Главная −> Русский мир −> Остров Россия −> Регионы России −> Революция регионов
Дмитрий Шейман

Революция регионов

В России мировые тенденции игнорируются, как на уровне субъектов федерации, так и на уровне обыденного сознания. Представитель одного из крупных городов Северо-Запада не так давно с высокой трибуны заявил, что конкретно у них в городе глобализации нет!

Чиновники различных уровней власти вплоть до представителей федерального правительства все чаще выражают скептицизм по поводу целесообразности, да и самой возможности государственной региональной политики в России. Оно и понятно. Не имея ресурсов и эффективных средств управления развитием территорий, государство воспринимает региональные проблемы как все большую для себя обузу.

Как показал постсоветский опыт самостоятельной жизни регионов, привлекаемые от случая к случаю инвестиции и федеральные целевые программы могут служить лишь заплатками для латания бюджетных дыр, но никак не повышают уровень развитости территории в целом. Хаотичные финансовые вливания в региональную инфраструктуру являются результатом невидимой подковерной борьбы между территориями за ограниченные бюджетные и инвестиционные ресурсы. Часто можно наблюдать, как администрации субъектов федераций, ссылаясь на ворох социальных проблем, требуют у центра увеличения объема федеральных трансфертов и в тоже время заявляют потенциальным инвесторам об особой инвестиционной привлекательности региона. Эта ситуация парадоксальна, однако многие ее участники вполне довольны и готовы воспроизводить прежнюю систему торгов за ресурсы снова и снова.

Картина вырисовывается безрадостная. Спустя десятилетие после распада Госплана, государство так и не выработало четко сформулированных общенациональных приоритетов регионального развития, а главное — эффективных механизмов их реализации. Между территориальными элитами и отраслевыми министерствами, как и прежде, существует конфликт интересов. Крупный бизнес успешно действует поверх границ субъектов федерации, обеспечивая "точечное" присутствие на территории и сводя к минимуму обязательства перед ее жителями. У муниципальных властей на развитие будто бы нет необходимых средств, а ориентированные на региональное развитие общественные институты пока не сформировались.

Мировая революция

В это же время весь мир обсуждает вопрос "революции регионов". На фоне мировых интеграционных процессов происходит формирование новых макрорегионов, для которых даже традиционные границы государств не являются серьезной помехой. Решение современных экономических, технологических и экологических проблем, считают в Европе, требует преодоления не только межрегиональных, но и государственных границ.

Сегодня тенденция к укрупнению регионов характерна для многих государств. Этот процесс начался в 1970-80-е годы, когда ряд стран Западной Европы, Северной Америки и Японии принял национальные законодательства в области регулирования регионального развития. Сегодня уже сформированы сложные наднациональные институты, определяющие и реализующие политику в мегарегионах ("Европа регионов", проект объединения НАФТА и Меркосур). Такое региональное укрупнение создает новый масштаб управления, позволяющий объединять ресурсы, обычно распыленные по территории и запертые административными границами государств, и приступить к проектам, реализация которых невозможна вне этого масштаба.

Изменились содержание и формы региональной политики. Сейчас в ее основе лежит понимание геоэкономических интересов конкретных государств и наднациональных образований в новом глобализированном мире. Новое — геоэкономическое — измерение полностью меняет представления о приоритетах развития и целях региональной политики, приводит к созданию нового механизма управления территориями.

В городе Н. глобализации нет

В России эти мировые тенденции игнорируются, как на уровне субъектов федерации, так и на уровне обыденного сознания. Представитель одного из крупных городов Северо-Запада не так давно заявил с высокой трибуны, что конкретно у них в городе глобализации нет.

В тоже время целые территории бывшего постсоветского пространства, в первую очередь, сырьевые регионы, начинают втягиваться в мировые процессы регионализации, — но не в роли ведущих, а, скорее, в роли ведомых. Они становятся поставщиками сырья для сложных производственных цепочек, центры управления которыми находятся явно за пределами страны. Даже российские корпорации, которые фактически становятся операторами этого процесса, все больше "интернационализируют" свою деятельность, чтобы приблизиться к мировым центрам принятия решений.

Российские ресурсы по целому ряду позиций представляют стратегический интерес для основных игроков мирового рынка и поэтому можно ожидать лишь усиления борьбы за них. Однако на сегодня контроль государства над ключевыми ресурсами России практически потерян. Страна не имеет ни одного целостного хозяйственного комплекса, в отношении которого сохранялись бы осмысленная государственная политика и управление.

епризнание новой реальности мирового хозяйства и геоэкономики до сих пор остается существенной проблемой большинства российских разработчиков региональных программ развития. За популизмом так называемых "социально-ориентированных" программ регионов скрывается полное игнорирование того факта, что именно от места страны и региона в мировом хозяйстве зависит уровень социального развития и благосостояние населения, живущего на этой территории.

Разработка стратегии для любого региона требует выделения приоритетов с точки зрения его возможной геоэкономической специализации. Так или иначе, придется делать ставки и на геоэкономику, чтобы затем сконцентрировать в нужных направлениях человеческие, организационные, финансовые и политические ресурсы территории.

С нашей точки зрения, именно геоэкономическая конкуренция, в которую объективно включена современная Россия, формирует необходимость и задает новые требования к государственной региональной политике. Условием роста качества жизни ее населения станет переход от политики конкуренции между внутренними территориями России к обеспечению кооперации и конкурентоспособности регионов и страны в целом в геоэкономическом масштабе. Россия и ее регионы должны быть четко позиционированы в мировой экономике, а государственная региональная политика призвана обеспечить переход к этим новым позициям.

Границы в головах

Из космоса до сих пор можно увидеть границы между крупными российскими регионами: здесь затухает хозяйственная жизнь, дороги внезапно кончаются либо неожиданно меняют свое направление. Можно ли объединить эти "суверенные хозяйства" в единое экономическое пространство? И на основе каких принципов это объединение возможно?

Понятно, что каждый региональный игрок — власти различных уровней, крупный бизнес — имеют собственные локальные интересы. Их интересы часто противоречат друг другу и со временем становятся причиной разрушения традиционных кооперативных связей и препятствием к формированию новых стратегических партнерств. Опыт работы Центра стратегических разработок "Северо-Запад" по разработке контуров стратегии развития Северо-Запада показал, что развитию таких макрорегиональных тенденций мешает сложившаяся в последнее десятилетие психология конкуренции между субъектами федерации за ограниченные бюджетные и инвестиционные ресурсы. Лидеры регионов просто не умеют договариваться, а в стране объективно отсутствует механизм, который бы позволил скоординировать интересы государства, бизнеса и общественных институтов в вопросах, связанных с пространственным развитием территорий.

Небольшая по своим размерам Финляндия продемонстрировала, как за одно десятилетие может быть обеспечен стремительный экономический рост. Из сырьевой провинции Европы она превратилась в поставщика инновационных технологий и производителя высокотехнологичной продукции. За этим шагом развития стояло понимание того, насколько большое значение имеют для экономического роста гуманитарные факторы, готовность к консенсусу и последовательность в достижении согласованных приоритетов. Разнонаправленные и часто вполне корыстные интересы различных участников процесса оказались объединены в рамках единой региональной политики, что и позволило добиться высоких результатов. Валовый национальный продукт на душу населения в Финляндии по итогам 2000 года составил более 24 тысяч долларов США против 1700 долларов в России.

Преодоление границ в головах — непростой и длительный процесс. Но времени на это у России осталось не много. Уже в ближайшее время должен быть найден и сформирован институциональный механизм, который мог бы из разнонаправленных и часто конфликтующих интересов власти, бизнеса и территориальных сообществ сложить устойчивую конструкцию, необходимую для определения и реализации приоритетов регионального развития.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.