Главная −> Русский мир −> Остров Россия −> Северо-Запад России −> "Новые ганзейцы" у границ Северо-Запада России
Артур Гавриленко

"Новые ганзейцы" у границ Северо-Запада России

Как начиналась великая HANSA

История скупа на примеры добровольных и взаимовыгодных союзов, которые смогли бы послужить достойным уважения образцом и источником позитивного опыта. Большинство государственных и корпоративных союзов, декларировавших великие цели и устремления, распадались из-за сиюминутных выгод, перераставших в непреодолимые противоречия. И все почивали в забвении…

Стряхнем пыль истории с одного примечательного события. В 1014 году новгородский князь Ярослав Мудрый отказался платить Киеву дань, что явилось фактическим провозглашением новгородской независимости. Возникнув как торговый город, Новгород осознал свою силу и решил извлечь выгоду из своего геополитического ресурса. Каждый действует на свой страх и риск, но, действуя, всякий человек имеет в виду скорее потребности других, чем свои собственные. В предпринимательстве человек нуждается в окружении сограждан. Каждый сам по себе есть цель и средство: высшая цель для себя и средство для других в попытках достичь собственных целей.

Своим шагом в начале XI века новгородские князья, опираясь на настроение предприимчивого боярства, дали мощный импульс развитию торговли и ремесел в Новгороде. С намерения повторить в Новгороде блеск и великолепие княжеского строительства в Киеве началось соперничество Новгородского княжества с другими русскими княжествами.

После того как в 1136 году сын киевского князя Мстислава Всевлод вместе с семьей был изгнан из города, Новгород превращается в вечевую республику. Боярство завладевает государственным аппаратом, оттесняя князя на роль наемного военачальника города. Потеря князьями власти сказалось и в том, что они переселяются на Городище, подле которого возникает княжеский Юрьев монастырь, а несколько позже — Спасо-Нередицкий. Хозяином детинца становится новгородское боярство в лице посадника и архиепископа, избираемых из числа крупнейших боярских фамилий. Боярская олигархия оставляла доступ к политической и экономической жизни Новгорода широким кругам свободного населения — купцам и ремесленникам.

Развитие богатой и своеобразной городской культуры Великого Новгорода стало катализатором создания Hansa — уникального торгово-экономического союза городов Северо-Восточной Европы. Историки дают две версии интерпретации слова "hansa" — "толпа, или группа товарищей" либо "союз, или товарищество". Как бы то ни было, смысл был в "единении" ради общих целей.

Образование Hansa стало ответом европейских купцов на вызовы средневековья. Раздробленная Европа представляла собой весьма рискованное поле для бизнеса. Торговые пути контролировались пиратами и разбойниками, а то, что удавалось доставить на прилавок, облагалось налогом князей церкви и удельных правителей. Все хотели поживиться за счет предпринимателей, и процветал регламентированный грабеж. Доведенные до абсурда правила позволяли брать штрафы за "не ту" глубину глиняного горшка или ширину куска ткани.

В 1241 г. купеческие союзы городов Любека и Гамбурга заключили договор для совместной защиты торгового пути, соединявшего Балтийское море с Северным. В 1256 г. образовано первое объединение группы приморских городов — Любека, Гамбурга, Люнебурга, Висмара, Ростока. Окончательно Единый союз ганзейских городов — Гамбурга, Бремена, Кёльна, Гданьска (Данцига), Риги и других (вначале число городов доходило до 70) с Любеком во главе — оформился к 1367-1370 годах.

Ганзейские конторы появились в Брюгге, Лондоне, Новгороде и Ревеле (Таллинне). Hansa ставила своей целью организации посреднической торговли между востоком, западом и севером Европы по Балтийскому и Северному морям. Первый общий съезд городов ганзейского союза состоялся в Любеке в 1367 году. Избранный ганзетаг ( своеобразный парламент союза) распространял законы в виде грамот, впитывающих дух времени, обычаи и прецеденты. Гибко реагируя на вызовы времени, ганзейцы быстро расширяли свое влияние и скоро почти двести городов считали себя членами союза. Этому способствовало равноправие родных языков и общего немецкого, использование единой денежной системы.

Когда купец становился ганзейцем, то с освобождением от нескольких местных налогов он получал массу привилегий. В каждом крупном городе в ганзейской слободе средневековый предприниматель мог получить любую нужную ему информацию: о действиях конкурентов, товарообороте, льготах и ограничениях, действующих в этом городе. Ганзейский союз создал эффективную систему лоббирования своих интересов и даже систему промышленного шпионажа.

Ганзейцы пропагандировали здоровый образ жизни, внедряли представления о деловой этике, создавали клубы для обмена опытом бизнес-операций, распространяли технологии производства товаров. Они открывали школы для начинающих ремесленников и купцов. Это было настоящей инновацией для средневековой Европы, которая была погружена в хаос. По сути, Hansa сформатировала цивилизационный прообраз той Европы, которую мы знаем сейчас.

Крупные ганзейские фактории Новгорода, Смоленска и Старой Ладоги оживленно скупали местные товары и, к общей выгоде, продавали привозные. (В древних договорах с Hansa и сагах Ладога именуется Альдога.) Найденные в 1875 году в Новой Ладоге клады со средневековыми серебряными монетами, отчеканенные в Марокко, Алжире, Ливии и Тунисе, указывают на факт отсутствия границ для купцов. Именно такие монеты были в ходу в Ганзейском союзе.

Примечательно, что и славянский эпос с большим уважением относился к купцам и торговле. Вспомним новгородские сказания о Садко: " В славном в Нове-граде как был Садко-купец, богатый гость…" К молодому предприимчивому купцу благосклонны высшие силы, сопутствует удача в торговле. Даже когда он пускается в бизнес-авантюры, то, в конце концов, выигрывает.

Как тут Садко пораздумался:

Не выкупить товара со всего бела света:
Еще повыкуплю товары московские,
Подоспеют товары заморские.
Не я, видно, купец богат новгородский —
Побогаче меня славный Новгород.

А вот либретто из оперы Н.А.Римского-Корсакова "Садко" (картина первая):

"В богатых хоромах братчины в Новгороде идет веселый пир. Гусляры славят именитых гостей, лишь один молодой гусляр Садко не хочет славить их богатства. Если б была у него золотая казна, не сидел бы он сиднем в Новгороде, а накупил бы товара красного, снарядил бы корабли и поехал бы искать путей к синему морю. Коль заказан путь на море Варяжское, "поплыл я бы по Ильмень-озеру, проволок корабли я бы волоком и прошел по великим рекам я б ко синему морю… По далеким морям, по раздолью земли пронеслась бы слава Новгорода! А и вы бы тогда, гости знатные, за то во пояс мне поклонилися".

Именно за купцом признается инициатива налаживания торговых связей, купец здесь стремится не только к богатству, но и к заслуженной славе. Наверняка из таких новгородских Садко и состояла Hansa с XII по XVI века. Ярким зрелищем являлись знаменитые ганзейские ярмарки, где русский мед наливали в кубки венецианского стекла, русские соболя соседствовали с английской шерстью и фламандским полотном, на блюде кипрской меди можно было получить исландскую сельдь и французский сыр, а багдадские клинки украшал литовский янтарь. Именно ганзейцам принадлежит первенство налаживания экспорта пива. Наука пивоварения росла и крепла вместе с Ганзой. Гамбург и Бремен экспортировали хмельной напиток в города Скандинавии и берегам Балтики в таком количестве, что, по меткому слову одного исследователя, его было достаточно для поддержания всех шведов в состоянии постоянного подпития. Но были и экспортные товары и поликвидней пива.

Главным предметом вывоза Любека было его Право. То, чем для англоязычных народов служила Магна карта — Великая хартия вольностей, ограничивающая королевскую власть, — тем для ганзейских городов явилось Любекское право, основа гражданских и личных свобод человека. Любекское право никогда не излагалось в каком-либо отдельном цельном документе. Оно было "текучим": к нему по мере надобности делали изменения и дополнения в дарованных правах и привилегиях.

Правовое поле, созданное ганзейцами, не имеет аналогов даже в современности. В Любеке с самого начала и до конца существования Hansa судебная власть эффективно рассматривала все споры, возникающие во владениях ганзейцев. Доказательство тому тот факт, что тамошний суд в 1349 г. был объявлен апелляционной инстанцией для всех городов, в том числе и для Новгорода.

Эффективная посредническая торговля нуждалась в обустроенном транспортном коридоре и средстве доставки больших партий товара. Вовлечение громадных территорий и населявших их народов проходило по хорошо известному средиземноморскому варианту развития экономической системы — все фактории на побережье. Ганзейцы основывали портовые города, в которых велась интенсивная торговля и создавалась саморазвивающаяся рыночная экономика. Главной дорогой стала морская гладь, что и послужило стимулом совершенствования судостроения. На этот вызов ганзейцы ответили созданием мощного флота и изобретением судов оригинальной конструкции — коггов (древнегерм.Kugg — выпуклый). Эти высокобортные, палубные, одномачтовые суда с прямым рейковым парусом, выпуклыми бортами, мощным набором корпуса и навесным рулем бороздили моря Северной Европы и Средиземноморья. Когг Ганзы оказал большое влияние на развитие парусного флота Европы. Беря на борт до 200 т грузов, когги обеспечили дешевизну и безопасность массовых перевозок. Создавая инфраструктуру транспортного коридора, ганзейцы одновременно искали более выгодные решения. Так на смену старому тележному пути из Любека в Гамбург в период с 1391 по 1398 гг. строится Эльба-Любекский канал, намного сокративший путь между Северным морем и Балтикой.

В период расцвета союз купцов Hansa приобрел значительное влияние в двухстах городах. Купцы влияли на расстановку политических сил в пограничных государствах, одержали победу над датским королем и одно время обладали даже правом назначать королей Северной Европы. Авторитетному союзу было предложено охранять одни из ворот Лондона. Даже сейчас туристам, путешествующим по Швеции, Норвегии и Финляндии, экскурсовод непременно заметит, что "…город основан купцами Ганзейского союза".

Создав транснациональный торговый союз, ганзейцы вели экономическую игру, приобщая к своей цивилизации многолюдные прибрежные пространства севера Европы. Hansa показала убедительный пример цивилизационной сборки населения и территорий, обеспечивающей процветание и развитие, в основе которых — предпринимательство и рыночная экономика.

Соперничество обернулось крушением

Закат Ганзейского союза спровоцировали сами купцы. С развитием рынка началось образование территориальных национальных государств и княжеств: Дании, Англии, Нидерландов, Польши и Московии. Интересы политиков и правителей часто преобладают над естественными интересами — жизни, деятельности и процветания. Так произошло и на этот раз.

Надгосударственный союз купцов вступил в жесткую конкуренцию с самолюбивыми правителями. Предприимчивых купцов и ремесленников приручить было невозможно, а забрать их богатства можно было только силой. Это обстоятельство и предопределило дальнейший ход событий.

Новгородская вечевая республика впитала и эффективно развивала рыночную цивилизацию. Новгородцы понимали, что рыночное хозяйство есть меновое денежное хозяйство. Его цель — получение прибыли, выражаемой в деньгах, с помощью обмена товаров на рынке. Оно намного удобнее и эффективнее натурального менового хозяйства главным образом потому, что позволяет сопоставить расход и доход в одинаковых расчетных единицах. Идеи Hansa пришлись по душе новгородцам — любой индивид формально обладает правом притязать на любую ценность. В рыночной цивилизации ведущим модусом социальной значимости постепенно становится богатство и связанные с ним хозяйство и мастерство. Другие модусы — слава, знания, власть — также ценятся высоко. Рынок становится ведущим способом получения социального признания. Ценность "личность" преобладает над ценностью "общество". Рыночная цивилизация имеет мощный внутренний источник развития — свободную деятельность личности, стремящейся к социальной значимости. Поэтому она развивается чрезвычайно быстро. Но богатства всегда притягивают алчные взгляды.

Готические своды новгородской Владычной (Грановитой) палаты видели иноземных дипломатов, приезжавших, чтобы завязать политические и торговые отношения с Новгородом, видели они и великокняжеских послов, пытавшихся посулами и угрозами сломить своевольное упрямство новгородских бояр. 1

5 января 1478 года во всех концах Новгорода московские дьяки приводили людей к крестному целованию на верность великому московскому князю. Над всем суетливым и разноголосым сборищем гулко звенели колокола: Господин Великий Новгород хоронил свои вольности и привилегии.

Во Владычной палате, понурив головы, стояли новгородские господа — именитые бояре, высшее духовенство и главы купеческих корпораций выслушивали здесь указ государя всея Руси Ивана III. "А вечевому колоколу в отчине нашей в Новгороде не быти, а государство нам свое держати как следует великим князьям", — так определялось отныне положение Новгорода. По приказу Ивана III форпост инакомыслия — Ганзейская слобода — был разграблен и разрушен.

С этого момента ганзейцы начинают терять громадный российский рынок и ресурс для своего благополучия на Балтике. Ганзейский торговый флот, приспособленный для каботажного плавания, не конкурентоспособен в сравнении с испанским, португальским и голландским в совершении великих морских открытий, постепенно сходит на нет.

Оставшись без флота и лишившись доступа к налаженной торговой инфраструктуре Hansa, новгородская экономика начала постепенно затухать. Этот процесс ускорило насаждение в Московской Руси особого типа государственности — "служилого государства" (по А. Медушевскому), в котором формирование сословий происходило при непосредственном влиянии государства. "Государева служба" не разделяла ценности и предпринимательский тип мышления, присущих рыночной цивилизации. Это привело к "брожению умов" свободолюбивых новгородцев, помнивших процветание Господина Великого Новгорода и видевших еще пока безбедное существование партнеров по Ганзейскому союзу. Чем закончилось вольнодумство купцов? Традиционно для российской истории.

Почти через сто лет, 2 января 1571 года, опричные полки во главе с Иваном Грозным прибыли в Новгород. Летописная повесть "О приходе царя и великого князя Иоанна Васильевича всея России самодержца, како казнил Великий Новгород, еже оприщина и разгром именуется" рассказывает о том, что встречать грозного царя вышел владыка Пимен. Однако Иван IV оказался принять его благословение.

"Ты, злочествие,— заявил Грозный,— в руце твоей держищи… вместо креста оружие, и сим оружием хочеши уязвити царское сердце наше, своим неистовым зломыслием, с своими злотворцы и единомышленики града сего жители, хочеши царские наши державы, отчину нашу Великий богоспасаемый Новгород предати супостатам нашим иноплеменником королю литовскому… и отселе ты не пастырь и учитель… но волк и хищник и губитель и изменник и нашему царскому багру и венцу досадитель". В самый разгар пира самодержец "…нечто помедли… и возопи страшным голосом "Царский ясак".

С этого и начался разнузданный погром, о котором с ужасом вспоминали потом многие поколения новгородцев. Великое множество бояр, купцов, монахов, ремесленников и крестьян было убито без всякого суда и следствия, "без пощадения и без рассуждения". Один только Малюта Скуратов, как сообщает Синодник (список для поминания), "отделал 1490 человек, да из пищалей пятнадцать человек, им же имена сам ты, Господи, веси подаждь им вечную память".

Новгород играл ключевую роль в Ганзейском союзе, поскольку на его долю приходилось до 60% всего торгового оборота. Сама Ганза развалилась (что отмечено в ее документах) именно после завоевания Новгорода Москвой. Недалек был поэтому от истины П.Я.Чаадаев, отмечавший, что Новгород рано заразился духом Запада, ибо по сути город с самого начала возник как торговое поселение.

Ганза не смогла компенсировать потерю русского рынка и, прежде всего, доступа к стратегическому сырью — строевому лесу, воску и меду. Последний съезд союза состоялся в 1669 году (эту дату можно считать официальным концом Hansa), после чего союз тихо испустил дух.

История существования Ганзейского союза весьма поучительна. Часть историков упадок Ганзы объясняет политическим инфантилизмом и раздробленностью немецких земель. Другие отмечают губительность потери внешних рынков для транснационального торгового союза из-за стремления национальных государств получать свою справедливую долю доходов от внешнеэкономической деятельности с подчиненной территории. Третьи усматривают трагедию Новгородской вечевой республики и Ганзы в вечной конкуренции рыночного мировоззрения с особым типом государственности — служилым государством, сформировавшемся в Московской Руси.

Удельный вес готовых изделий в экспорте России был всегда относительно невысок. Великий Новгород, как и Россия во все времена в какой-то степени играли роль "сырьевого придатка" Европы, обеспечивая своими ресурсами промышленность и благополучие европейских стран. Предприимчивые иностранцы, транснациональные компании и даже целые государства множества раз повторяли ганзейскую стратегию обогащения, а России часто доставались лишь крохи от прибыли. Справедливое распределение прибыли известно с давних пор — "50 на 50". И для того, чтобы получить свою справедливую долю прибыли России, следует возродить новгородский дух предпринимательства и рыночную цивилизацию. Через современных "отечественных купцов" Россия будет нести не только товар, но и свое знание, свою систему ценностей и свое цивилизационное видение — то, что в двух словах можно обозначить как "Русский формат".

"Новые ганзейцы" в России

Сейчас Европа переживает процесс усиления прозрачности национальных границ. В период всесилия Ганзы свободная торговля стала на пути амбиций удельных князьков и они, не разглядев своей стратегической выгоды, включились в борьбу с Любекским правом. Современный европейский бизнес приводит к власти политиков, лоббирующих интересы рыночной цивилизации объединенной Европы. Так, "новые ганзейцы" вплотную подошли к границам Северо-Западного федерального округа России. Прозрачна ли российская граница для "новых ганзейцев"?

Можно смело утверждать, что дух Ганзы жив. Хотите несколько характерных примеров создания частных состояний и государственного благополучия на вывозе ресурсов и сырья из России? Пожалуйста. Среди лидеров мирового рынка цветных металлов неожиданно появилась Эстония. Все увеличивающийся грузооборот и напряженная работа по загрузке судов в ганзейских портах Мемель (Клайпеда), Рига и Ревель (Таллинн). Победное шествие лесоперерабатывающего комплекса Финляндии. Поставка в Россию из Норвегии рыбы, выловленной российскими рыбаками. Кто же первым заработает на перевозке транзитных грузов по обустраиваемому транспортному коридору Е-18? Ответ найти легко.

Как и во времена Ганзы, европейцы выдвигают и осуществляют на территории Северо-Запада России свои проекты. Перечислим некоторые из проектов, стартовавших под эгидой Европейского Союза.

"Зона развития Южная Финляндия — Санкт-Петербург (Карельский перешеек)" (1997 г.), осуществляемый в рамках более крупного проекта "Развитие региональной структуры приграничных территорий России и Финляндии".

"Совместный проект Е-18" (2001 год), целью которого является обеспечение комплексного развития международной транспортной магистрали Е-18 Осло —Стокгольм — Хельсинки — Санкт-Петербург за счет развития методов совмещения функционирующей транспортной магистрали и устойчивого экологического, социального и экономического прогресса, поддерживающего уравновешенную региональную структуру.

"Пространственное планирование зоны влияния трассы Е-18 на участке Торфяновка — Выборг" (2001 год) — пилотный российский проект "Совместный проект Е-18".

"Изменения в градостроительной структуре Выборга в связи со строительством транспортного обхода города на трассе Е-18" (2000 год).

"Коридор развития Центральный Север — Санкт-Петербург" (2000 год), основной целью которого является развитие контактов и сотрудничества с учетом общих стратегических интересов в различных видах деятельности на территории коридора, который тянется от Тронхейма (Норвегия) через Швецию, Финляндию до Ленинградской области и Санкт-Петербурга.

"Усиление синергии. Единая стратегическая политика для Санкт-Петербурга и Ленинградской области в контексте Северо-Западного региона России"(2000 год).

Проект Tacis, в котором значительное внимание уделено вопросам устойчивого пространственного развития региона, учитывающего интересы Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Заметьте, субъектами проектов являются европейцы, соответственно, объектами воздействия проекта являемся мы — россияне. Как отмечал известный политолог Сергей Кургинян: "…если у тебя нет своего проекта, то ты будешь работать на чужой". Европейцы в совершенстве овладели и развили некоторые традиции средневековых ганзейцев — лоббирование, промышленный шпионаж, подкуп и продвижение во власть лояльных им чиновников. Для процветания стран ЕС нужны дешевые ресурсы и емкие рынки сбыта товаров. "Новые ганзейцы" в основу концепции развития ЕС положили формулу: субъектами международных отношений являются отныне не страны, а регионы. Территориям сателлитам достаются вредные производства и отводится роль сырьевого придатка. Нет необходимости передвигать границы, достаточно произвольно включить ту или иную область в состав транснациональных регионов, транспортные и информационные потоки которых будут замкнуты на зарубежные страны.

Некоторые эксперты в Европе и России высказывают мнение, что Северо-Запад России все еще не экономическое, а политическое понятие в России. И это происходит из-за административного сдерживания развития рыночной цивилизации на этой территории. При этом всеми, даже невооруженный глаз российского туриста, отмечают, какие колоссальные финансовые и информационные ресурсы тратят сопредельные России государства на поддержку предпринимательства и малого бизнеса. Современные акулы бизнеса почуяли добычу — как и во времена древних новгородцев. И благополучие их, как всегда, будет строиться на российских ресурсах.

Старый Свет, уступающий в предприимчивости и производительности американцам, декларируя приоритеты свободного рынка, на деле периодически начинает вводить двойные стандарты, ограничивающие здоровую рыночную конкуренцию. В условиях набирающей силу мировой экономической интеграции такая позиция вряд ли справедлива и неминуемо приведет к конфликту. Уже в ближайшем будущем это, безусловно, скажется на и без того невысоких темпах экономического роста еврозоны.

Чем же могут и хотят ответить российские предприниматели на вызов всепроникающей рыночной цивилизации? Предложат ли отечественные чиновники и законодатели конкурентные — по мировым рыночным меркам — законы российскому бизнесу? По какому сценарию будет развиваться интегрирование экономической системы Северо-Западного региона России в еврозону и в мировой рынок?

У нас пока нет точных ответов на эти вопросы. Уверены, приемлемые России стратагемы будут найдены. Российским политикам и предпринимателям необходимо дать адекватный ответ на вызов рыночной цивилизации.

 

Источник: "Конструирование Будущего", 2003 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.