Главная −> Геополитика −> Новый мировой порядок −> Кризис Евросоюза −> Четыре сценария евробудущего
Виктор Киселёв

Четыре сценария евробудущего

На том берегу Ла-Манша уже не осталось никаких сомнений по поводу судьбы Конституции. Фактически отказываясь от проведения всенародного голосования, британское правительство надеется втянуть в свою орбиту другие государства Евросоюза. Если это так, то "задний ход" Лондона означает ни что иное, как подписание смертного приговора Конституции ЕС

После голосования во Франции по судьбе конституции "соединенных штатов Европы", президент Чехии Вацлав Клаус заявил, что "считает бессмысленным дальнейший процесс ратификации евроконституции". Аналогичное мнение высказал министр социальной политики Италии Роберто Марони, предложив провести общенародный референдум в Италии о переходе с евро обратно на лиру. Кризис настиг и Люксембург, председательствующий в ЕС. Премьер-министр королевства Жан-Клод Юнкер подтвердил на прошлой неделе свое намерение подать в отставку, если на референдуме 10 июля страна проголосует против европейской конституции. В таких обстоятельствах можно предположить четыре вероятных сценария будущего Европы.

Первый вариант возможного хода событий — распад ЕС. Вслед за потоком взаимных обвинений, вызванных тем, что французы и голландцы отвергли евроконституцию, "нет" конституции ЕС следует в Дании, Польше и Чехии. Это приводит к кризису легитимности власти, в ходе которого государства требуют ренационализации политики в сферах компетенции собственно ЕС.

Французы требуют протекционизма, чтобы защититься от конкурентов из Восточной Европы, где налоги низки. Следуют отказы подчиняться решениям Европейского суда. Страны, где преобладает "евроскептицизм", в массовом порядке выходят из ЕС, но стремятся сохранить доступ к общему рынку. Углубится экономический спад в еврозоне. Мощное политическое давление на Европейский центральный банк приведет к резкому уменьшению учетной ставки и потере доверия, следствием чего станет растущая инфляция. Долговой кризис Италии спровоцирует выход из единой валюты и введение "новой лиры", привязанной к фунту, китайскому юаню и американскому доллару.

Ротация председательства в Евросоюзе прекратится, когда Мальта (население 400 тысяч человек) получит бразды правления в ЕС во втором полугодии 2008 года. США соберут новую коалицию европейцев, включая Британию, Польшу и Италию, — для вторжения в Иран, чтобы заставить эту страну отказаться от ядерных амбиций.

Вариант второй — продолжение объединительных процессов вопреки всему и здравому смыслу в том числе. Правила ЕС по умолчанию вернутся к договору Ниццы 2001 года, но наступит глубокий кризис доверия вследствие стагнации, блокирования политических инициатив громоздкой системой голосования. Начнутся ссоры между странами, нападающими на Брюссель, с одной стороны, и Европейской комиссией — с другой. Евросоюзу станет все труднее вырабатывать единую экологическую политику и внешнюю политику противостояния США.

Экономический рост может восстановиться, если консервативный канцлер Германии Ангела Меркель после сентябрьских выборов проведет жесткую социальную и трудовую реформу. Но Нидерланды и другие страны еврозоны с небольшими экономиками недовольны тем, что Франция, Германия и Италия по-прежнему могут нарушать правила, касающиеся дефицита бюджета.

Правительства больших стран попытаются спасти элементы конституции, создав пост министра иностранных дел и дипломатическую службу ЕС, но малые страны потребуют гарантий сохранения своего представительства в Еврокомиссии, что быстро заведет в тупик.

При третьем варианте возможного евробудущего появятся "две Европы": "старые европейцы" Франция, Германия, Бельгия и Люксембург создадут ядро федерализма, разработав новый договор. Эти страны, отвергая догмы либеральной экономики, сохранят европейскую модель с ее высокими налогами, щедрыми пособиями и устойчивостью. Северные скептики дистанцируются от еврозоны. Новые восточные члены будут колебаться, но тоже останутся в стороне.

Лидер французских социалистов Лоран Фабю может одержать победу на президентских выборах 2007 года. Герхард Шредер удерживается на своем посту. Франция, Германия и Италия сохранят большие дефициты бюджетов, безработица остается высокой, а уровень производства низким, что приведет к потере конкурентоспособности, падению евро и трениям с Нидерландами, Испанией, Португалией и Ирландией. По инициативе Франции, Германии и Бельгии создается европейская армия со штабом в Брюсселе, а НАТО расходится во мнениях о реформе, предложенной США.

И, наконец, четвертый вариант — атлантический: Соединенные Штаты Европы. Состоятся новые переговоры по конституции с учетом позиции Франции, Голландии и других опасающихся объединения стран. В результате расширения появится федеративный союз 30 с лишним государств. Турция вступает в ЕС в 2015 году, становится его крупнейшим членом с населением 80 млн. человек, и при голосовании ее голос будет значить больше, чем голос Германии. Европейская экономика станет самой динамичной и конкурентоспособной в мире. Нынешние премьер-министры Франции Николя Саркози и Велико-британии Тони Блэр становятся сопрезидентами Европы, а через пять лет их сменяет бывший президент Турции. Евро становится глобальной резервной валютой вместо американского доллара. От единой сельскохозяйственной политики отказываются в пользу либерализации торговли. Американские политические обозреватели пишут апокалиптические сценарии о надвигающейся европейской угрозе.

Европейский парламент, остающийся в Страсбурге и Брюсселе, единогласно даёт президенту ЕС и Еврокомиссии разрешение на отправку европейских армейских подразделений военными самолетами "Airbus" на защиту Турции от полчищ иракских курдов, поддерживаемых ЦРУ.

Норвегия и Швейцария, отбросив сомнения, вступают в ЕС, то же делают Россия и Израиль. Кипр воссоединяется после ухода с острова турецких войск. Заявки на вступление подают Алжир, Ливия и Марокко. Судя по саркастичным комментариям "The Guardian", из предложенных вариантов наиболее реалистичным и возможным редакции газеты представляется сценарий долгого и трудного объединения Европейского союза, сопровождающегося стагнацией в экономике и перманентными политическими кризисами.

Какой из вариантов жизнеспособен более остальных? Ответ на этот вопрос очевиден в свете последних событий. Британское правительство раскрыло секрет полишинеля, широко обсуждавшийся в минувшие выходные: работа над законопроектом о проведении референдума, приостанавливается. Не уступив давлению Берлина и Парижа, которые активно убеждали британского премьер-министра и тринадцать других стран — членов Европейского союза не отказываться от проведения референдумов, несмотря на двойное — французское и нидерландское — "нет", Лондон протрубил сигнал к отступлению. Тони Блэр фактически воспользовался кризисом в Европейском союзе, чтобы избежать тяжелого политического испытания в собственной стране: последний опрос показал, что до 72 % британцев проголосовали бы "против"! "Это не означает, что мы лишаем британцев возможности голосовать, если есть Конституция, по которой можно голосовать", — такую тонкую оговорку сделал на днях пресс-секретарь Тони Блэра. Официально Великобритания выступает за то, чтобы было предоставлено время "подумать", чтобы избежать "чисто рефлекторной реакции" и в спокойной обстановке провести заседание Европейского совета, который состоится 16-17 июня в Брюсселе. Но на том берегу Ла-Манша уже не осталось никаких сомнений по поводу судьбы Конституции. Фактически отказываясь от проведения всенародного голосования, британское правительство надеется втянуть в свою орбиту другие государства Евросоюза. Если это так, то "задний ход" Лондона означает ни что иное, как подписание смертного приговора Конституции ЕС.

Большинство стран, еще не высказавших мнения, официально выступают за продолжение процесса ратификации, несмотря на двойное "нет", прозвучавшее на прошлой неделе. Люксембург, который до конца месяца будет председательствовать в ЕС, прилагает все усилия к тому, чтобы убедить другие европейские столицы держаться, несмотря на решение Лондона. Ту же позицию занимает и Брюссель, где выступают за принятие согласованного решения в свете итогов французского и нидерландского референдумов.

В общем, окончательно хоронить евроконституцию еще рано. Но после франко-нидерландского "нет" — "задний ход", данный Лондоном, — плохая новость для сторонников Конституционного договора в других странах-членах ЕС. Откладывание референдума в Великобритании грозит вызвать цепную реакцию отказов по всей Европе. Вероятно, что Лондон, к которому с 1 июля переходят полномочия председателя Евросоюза, не будет слишком стараться, чтобы дать последний шанс ратификационному процессу, отмечает издание. Откладывая свой референдум, британское правительство рискует оказаться в меньшинстве на саммите ЕС в июне. И это будет для него весьма некстати при обсуждении бюджета Евросоюза на 2007-2013 годы, дебаты по которому будут проходить на будущей неделе в Брюсселе. Ведь Лондон намерен во что бы то ни стало отстаивать свое право, которое он получил в 1984 году, в период правления "железной леди" Маргарет Тэтчер, платить меньше взносов в бюджет Евросоюза. Но после своего заявления Лондон не так уж многим рискует, — учитывая, что Европа уже обеими ногами вступила в полосу потрясений: во многих странах, где предусмотрено проведение референдумов — например, в Дании — правительства опасаются эффекта снежного кома и отказа граждан от принятия Конституционного договора. Так что риск Лондона оказаться в изоляции не так уж и велик: многие страны, в частности Эстония и Чехия, не скрывают своего намерения отложить проведение референдума на более поздний срок.

 

Источник: "Новая политика", 10 июня 2005 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.