Шамиль Султанов

Война цивилизаций началась

Что такое победа? Захватить телеграф, телефон..? Как большевики? Нет. Истинная победа — это фундаменталистская переориентация сознания, это — кардинальное преодоление внутреннего и внешнего лицемерия

О религиозном фундаментализме сегодня чаще говорят как об отрицательном явлении, имея в виду на самом деле экстремизм и терроризм, прикрывающийся религиозной символикой. Однако само понятие "фундаментализм" для верующего носит скорее положительный характер, исходя из самой этимологии этого слова: верность фундаменту, основам вероучения, то есть — слову Бога. И если мы говорим сегодня о "возрождении духовности" в России, то мы говорим тем самым о необходимости возвращения населения к фундаменту, т. е. основам религиозной веры, решительно отмежевываясь от всяких проявлений экстремизма.

Война американцев с американцами

11 сентября 2001 года произошло первое в новом столетии жесткое, прямое столкновение между двумя цивилизациями — между двумя цивилизациями внутри самих же США. Между центром новой глобальной империи — так называемым "мировым правительством", которое олицетворяется наднациональными структурами и организациями, и национальными силами Америки, правым американским фундаментализмом, последователей которого уже немало в США. По некоторым оценкам, только известных организаций правых радикалов насчитывается не менее 250-280, активных членов — порядка миллиона (по другим оценкам —2-2,5 миллиона). Одна из особенностей этих организаций типа "Мичиганской милиции", "Ветви Давида", и т.д. состоит в том, что они милитаризированы. Пример Тимоти Маквея показателен, так как ключевое ядро организаций американских фундаменталистов составляют люди, имеющие военный и технологический опыт, у которых есть своя идеология, своя психология. Это люди, которые гораздо более негативно относятся к американскому образу жизни, чем даже многие открытые противники Соединенных Штатов на других континентах.

11 сентября — день рождения Тимоти Маквея, 11 июня 2001года он был казнен. После ареста за организацию взрыва в Оклахома-сити он был приговорен к смертной казни, но демократы точку над "i" не ставили. Ибо внутри США идет конфронтация, прежде всего, между американскими фундаменталистами-радикалами и демократами. Администрация Клинтона не случайно оставила право принять окончательное решение республиканцам. Буш мог заменить Маквею смертную казнь на пожизненное заключение. Почему он этого не сделал? Маквей, находясь в тюрьме, стал для американских фундаменталистов своего рода национальным героем в том числе и потому, что, находясь семь лет в застенках, он никого из своих соратников не выдал, хотя активно подвергался изощренным психологическим и физическим воздействиям, его пытали. 11июня на многих сайтах американских правых радикалов появились предупреждения, что Вашингтону казнь Маквея так просто не пройдет. Можно сказать, что 11 сентября — это некое специфическое начало принципиально новой модели гражданской войны внутри Соединенных Штатов.

Сейчас у американской системы внешних врагов нет. Ни Россия, ни Китай, ни разрозненный мусульманский мир существенной угрозы для США не представляют. Валовый национальный продукт России почти в два раза меньше, чем валовый региональный продукт Калифорнии. Но история показывает, что в условиях монополии главный враг сложно организованных систем всегда вызревает внутри них самих.

Американские демократы — носитель антинациональной идеологии

Как должен был поступить Белый Дом сразу после взрывов 11 сентября? Откровенно признаться, что американское общество раскалывается? То, что произошло в конце 2000 года на президентских выборах, фактически показало, что раскол уже проявился на поверхности. Однако 11 сентября продемонстрировало, что раскол гораздо глубже. И американский истеблишмент не готов к преодолению этого разрыва, к смене стратегии, не готов к радикальному изменению экономической системы, которая, собственно, и сделала США нынешней единственной супердержавой.

Таким образом глобальное столкновение цивилизаций началось внутри Соединенных Штатов с фронтального столкновения американских фундаменталистов и демократического истеблишмента со стоящим за ним "мировым правительством". Эти же процессы происходят по всему миру. Практически в любой стране сейчас существует противоречие между фундаменталистской тенденцией и официальной системой, как правило, созданной по образу и подобию западных демократий.

Одновременно в тех же США за последние тридцать лет произошли изменения, которые говорят о том, что наряду с англо-саксонским фундаментализмом усиливается исламский фундаментализм, латиноамериканский фундаментализм и т.д., то есть национальные интересы США вбирают в себя все более широкий спектр различных движений.

Религиозный фактор в войне цивилизаций

Война между цивилизациями сегодня — это не конфронтация между цивилизационными ареалами или группами стран. Это, прежде всего то, что происходит внутри этих стран. При этом, духовный компонент, фактор веры, выходит на первый план. По интенсивности проявления внутреннего цивилизационного конфликта США занимают второе место, а на первом месте — мусульманский регион. Потому что большая часть так называемых мусульманских режимов де-факто не являются мусульманскими. С другой стороны, в исламском мире такая конфронтация происходит гораздо драматичнее, поскольку здесь гораздо сильнее фундаменталистские тенденции. Тому несколько причин.

1. Речь идет о стратегических факторах. Во-первых, это, собственно, Ислам. С моей точки зрения, Ислам —это единственная в мире религия, которая сохранила свою энергетику именно как религия единства сакрального и социального. Ислам не выродился в масскультовую форму. Вспомните, Шпенглер говорил, что христианство умерло, перейдя в искусство.

2. Это значение личности. Здесь присутствует весьма интересный и парадоксальный момент. В современном технологизированном мире усиливается значение человеческого фактора. С одной стороны говорят: "Прогресс —это машины, автоматы, технологические цепочки" и т.д. Но с другой стороны, важнейшим оказывается человеческий фактор. Логика материалистического развития, толкает вроде бы к созданию корпоративных и бюрократических анонимных структур. Тем не менее, значение творческой личности постоянно возрастает. Если прежде развитие личности на западе стимулировалось почти исключительно протестантизмом, то сегодня, после превращения христианской религии в одно из направлений шоубизнеса, Ислам с его рациональной этикой опережает остальных и в этом, стимулируя развитие сильной и свободной личности, бесстрашного героя нового поколения.

Динамика современного капитализма определяется, прежде всего, людьми, которые в силу своего мышления, в силу своего творческого потенциала оказываются в нужное время и в нужном месте. Например, тот же Гейтс — человек, который сделал себя сам. Но посмотрим с другой стороны: современные технологические системы, в конечном счете, основаны на определенной совокупности фундаментальных научных открытий. Соответствующая концентрация творческих людей, поиск соответствующих прогрессивных идей рано или поздно открывает целые экономические эпохи. В конечном счете западная технологическая, потребительская цивилизация базируется на фундаментальных открытиях 20 — 40-х годов.

Противоречия общества потребления

Возникают весьма существенные противоречия: по сути, вся западная система направлена на то, чтобы сформировать из человека тотального потребителя. С другой стороны, только творческие люди двигают эту цивилизацию. Иначе говоря, Гейтс нужен западной системе как особая творческая функция, а отнюдь не как личность сама по себе. Но в рамках идеи тавхида (Единобожия) человеческий фактор играет принципиально иную роль. Расщепление личности на функции противоречит Исламу, который требует всеохватности, тотальности веры. В свое время Сартр сказал в отношении личности западной цивилизиации: "Человек — это тотальность, которая постоянно детотализируется". В противоположность этому можно сказать, что исламская личность — это тотальность, которая постоянно преодолевает в себе деградирующее влияние западных ценностей и устремляется к полной цельности жизни и веры.

Сегодня исламский регион в пограничной ситуации. Это связано, с одной стороны, с экономическими и геополитическими факторами, в первую очередь, с нефтью. Отсюда повышение зависимости, амбициозности, соответствующий геополитический размах и все прочее. С другой стороны — повышение уровня образования, появление в последние 20-30 лет поколения людей, получивших хорошее западное образование, но при этом оставшихся мусульманами.

Исламский фактор обладает уникальной особенностью: он является мощным объединяющим началом. В Исламе вы можете встретить как личностей с прекрасным образованием, так и совершенно неграмотных людей. Это в некотором смысле протообщество, в котором циркулируют определенные идеи и они на самом деле способны к социальным экспериментам. Например, палестинцы — один из самых образованных народов в мире. По количеству студентов на 1000 человек населения палестинцы опережают Россию. А на Ближнем Востоке приближаются к Израилю.

Когда мы говорим об исламском феномене как об альтернативе западному обществу, надо подчеркнуть еще одну его особенность: в силу определенных причин исламский фундаментализм и в количественном и в качественном отношении мощнее чем фундаментализм в других странах. По некоторым оценкам, в мусульманских странах, людей готовых пожертвовать жизнью ради своей веры 35% численности соответствующего социума. Это, фактически означает, что в рамках исламского региона реально сосуществуют две цивилизации: фундаменталистская и традиционалистская. Этот факт весьма примечателен.

С исламскими фундаменталистами контактирует целый ряд фундаменталистских западных течений, которые пока маргинальны на сегодняшний день в своем ареале. Они действительно маргиналы, потому что радикалы на Западе на 90% —представители среднего класса. Там, с одной стороны, не представлены классы обездоленных, а, с другой — нет и представителей элиты. В этом смысле исламский фундаментализм — нечто принципиально иное, поскольку он способен объединить и выходцев из средних классов, и неграмотных представителей обездоленных слоев, и различные элитарные группы.

Кто же на самом деле атаковал небоскребы в Нью-Йорке?

11-го сентября Усама бин Ладен заявил, что не имеет к терактам никакого отношения и что их совершили американские правые, которые выступали против засилья еврейских банкиров. Есть достоверная версия, что он в этих терактах реально не участвовал, но в силу каких-то причин (может быть, здесь определенную роль сыграли спецслужбы) он в какой-то степени финансировал американских фундаменталистов. То есть, какие-то контакты с террористами были, учитывая немалые финансовые возможности саудовского миллионера.

Бин Ладен — очень сложная фигура. В какой-то степени — он играет. В какой степени его карьере способствовали американцы или объединенный разведывательный комитет Пакистана — это другой вопрос. Международный терроризм всегда создается спецслужбами. Более того, международный терроризм и спецслужбы — это близнецы-братья. Когда было противостояние сверхдержав, то американцы поддерживали тех, кто боролся против просоветских режимов.У СССР свои радикалы тоже были, иногда их называли национально-освободительными движениями.

Вопрос заключается в том, что такого рода образования невозможно все время контролировать. Когда Советский Союз рухнул, России было уже не до контроля. У американцев другая проблема. Они не понимают Востока. Это явно продемонстрировали события в Иране в 1978 году. Там был самый большой региональный центр ЦРУ на Ближнем Востоке. Там были хорошие зарплаты, премиальные. Но 95% тамошних црушников не знали персидского. Они крутились в окружении шаха, а потом давали "оптимистическую" информацию.

Среди американцев нет достаточного количества специалистов по Востоку — они есть среди англичан. Англичане Восток хорошо знают. Почему же американцы и англичане не сотрудничают? Вопрос заключается в том, что бизнес есть бизнес, в том числе и политический. Все остальное отходит на задний план.

Поймают ли бин Ладена?

Думаю, что нет. Один только пример: его обвинили во взрывах в Танзании и Кении. Он стал якобы одним из главных мировых террористов. А потом все затихло. Никто ничего не знает. Возникает вопрос: как же в рамках официальной версии ЦРУ дало бин Ладену набраться сил, организовать и совершить такое, что сравнимо с Перл-Харбором, а по психологическому эффекту — еще страшнее?

Задают вопрос: Почему нельзя было отследить финансовые связи бин Ладена за столько лет? А нужно ли было это делать, если мы исходим из тезиса, что международный терроризм — это совокупный продукт деятельности спецслужб. Другое дело, что его невозможно полностью контролировать. Они старались для себя, однако получилось нечто другое. Американцам казалось, что они вербуют бин Ладена, а с другой стороны бин Ладен неоднократно говорил, что он использует американцев.

Чем опасен исламский фундаментализм для западного либерализма?

Американцы сосредоточились на исламском фундаментализме, потому что исламский фундаментализм качественно отличается от других фундаменталистских течений. Можно даже сказать что американский фундаментализм до 11 сентября в определенной степени контролировался их официальной системой. Исламский же фундаментализм — нечто иное. Не потому, что это уже состоявшийся феномен, а потому, что это — объективная предпосылка чего-то иного. Это — живая бурлящая масса, в которой каждый день появляются люди, готовые пожертововать своей жизнью ради веры. Это вне контроля спецслужб США, а значит, с их точки зрения, стратегически опасно для Америки. Так, после развала СССР основным противником США стал исламский фундаментализм именно как цивилизационная альтернатива.

Исламский фундаментализм сегодня —это не просто контртенденция развития. Это реальная основа формирования политической контрэлиты, чего более всего и боятся "мировые правители", держащие элиту всех мало-мальски значимых стран под своим неусыпным контролем. Иран в этом плане очень показателен.

Если взять шахский Иран начала 1978 года, то это организованная политическая элита, преданная шаху: это десятки тысяч человек, это средний класс — сотни тысяч. А кто против — какие-то муллы, не имевшие никакого экономического и политического ресурса, не имевшие выхода на армию, ничего не имевшие противопоставить шахским спецслужбам. А получилось, что после успешных на западный манер экономических преобразований шаха массы крестьян двинулись в города, начался конфликт базовых ценностей, и в рамках этой тенденции стремительно сформировалась духовно-политическая контрэлита.

В Египте, например, буквально на каждой улице по нескольку мечетей. И есть ряд мечетей в которых выступают харизматические муллы. Когда они выступают, собирается огромное количество людей. И накал выступления таков, что люди выходят просто взбудораженными И обязательно около этих мечетей режим выставляет усиленную охрану.

Хотя этих харизматических личностей периодически уничтожают, здесь важен пример. Религия вообще только усиливается кровью мучеников за веру. Один такой человек создает подспудно десятки и сотни потенциальных шахидов. Он создает для общества ясную простым массам модель героического поведения. Ислам и усилившийся вследствие противостояния западному глобализму и общей деградации мировой культуры исламский фундаментализм — единственный сегодня социокультурный, религиозный и духовный феномен, в рамках которого воспроизводится модель героической личности.

Он формирует модель личности, которая принципиально не может быть интергирована в западную систему ценностей. На Западе нет и не может быть героической личности, она там не нужна. Герои там существуют только в голливудских грезах, создаваемых, чтобы выпустить пар западного обываетеля, внутренне все же тоскующего по образу сверхчеловека. Но это — виртуальные герои. Ислам же создает модель реальной героической личности. Критерий: ты являешься героем, если за свои убеждения ты готов пожертвовать своей жизнью. Тогда ты не мунафик, тогда ты, действительно шахид, побеждающий смерть.

Цивилизационные столкновения — это конфликт типов героической личности. Если какая-то цивилизация побеждает, она уничтожает альтернативные модели героической личности. Герои Запада — механические роботы, киборги, терминаторы, защищающие экономические интересы "мирового правительства", герои Ислама — это борцы за торжество Божественной справедливости для всех людей.

Почему США сосредоточились на Афганистане? Проблема даже не в бен Ладене. Проблема — в талибах. Потому что в плане институционального государственного образования именно талибы в геополитическом плане представляли собой наиболее зрелую фундаменталистскую форму. То, что Западу удалось прервать в Алжире, то что им удалось подавить в Судане, возникло в Афганистане. Но есть и другой аспект.

Саудовская Аравия и Пакистан стали все больше опасаться радикализации талибского режима. По разным причинам.

У нынешней американской администрации была договоренность с Абдаллахом ибн Саудом о том, что саудиты поддержат Буша на выборах, прежде всего, повышением цен на нефть Если бы не это повышение цен, то Гор был бы избран. Для США нехарактерно, чтобы в период экономического подъема американский обыватель голосовал против правящей администрации. Саудиты тогда два раза организовывали нефтяной кризис.

Есть в политике такой момент: ты всегда должен создавать коалицию. Если ты победишь в одиночку, то наживешь себе огромное количество врагов. Предпосылки этой коалиции в Афганистане уже были. Талибы начали мешать Пакистану и саудовцам, став самостоятельными, с учетом того, что они создавались на территории Пакистана. Более того, Пакистан оказывал талибам поддержку и последующем. И это понятно. Любая страна должна заботиться о том, чтобы вокруг нее была стабильная ситуация. Если у тебя рядом стратегический противник, ты заинтересован, чтобы другая граница была спокойной. Но это не суть важно. Талибан —это сложный феномен. Это элемент пуштунской энергетики, это элемент исламской энергетики. Это некая протоидеология. Это оформленные фундаменталистские принципы, это определенным образом рекрутируемая элита. Это определенные национальные задачи. Объективно, талибан —это та сила, которая смогла практически завершить дело объединения Афганистана. Это национальная задача, с которой они почти справились. Естественно, такая сила не возникает в безвоздушном пространстве. На определенном этапе им, конечно, помогали и Пакистан и американцы. Помогали, исходя из своих собственных интересов.

Концепция управляемых конфликтов

Концепция управляемых конфликтов базируется на принципе недопущения хаоса. Дальше по степени опасности идет контроль территории твоим противником, и третье — когда территория контролируется коалицией — твои друзья и твои противники. Самый оптимальный вариант когда территорию контролируют твои сторонники. Но самый неприемлемый вариант — это хаос. Потому, что хаос в Афганистане будет угрожать ситуации в Пакистане. Но за Пакистаном стоит Китай. Столкновение между Китаем и Идией в условиях когда Китай не допустит уничтожения Пакистана — это угроза спонтанной третьей мировой войны с применением ядерного оружия. Второй вопрос — что такое страна с 20 миллионами жителей, в которой нет власти? В лучшем случае —поставщик наркотиков, от которых будут гибнут сотни тысяч тех же американцев и европейцев.

Но талибов обвиняли именно в торговле наркотиками Именно талибы стали реально бороться с наркотиками, исходя из своих религиозных убеждений. Другое дело, что это не всегда удавалось. Восток есть Восток. На самом деле во многих случаях это были компромиссы. Во многих случаях вожди пуштунских племен торговали наркотиками в обмен на лояьность режиму талибов. И пока талибы не укрепились, они не могли принимать кардинальных мер. А в принципе, больше всего наживались на торговле наркотиками лидеры северного альянса.

Фактический глава Саудовской Аравии сегодня — принц Абдалла. Он в гораздо большей степени арабский националист, чем Фахд. Но враг саудовского правящего режима — фундаментализм. Тем более что Усама бен Ладен сам родом из Саудовской Аравии. Он сейчас герой для простых саудовцев. Усама — человек, который сам себя сделал, который поставил Америку на колени. Почему произошло и происходит сегодня серьезное охлаждение между саудитами и американцами? Пока американцы медленно ворочаются в Афганистане, в арабских странах появляются сотни и тысячи бен ладенов, хотя бы чисто формально новорожденных называют его именем. Талибы на определенном этапе начали играть свою стратегическую игру. Объединение Афганистана —с одной стороны хорошо, а с другой стороны —это проблема для Пакистана. Пакистан должен согласовывать свою позицию, учитывая ту систему, в которой находится. А талибы стали делать заявления о поддержке Чечни, угрожать Средней Азии, угрожать лично Мушаррафу.

Когда фундаменталистский режим талибов начал действовать не по правилам Запада, стал угрозой и для тех, и для других, и для России —вот она — предпосылка коалиции. А то, что Усама бен Ладен передал миллион долларов мичиганской милиции для организации терактов —это был предлог для большой игры. У нас мало знают, но на последнем угнанном "Боинге", который был сбит американскими ВВС, находилась жена заместителя министра юстиции США. Она два раза связывалась по телефону и говорила, что самолет захватили обычные американцы.

Логика того, что происходит для США: есть враг, и это не мифический международный терроризм. Это — исламский фундаментализм. Но никто не скажет "фундаментализм". Экстремизм, терроризм. Вот вся система объединяется и выходит на новый уровень —новый мировой порядок. Для нового мирового порядка должен быть враг. В свое время США выстроили остальной мир против Советского Союза. Сейчас надо выстраивать новую структуру. Это новый стратегический порядок на 5-10 лет вперед. Там думают на несколько ходов вперед, в отличие от Москвы. Американцы определились со своим стратегическим врагом — это исламский фундаментализм, и, с точки зрения Вашингтона он должен быть уничтожен.

Какой фундаментализм победит?

Есть некие параллели с противостоянием СССР и капиталистического мира. Но СССР был государственным образованием, а исламский фундаментализм таковым не является. Это его сила или слабость? Это его и слабость, и сила. В Алжире они не могут справиться. В Палестине они тоже не могут решить.

Могут ли фундаменталисты победить? Что такое победа? Для меня победой является то, что за последние 15 лет произошло качественное изменение в умах турецкого студенчества. 90% турецких студентов считают себя, прежде всего, мусульманами. Что такое победа? Захватить телеграф, телефон..? Как большевики?

Нет, в контексте сегодняшнего глобального переходного периода победа —это процесс. Истинная победа —это фундаменталистская переориентация сознания, это —кардинальное преодоление внутреннего и внешнего лицемерия. Сегодняшнее студенчество —это завтрашняя элита. Сегодняшнее турецкое или египетское студенчество — это будущая элита этих стран. Куда они пойдут?

Но и нынешних политических элитах идут сложные процессы. То, что сделал Мушарраф, например, когда некоторые высокопоставленные лица были убраны из политического истеблишмента. Можно рассматривать это как клановое столкновение, но можно предполагать, что все же кардинальных чисток не проводилось, что была некая договоренность. И следы этой договоренности были видны, когда из-под Кундуза вывезли руководство талибов, когда Северный альянс не называл талибов пленными, а гостями. Мушарраф — не диктатор. Он не смог бы просто расправиться со своими противниками. Значит в рамках пакистанской элиты есть определенные люди, придерживавающиеся фундаменталистских взглядов.

Победа — это прежде всего завоевать людей. Это сформировать модель определенного поведения. Герой —это не только тот, кто бросается на амбразуру или с криком "Аллаху Акбар" взрывает противника. Это — прежде всего тот, кто своим поведением создает для сотен и тысяч других людей реальную модель поведения. Слабость американцев заключается в том, что виртуальные герои не могут влиять на души людей, они воздействуют только на эмоции.

На самом деле многие специалисты сходятся в том, что Голливуд выполняет глобальную катарсическую роль для западной цивилизации. Вот, человек пришел, у него есть какие-то тенденции к насилию, он посмотрел шоу и выпустил пар. Но есть и обратная черта. Такое многократное использование "синдрома Голливуда" создает цивилизацию трусов с расщепленным двойственный сознанием. Рядовой американец смотрит фильм и в душе чувствует себя на месте Шварцнеггера. Но вот он выходит на улицу, и к нему подходит некто и говорит: "Дай денег, или сейчас по лбу врежу" Модель поведения резко меняется: поднять руки вверх и сказать заискивающе: " деньги вот здесь". У западной цивилизации есть технологии, наука, материальные достижения, но нет героев. Синдромом в сущности является и то, как долго американцы обсуждали Вьетнам. Они его обсуждали с разных точек зрения, и в результате этого обсуждения и, кстати, это — один из моментов для американских правых; Америка лишилась своих героев. Американское общество признало войну ненужной и разом перечеркнуло жизни тысяч людей, тех же американских спецназовцев, которые там воевали и рисковали жизнью. С одной стороны есть человеческий капитал, а, с другой стороны — фундаменталистская цивилизация, авангардом которой является исламский фундаментализм, который полностью отрицает общество потребления: культ вещей, культ желудка, культ материальных ценностей; все, что против веры, религии, духовности, фундаментальных ценностей. Здесь формируется целое общество, плеяда людей, которые готовы пожертвовать, герои, которые воспроизводятся каждодневно.

С одной стороны, западная цивилизация уже никогда не способна будет рождать героев. Помните Горького: "А вы на земле проживете, как черви слепые живут. Ни сказок про вас не расскажут, ни песен про вас не споют".

С другой стороны, для фундаменталистов лишь вопрос времени получить некоторые технологии,в которых их опережает Запад. Нескоторое время назад всерьез обсуждался вопрос применения американцами ядерного оружия в Афганистане. Это бред. Как только американцы применят ядерное оружие — это будет означать, что они согласились на неконтролируемое использование ядерного оружия. И куда тогда американцы побегут? Говорят, что талибы словно бы испарились, ушли в никуда. Но талибы поступили как истинные мусульмане, истинные фундаменталисты. Пакистан, через который шло основное снабжение продовольствием Афганистана, закрыл свои границы и занял фактически враждебную позицию. В этой ситуации в стране начинался голод. Могли погибнуть миллионы. Было бы это ударом для дела ислама? Да. А поскольку там умные люди, то они решили исчезнуть. По сути, в Афганистане война только начинается.

Афганистан — это центр Востока. А Восток —это родина мудрости. Есть определенные договоренности и ожидания. Существуют договоренности на определенном уровне.

Сейчас афганцы находятся в идеальном положении: за счет России они получили вооружение, американцы им дают деньги. Они из них выколачивают деньги разными способами. Пока деньги есть — все будет так. Проблемы начнутся тогда, когда начнется реальный дележ власти и прекратится подкормка деньгами: вот тогда уже будет "кто кого". И для этого есть все предпосылки: у таджиков есть и танки, и авиация, и соответствующие полевые командиры в Таджикистане, а на стороне Дустума выступает Каримов. Есть мнение, что это приведет в дальнейшем к взрыву в Средней Азии, но уже без талибов, и как раз потому, что талибы ушли. Талибы в этой ситуации, как ни странно, были некоей стабилизирующей силой. Уже некоторые полевые командиры заявляют: в 20-годы произошло несправедливое дело.

Миллионы таджиков записали в 30-годы узбеками. Это не забывается. Пока есть деньги все спокойны. Когда они кончатся и кому-то чего-то станет не хватать, начнется дележ. Люди уже вооружены. На Востоке не может быть коалиционного правительства: либо жесткая диктатура под харизматического лидера, либо хаос, когда все воюют со всеми. В Афганистане хаос может быть создан искусственно.

С чем остается Россия, для чего она помогает антитеррористической коалиции? Только чтобы решить чеченский вопрос?

Американцы обманули Путина. С китайцами Россия фактически разошлась. Москва присоединилась к проамериканской коалиции потому, что Россия слаба. Слабость означает, что существуют десятки способов, чтобы воздействовать на ситуацию в России, на дестабилизацию внутренней ситуации, на истеблишмент, на экономику. Россия в силу незавершенности своего переходного периода более зависима от внешних факторов, чем, например, даже Саудовская Аравия. Саудовская Аравия сегодня интергирована в западный экономический механизм. Но ее интеграция носит характер взаимозависимости. А Россия зависит от Запада, но Запад от России не зависит. Китайцы в этом смысле больше зависят от США из-за необходимости обеспечивать свой экономический рост. Китайцы больше зависят от западных рынков, технологий и капитала, чем Запад от Китая. Но Запад тоже существенно зависит от Китая

Китай пошел на то, чтобы дистанцироваться от политики США и Запада. Потому что они находятся в более выгодном положении, чем Россия. На самом деле сейчас на нашей планете есть только два самодостаточных государства: это США и Китай. Китай можно отбросить, можно затормозить его внутреннее развитие, его можно заставить голодать, но Китай нельзя разрушить, нельзя дестабилизировать до такой степени, чтобы там возникли необратимые процессы, а Россию — можно. Еще не факт, в какой степени нынешняя ситуация с ценами на нефть — это не игра США и арабских режимов против России. Нужен доступ свободных западных капиталов к углеводородным запасам России.

Я думаю, что на самом деле налицо попытка Путина сделать некий стратегический ход: если ты не можешь победить в прямом столкновении —поддайся. Особенность заключается в следующем: Путин поехал в Америку чтобы Буш дал ему карт-бланш на игру против Семьи. Потому, что проблема в том, что нужно действительно выстроить путинский режим. А сегодня, с одной стороны, есть элементы путинского режима, с другой стороны —реальная власть принадлежит людям Семьи. До 22 сентября Путин занимал очень жесткие позиции, а Сергей Иванов говорил, что никаких баз предоставляться не будет. Тогда пошли сигналы со стороны американцев: "Мы тебе можем дать информацию". Путину нужно отобрать реальные рычаги власти у Семьи, посадить на ключевые посты своих людей. Путину нужен карт-бланш, а ему его не дали. Ему нужно было, чтобы было совместное заявление о борьбе с международным терроризмом, запятая — с коррупцией. А на самом деле последнее прозвучало только вскользь. С точки зрения американцев все понятно — Путин быстро сдал свои козыри. Если бы визит состоялся бы в начале октября, может быть он что-то бы получил А здесь когда все уже было сделано, была уже выстроена схема отношений с Пакистаном, надавили на Индию. И давать сейчас козыри Путину не стоит, с точки зрения американцев.

Что может противопоставить США исламская умма?

Никаких цивилизаций на нашей планете самом деле нет. Капитализм на стадии глобализма фактически все цивилизации уничтожил. Единственный оплот возможного цивилизационного разнообразия — исламский фундаментализм, и фундаменталистские элементы в различных странах, в подпольном и полуподпольном виде. Речь может идти не о войне цивилизаций, а о фронтальном столкновении фундаментализма и западной технологической квазицивилизации. В результате этого столкновения и может возродиться цивилизационное разнообразие.

Усиление исламского фундаментализма началось в 60 годы. Прошло всего 30-35 лет, и сегодня фундаменталсты — это сотни миллионов людей, которые не боятся умереть. А им пртивостоят 2-3 миллиарда трусов. Когда мы говорим об уничтожении глобализмом цивилизаций, то речь идет о гибели народов, людей. Но ведь это — дело шайтана. В Коране сказано, что Всевышний создал людей племенами и народами, чтобы они познавали друг друга. Теперь сотен народов и культур нет. Гибель цивилизаций и культур — это дело шайтана. Борьба между фундаментализмом и западной цивилизацией — борьба между умой Аллаха и шайтаном.

Аллах обещал победу силам добра. Мы, мусульмане, говорим: "Истинная реальность — только существование Аллаха". Виртуальный западный мир — это дело рук шайтана. Я не вижу в символах Голливуда Аллаха. В пропаганде однополой любви не вижу Всевышнего. Нет реальности в тотальном лицемерии. А раз это не реальность, то это — иллюзия. Иллюзии неотвратимо ведут к шайтану. Когда ты сталкиваешься с иллюзией, ты должен ее уничтожить. Не реальность уничтожить, а именно иллюзию. Без этого нет прямого пути к Аллаху.

Об авторе: Шамиль Султанов, политолог, кандидат исторических наук.

Источник: Газета "Всё об Исламе"; опубликовано: ansar.ru

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2014 Русский архипелаг. Все права защищены.