан войска. Вспыхнула гражданская война, в которой приняла участие Индия.

Эта война обернулась для Исламабада полной катастрофой «на суше, на море и в воздухе». Восточный Пакистан был потерян, на его месте возникло новое государство Бангладеш (дословно «Бенгальский народ»), находящееся в то время фактически под протекторатом Индии[4].

Новое руководство Пакистана смогло извлечь из сложившейся ситуации некоторую пользу. Прежде всего, экономика страны избавилась от «черной дыры» на востоке — до 1971 г. любая попытка экономических реформ наталкивалась либо на прямое противодействие бенгальцев, либо на их полную неспособность развивать на своей территории хоть какое-то производство. Связность государства резко повысилась, что способствовало и некоторой внутренней консолидации (насколько это возможно для полуфеодального пакистанского общества).

Во-вторых, поскольку Советский Союз традиционно поддерживал Индию, Пакистан мог рассчитывать на помощь США и Китая. В результате страна не только вышла из международной изоляции, но и приобрела потенциал развития. Прогрессу Пакистана в период 1971 — 1989 гг. способствовала и отличная работа пакистанской внешней разведки.

Именно разведка, воспользовавшись благоприятной внешнеполитической конъюнктурой, сложившейся в результате Исламской революции в Иране и вторжения советских войск в Афганистан, придала пакистанской стратегии проектность. На американские деньги и с одобрения «всех людей доброй воли» Исламабад создал, вооружил и превратил во влиятельную политическую силу движение «Талибан». Вопреки распространенному мнению экспорт ислама (и тем более, борьба против «неверных») отнюдь, не были целью этой акции. В действительности, руководство Пакистана искало способ снизить демографическое давление внутри страны, организовав канал актуализации (и уничтожения) наиболее пассионарной молодежи[5]. Результатом стало определенное «охлаждение» общества, повышение его образовательного уровня и финансового положения.

На этом благополучном фоне Пакистан реорганизовал армию и сумел создать ядерное оружие[6].

Но позитивная политическая конъюнктура не вечна, в чем пакистанским политикам пришлось убедиться. Советского Союза больше нет, в Афганистане идет очередная война, а индийско-китайские отношения улучшаются по мере того, как возрастает напряженность между Пекином и Исламабадом.

Фундаменталистская ориентация Пакистана сильно бьет по позициям Ирана и мешает последнему в диалоге с Россией. Впрочем, отношения между шиитским Ираном и преимущественно суннитским Пакистаном никогда и не были безоблачными.

Исламабад сделал решающую политическую ошибку, поддержав в 2001 г. «антитеррористическую операцию» США в Афганистане. Не получив никакого реального возмещения Пакистан не только «сдал» движение «Талибан» «неверным», но и прямо способствовал уничтожению этой организации.

Одним росчерком пера Главный Администратор Пакистана Первез Мушарраф ликвидировал все плоды двадцатипятилетней политики. Упал престиж Пакистана, причем не только среди мусульманских стран. Резко ухудшились отношения с афганскими племенами (вне всякой зависимости от того, какое именно временное правительство находится в Кабуле). И, главное, был разрушен налаженный механизм утилизации социальной энергии[7].

В создавшейся ситуации Пакистан был вынужден реанимировать политику борьбы за Джамму и Кашмир, уже приведшую однажды к национальной катастрофе.

Следует, согласиться с позицией Индии: террористические акты на ее территории осуществляют пакистанские боевики. «Талибы», у которых нет «Талибана», и для которых нет Афганистана.

С конца 2001 г. напряженность в отношениях между Индией и Пакистаном начинает быстро нарастать. Дважды — в декабре 2001 — январе 2002 г. и в апреле — июне 2002 г. — полуостров находится на волосок от крупномасштабной войны.

А США, главный стратегический союзник, ради которого Пакистан пожертвовал всем, постепенно теряют интерес к Индийскому океану и обращаются к «новой доктрине Монро».

Для Пакистана эта доктрина является угрозой самому существованию государства. До сих пор Индийский океан не был ареной военных действий великих держав, исключая короткий «бросок к Цейлону» адмирала Нагумо весной 1942 году и памятную кампанию 1971 г., безнадежную для Пакистана во всех отношениях.

Пока США поддерживают какие-то обязательства в этом регионе, Пакистан не нуждается во флоте. Но представим себе, что авианосцы США ушли. Как изменяется картина? «Номером два» в Индийских водах, начиная с середины 1960-х, становится флот Индии, в 1971 г. блокировавший и уничтоживший, как реальную боевую силу, пакистанские военно-морские силы. Ныне флот Индии превосходит флота Австралии, Таиланда и Индонезии (а об остальных «игроках» на этом океане можно и не вспоминать). Более того, на вооружение Индийского флота поступили новые российские палубные самолеты, дающие ему возможность на равных бороться с флотом любой другой страны, кроме США.

Итак, при любом обострении ситуации Пакистан теряет влияние на свою акваторию: его нынешний флот недостаточен даже для обороны своего побережья. С другой стороны, наземные силы Пакистана считаются более боеспособными, чем индийские (эта иллюзия — также заслуга бывших разведчиков), что может привести лидеров к идее поискать шансы в «конкретной, тактической игре». Но для такой игры Пакистану понадобятся союзники в регионе. А их нет, и не предвидится. В Европе традиционно сильны проиндийские настроения, так что и такой выход закрыт (впрочем, помощь Европы в конфликте с Индией малополезна).

Из стран же ближнего востока только Ирак может выступить на стороне Пакистана, если тот убедительно продемонстрирует свои антиамериканские настроения, то есть, еще раз совершит радикальный поворот в своей политике. Такой союзник в войне с Индией стоит меньше, чем ничего.

Но, может быть, у Пакистана есть чисто военные возможности если не выиграть войну, то, хотя бы затруднить Индии развитие операции? Обратимся к цифрам[8]:

 

 

Индия

Пакистан

Соотношение

сил

Население (млн.чел)

1016,242

148,012

6.9

:1

Военный бюджет (млрд. долларов)

15,9

3,3

4.8

:1

Регулярные вооруженные силы

1 303 000

612 000

2.1

:1

в т.ч. сухопутные войска

1 100 000

550 000

2.0

:1

в т.ч. ВВС

150 000

40 000

3.8

:1

в т.ч. ВМС

53 000

22 000

2.4

:1

Резерв

535 000

513 000

1.0

:1

в т.ч. сухопутные войска

300 000

500 000

0.6

:1

в т.ч. ВВС

140 000

8 000

17.5

:1

в т.ч. ВМС

55 000

5 000

11.0

:1

в т.ч. территориальные войска

40 000

 

Военизированные формирования

1 066 000

288 000

3.7

:1

Мобилизационый ресурс (млн.чел.)

269,3

33,5

8.0

:1

В т.ч. годных к строевой (млн.чел.)

158,1

20,5

7.7

:1

ПУ оперативно—тактических ракет

5

18

0.3

:1

Танки

3 504

2 285

1.5

:1

БТР, БМП, БРДМ

1 607

1 000

1.6

:1

САУ

180

240

0.8

:1

Орудия полевой артиллерии

4 175

1 467

2.8

:1

Минометы

1 200

725

1.7

:1

ПУ ПТУР

?????????

800

????????????

?????

реактивные системы залпового огня

150

45

3.3

:1

Орудия зенитной артиллерии

4 024

2 000

2.0

:1

ЗРК

280

130

2.2

:1

ПЗРК

1 725

850

2.0

:1

Самолеты

1 279

523

2.4

:1

В т.ч. боевые

775

361

2.1

:1

Вертолеты

442

162

2.7

:1

В т.ч. боевые

32

20

1.6

:1

Боевые корабли

58

19

3.1

:1

Боевые катера

76

12

6.3

:1

Вспомогательные суда

84

14

6.0

:1

Конкретизация этих цифр не облегчает положения Пакистана. Остается лишь процитировать Р.Саббатини: «Кораблевождение — несомненно важная вещь, но пушки…»

В сложившейся ситуации пакистанское руководство пытается шантажировать Дели угрозой атомной бомбардировки, не понимая, что эта тактика может обернуться против Пакистана.

Исламабад не имеет стратегического термоядерного оружия. Все, чем он располагает, — оперативно-тактические заряды мощностью около 20 килотонн. Применять их против индийской армии, очевидно, бессмысленно — прогнозируемые потери противника — 600 танков и около 100.000 солдат. Это почти не изменит соотношения сил.

Еще более бессмысленно пытаться уничтожать города. Даже если считать потери от атомных ударов, исходя из статистики Хиросимы (а в реальности они будут наверняка меньшими, вследствие лучшего строительства и наличия убежищ), потери составят около 2 миллионов человек. Это — колоссальные жертвы, которые ни Индия, ни США, ни остальное мировое сообщество не простят Пакистану никогда. Но для Индии с ее миллиардом населения они практически нечувствительны (ежегодно от голода и стихийных бедствий погибает немногим меньше).

В сущности, для Индии выгодно спровоцировать Пакистан на применение ядерного оружия, после чего — с полного одобрения всего прогрессивного человечества «окончательно решить пакистанскую проблему».

Итак, в военном противостоянии Исламабаду не светит ничего. Даже если предположить, что его генералы гениальны, они не смогут выиграть войну, у которой нет стратегической цели. Рассматривать в качестве такой цели Джамму и Кашмир смешно: угрожать миру локальной ядерной катастрофой, поставить на карту существование не только государства, но и нации, потерять все экономические завоевания предыдущих десятилетий во имя захвата провинции, которую все равно невозможно долгое время удерживать, — это не стратегия, а пародия на нее.

В этой связи, единственным выходом для Пакистана становится поиск мирного решения Кашмирской проблемы. В условиях, когда Индия явно стремится воспользоваться сложившейся благоприятной для нее политической обстановкой, найти такое решение не очень просто. Пакистан может пойти на уступки. Раз, другой, третий… на каком-то этапе отступление станет невозможным для правительства по внутренним соображениям. Тогда — война, в которой, как мы выяснили, у Пакистана нет шансов вообще.

Заметим, однако, что Пакистан, не будучи серьезным противником Индии, может, при определенных обстоятельствах, стать отличным инструментом ее политики. А это создает предпосылки для поиска проектного стратегического решения за Исламабад. И здесь отличным рычагом может стать пакистано-индийский конфликт.

Пользуясь нерешенной Кашмирской проблемой, Пакистан может сблизиться с Индией для формирования нового союза Индийского океана. Такое развитие событий спасительно для Пакистана. Но оно благоприятно и для Индии, которая сможет, наконец, забыть вечную «головную боль» по делам Кашмира, Джаммы, да и Бангладеш. Кроме того, Индия получает в свое распоряжение дополнительные военные ресурсы с европейским уровнем подготовки, а также ресурсы финансовые и политические.

В этих условиях Индия становится главной структурообразующей силой в регионе; кроме того, новый союз Индийского океана может рассчитывать на «взаимопонимание» со странами «Южного коридора» — Ираном и Россией.

Индо-Пакистанский союз может поставить перед собой и другую цель, а именно сближение всех бывших английских колоний региона для решения задачи «бремени белых» и поддержания мира в условиях новых реалий. Реально же речь должна идти о вытеснении из бассейна Индийского океана саудовских магнатов.

Но, во-первых, сомнительно, чтобы сегодняшнее руководство Пакистана «вычислило» этот ход и сумело бы навязать его как «общественному мнению» внутри своей страны, так и индийской стороне. Кроме того, простое присоединение к «индийскому проекту», не даст Пакистану сыграть реальную игру на мировом поле.

Чтобы получить хотя бы «долю» в общем управлении союзом, Пакистан должен начать интеграционный проект раньше, чем его инсталлирует Дели, и возложить свои надежды на то, что «Аллах не хочет погибели правоверных».


[1] «…по сообщению газеты "Аль Итихад", глава правительства Египта Атеф Овайд готов рассмотреть вопрос о нападении на Израиль в обмен на определенную сумму, которую арабские страны должны перевести на счета официального Каира. По словам премьер-министра, Египту будет вполне достаточно 100 миллиардов долларов.

Аналитики уже давно предсказывают объединение арабского мира в священной войне против назойливого еврейского государства. Однако вряд ли кто-то ожидал, что дело примет настолько коммерческий оборот. На вопрос, почему его страна никак не отреагировала на израильско-палестинский конфликт, Овайд ответил: "Если вы хотите реальных действий и готовы к ним не только на словах, то придется перевести нам деньги".

По данным израильской газеты "Едиот Ахронот", в ходе интервью с Овайдом были обрисованы вполне определенные условия, на которых Египет готов вступить в конфликт. "Арабский мир должен передать Египту 100 миллиардов долларов из тех запасов, что находятся в различных европейских банках и четко указать их предназначение. Это деньги на противостояние с Израилем".

Показательно, что упомянутая сумма возникала в ходе интервью не раз и не два. Так, например, в ответ на вопрос, почему Египет до сих пор не выдворил из страны посла Израиля, глава кабинета заявил: "Я же сказал, что нам нужно 100 миллиардов долларов".

Это заявление можно рассматривать, кстати, не только как вымогательство средств у арабов, но и как недвусмысленное предложение Израилю. Дескать, хотите оставить посла в Каире, а границу с Египтом — неприкосновенной, выкладывайте денежки». // http://www.utro.ru/articles/2002042516222175045.shtml (25.04.2002)

[2] Для сравнения: расстояние между Западной и Восточной Пруссией (Данцигский коридор) не превышало 300 км.

[3] «Раздел Британской Индии в 1947 породил жестокие столкновения между индусами и мусульманами и огромные потоки беженцев: около 6,5 млн. мусульман перешло из Индии в Пакистан и около 4,7 млн. индусов и сикхов двинулись в обратном направлении. До 500 тыс. человек погибло из-за столкновений на религиозной почве и последующих миграций» // http://www.krugosvet.ru/articles/72/1007202/print.htm

[4] Бангладеш — одна из самых густонаселенных и при этом беднейших стран на Земле. Валовой национальный доход на душу населения составляет в Бангладеш 230 USD (для сравнения: Пакистан — 1590 USD). Внешний долг превосходит 50% ВНП. Промышленность страны практически не развита, сельское хозяйство не обеспечивает Бангладеш продовольствием. В этих условиях политическая обстановка в стране нестабильна. Муджибур Рахман, приведший Бангладеш к независимости и пользующийся в 1971 — 1972 г. абсолютной поддержкой населения, в 1975 г. был убит вместе с членами семьи. Следующий президент Зиаур Рахман пришел к власти после нескольких последовательных путчей, в 1981 г. он также был убит. После этого перевороты сделались менее кровавыми, но не менее регулярными. Проиндийская ориентация Бангладеш сохранялась при Муджибуре Рахмане, позднее вследствие постоянного роста населения Бангладеш и перманентного конфликта из-за раздела водных ресурсов, отношения между странами претерпели значительное охлаждение. В 1990-е дело дошло до пограничных конфликтов. Впрочем, насколько можно судить, Дели совершенно не заинтересовано в прежнем партнерстве: если Восточный Пакистан 1960-х годов мог рассматриваться в качестве некоего «ресурса» в противостоянии с Исламабадом, то с 1980-х значение Бангладеш упало до нуля.

[5] В течение XX столетия население Пакистана очень быстро росло: 1901 г. — 16,6 млн., 1947 г. — 46,5 млн., 1971г. — 65,5 млн., 1992 г. — 117 млн.1999 г. — 146,5 млн., 2001 г. — 148, 0 млн.

[6] Об этом было официально объявлено. Количество ядерных боеприпасов, имеющихся в распоряжении Пакистана, оценивается по разным источникам от 5 до 25 стандартных двадцатикилотонных зарядов (большинство экспертов сходится на цифре 15). Следует, однако, упомянуть, что некоторые специалисты считают заявление Исламабада об успешном проведении ядерных испытаний блефом. По их мнению, сейсмические кривые должны быть интерпретированы как результат мощного подземного НЕядерного взрыва.

[7] На фоне столь масштабных социальных «подвижек» почти незамеченным прошло сообщение об отставке руководства пакистанской разведки.

[8] Эта и последующие таблицы составлены по материалам сайта: Военный атлас мира: вооруженные силы иностранных государств на начало 2001 г. (http://voend.narod.ru/country/country.html)

Данный сайт, в свою очередь, ссылается на следующие открытые зарубежные источники: «The Military Balance (2000 — 2001)», «The World Factbook (2000 — 2001)», «The Balance of Military Power, World Defence Almanac (2000 — 2001)», «Terre Magazine (август 2000)», «Jane's Fighting Ships (2000 — 2001)».

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.