Главная −> Русский мир −> Религиозные миры России −> Модернизация российского ислама: начало дискуссии −> "Татарский" Ислам? Или: "А не заняться ли нам иджтихадом?"
Ренат Беккин

"Татарский" Ислам? Или: "А не заняться ли нам иджтихадом?"

Умение отличить грузовик от вертолета далеко не всегда может помочь при иджтихаде. Для того чтобы выносить правовые суждения на основе иджтихада надо для начала хотя бы на высоком уровне знать арабский язык. К сожалению, многие вполне именитые мужи не понимают или не хотят этого понимать

В июне этого года мне, наконец, удалось добраться до Казани и принять участие в первом форуме татарской молодежи. Перед самым отъездом не без удовольствия прочитал на одном из татарских сайтов: «В форуме согласился принять участие известный татарский ученый Ренат Беккин, автор книг по исламскому страхованию». Как гость мероприятия я должен был выступить с докладом по любой из интересующих меня тем, заявленных в программе форума.

Разумеется, я выбрал секцию «Молодежь и религия». Но девушка, с которой я вел переписку по поводу участия в форуме, к моему удивлению посоветовала мне выбрать другую секцию, например, «Молодежь и образование». «Вы же педагог, вот и расскажите всем об образовании в Москве», — сказала она. Довод убийственный. Мне пришлось согласиться.

Мой доклад назывался «Исламоведение в московских вузах». Как оказалось, выступавших на тему религии оказалось предостаточно. Уже в первые дни работы форума я столкнулся с тем, что львиная доля докладов была на татарском языке, который я к своему стыду понимаю с большим трудом, однако и того, что звучало по-русски, было достаточно, чтобы прийти в уныние. Все выступления, касавшиеся религиозной проблематики, сводились к одному: у нас, татар, в религии свой путь, у нас есть свой, «модернизированный Ислам», авторами которого являются джадиды, и который теперь называется «евроисламом». При этом ни один из докладчиков не удосужился дать определение тому, что он понимает под «евроисламом» и «джадидизмом».

С последним ситуация более менее ясна. Благо до нас дошло богатое наследие тех, кого принято называть джадидами. Другое дело — евроислам. Из всего, что мне довелось читать о современном Исламе в России, я не вынес самого главного: что же это такое?

Где только не услышишь теперь в Татарстане это слово: и из уст престарелого сельского муллы, и полуграмотного казанского политикана. Ждать от них ответа на вопрос, что же это такое, бессмысленно. Однако и вполне образованные люди оказываются не в состоянии дать разумное определение термина «евроислам».

В последних двух номерах «Татарского мира» была опубликована громадная (в общей сложности на 6 полос) статья известного татарского общественного и научного деятеля, политического советника М. Шаймиева Рафаэля Хакимова «Где наша Мекка?». Некоторое время спустя в «НГ-Религиях» (№ 19 от 20 октября с.г.) дали сокращенную версию указанного материала. Статья Хакимова (ибо, по сути, речь идет об одной и той же статье в разных вариантах) примечательна прежде всего тем, что в ней в сконцентрированном виде изложена позиция значительной части деятелей науки, культуры и образования Татарстана по такой важнейшей проблеме, как модернизация Ислама, отстраниться от обсуждения которой не может ни один мусульманин.

Читая статью Хакимова, я то и дело спотыкался о слова «джадидизм» и «евроислам». Посмотрим, может быть такой без преувеличения талантливый и эрудированный человек сможет дать определение этим словам.

«У каждого народа свое предназначение», — пишет автор. — «У татар спасение заключено в будущем, а не в прошлом., наш путь к прогрессу начат джадидами, которые, следуя заветам Пророка, начали реформу ислама. Мы должны ее продолжить, ориентируясь на все ценное, что выработано человечеством. Для нас Европа всегда была источником, из которого мы черпали мудрость и знания».

Мы — это кто? Если автор говорит о предках татар, то довольно сложно представить жителей Волжской Булгарии, черпающих знания из полудикой тогда Европы, за исключением, конечно, находившейся тогда под властью мусульман Испании.

Далее, признавая вклад Ислама в мировую культуру, и ошибочно полагая при этом, что Ибн Рушд и Аверроэс — это два совершенно разных человека, автор статьи делает неутешительный вывод о том, что «вся восточная культура, как чистокровная арабская лошадь, стала предметом любования, но малопригодна в хозяйстве». «На кого нам ориентироваться? — возмущенно вопрошает автор. — На Судан, Пакистан, Иран, Саудовскую Аравию? Чем более отсталая страна, тем более она вводит исторический шариат (?! — Р.Б.). Они могут себе позволить такие эксперименты, а для татар отсталость — это путь к вымиранию. Пока что вертолеты и тяжелые грузовики мусульманские страны покупают в Татарстане, а не наоборот. Как же они нас могут научить стать конкурентоспособными с Западом?».

Поразительно слышать такие вещи от, казалось бы, культурного человека. Оказывается, определяющим фактором развитости того или иного общества является то, производит оно вертолеты и тяжелые грузовики или нет. В таком случае Дания, которая далеко не блещет в авиапроме, просто катится в эпоху неолита.

Модели развития исламских стран не впечатляют автора. При этом в качестве примера он почему-то постоянно называет Судан, Саудовскую Аравию, Иран и Пакистан. Возможно, автору следовало бы напомнить, что этими четырьмя странами мусульманский мир далеко не исчерпывается. Например, один из «драконов» Юго-Восточной Азии — Малайзия — это тоже мусульманская страна, об уровне экономического развития которой России остается только мечтать.

Кстати, Малайзия одна из тех стран, где широко применяются нормы вызывающего гнев автора Шариата («исторического» или какого другого, сказать не берусь, поскольку изобретатель новой классификации Шариата не удосужился дать определение). На основе мусульманского права в стране принято специальное законодательство, регулирующее деятельность исламских банков и исламских страховых компаний. К слову сказать, именно исламские финансовые учреждения в отличие от традиционных финансовых структур практически безболезненно выстояли в Азиатском финансовом кризисе. Вот вам и отсталость, если уж речь зашла об экономических показателях.

Нападая на мусульманские страны за то, что те покупают у России вертолеты, автор, по-видимому, никогда не слышал о таком понятии как «международное разделение труда». Той же Саудовской Аравии выгодно покупать вертолеты у России, чем производить их у себя, и ничего унизительного в этом нет.

Автор призывает к модернизации Ислама, ссылаясь на слова известного татарского богослова Г. Курсави, который считал, что человек, убежденный в истинности своих суждений и их соответствии прямому пути сам мог считаться джамаатом (общиной верующих) и потому имел право действовать по собственному усмотрению даже вопреки мнению большинства. Из этого довольно спорного с исламской точки зрения умозаключения Рафаэль Хакимов делает вывод, что «сегодня поголовная грамотность и доступность высшего образования меняют ситуацию», а, стало быть, каждый человек, имеющий диплом о высшем образовании (получается, что и немусульманин тоже?), автоматически получает право на иджтихад — то есть может выносить самостоятельные суждения по любым вопросам, касающимся Шариата. То есть, неважно, кто ты — геолог, математик или патологоанатом. Диплом есть и отлично: бери Коран и толкуй! Имеешь право, — как говорится в одной рекламе.

В оправдание вседозволенности буквально в следующем абзаце автор приводит цитату из вроде как из смыслов Корана, скорее всего, даже собственный перевод: «Тем, которые веруют и делают добро, нет греха съесть что-либо запрещенное, если только они боятся Бога, веруют и делают добро, потом опять боятся Бога и веруют, потом все-таки боятся Бога и делают добро, ибо Бог любит благотворящих» (5:93).

На самом деле данный айат переводится примерно так: «Нет греха на тех, кто верует и творит добро, в том, что они ели прежде (выделено мною — Р.Б.) из запретного, если после этого они были богобоязненны, уверовали и творили благие дела, еще раз были богобоязненны и уверовали и еще раз убоялись и творили добро. Поистине Аллах любит тех, кто творит добрые деяния» (5:93).

Глагол «та’аму» переводится именно как «ели», а не «едят», то есть в прошедшем времени, а не в настоящем. Иными словами, в данном айате речь идет о тех верующих, которые до того, как пришли к Исламу, употребляли запретную пищу. Они спрашивали Пророка (мир ему), есть ли грех в том, что они делали это ранее. В связи с этим и был ниспослан вышеприведенный айат.

Как видно, умение отличить грузовик от вертолета далеко не всегда может помочь при иджтихаде. Для того чтобы выносить правовые суждения на основе иджтихада надо для начала хотя бы на высоком уровне знать арабский язык. К сожалению, многие вполне именитые мужи не понимают или не хотят этого понимать.

Ведь и в России, как в любом современном государстве, толковать Конституцию может не умный парень с дипломом с улицы, а Конституционный суд. Ибо если каждому гражданину позволить трактовать Конституцию со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями, то у нас в России такой «иджтихад» начнется… мало не покажется.

Впрочем, скорее всего, автор не совсем отдает себе отчет в том, что же такое «иджтихад». Равно как и что такое «евроислам» вкупе с «джадидизмом». Для него все это киты, на которых будет построено либеральное татарское общество, развитое и конкурентоспособное. Цель благородная, но…

Да и в чем, собственно говоря, состоит эта цель? Реформировать Ислам? Развивать иджтихад? Нет, цель — построение развитого конкурентоспособного общества, а модернизация Ислама здесь выступает лишь средством. С этим тезисом с некоторыми оговорками также можно согласиться, но вот когда уже не модернизация, а сам Ислам становится средством — с этим согласиться невозможно, а именно такая позиция просвечивает в статье Рафаэля Хакимова и других авторов, ратующих за так называемое реформирование Ислама.

Кроме того, авторы-реформаторы упускают из виду ключевой момент: чтобы реформировать Ислам, нужно для начала быть мусульманином и разбираться в нем, понимать внутреннюю логику Ислама.

Никто не спорит, что в советское время многие отечественные мусульмане утратили свою религиозность. Поэтому в России сейчас немало мусульман, которые, называя себя таковыми, далеко не во всем последовательно соблюдают заповеди Ислама. В этом можно справедливо упрекнуть и автора этих строк. Но одно дело быть «плохим мусульманином» и не во всем следовать положениям мусульманской религии, другое дело — не признавать их вовсе, как это делает автор статьи: «Юсуф аль-Кардави выдвигает и другие ограничения на иджтихад: «Нет места для иджтихада в категоричных вопросах…, таких, как обязательность поста для мусульман, запрещение вина или употребления свинины, запрещение ростовщичества или обязательство отрезания руки вора, если нет никаких сомнений в том, что он украл. Также такие вопросы, как раздел наследства покойного отца между его детьми, причём его сыновьям полагается вдвое больше, чем дочерям, и другие положения Корана и достоверной Сунны, которые приняты всей Уммой и являются догмами религии, представляющими собой опору идейного и общественного единства Уммы». Подобные стихи нуждаются в современном толковании».

Столь любимые автором джадиды действительно призывали к иджтихаду под лозунгом «Назад к Корану!», но они никогда не призывали пересматривать ясно сформулированные положения Священной Книги мусульман и уж, тем более, отказываться от основных вероисповедных обязанностей каждого мусульманина. Иными словами, человек может не молиться все положенные пять раз в день, может не поститься в Рамадан и никогда в жизни так и не съездить в хадж, но он не должен отрицать обязательность данных заповедей. Тогда он будет пусть и «плохим», но все же мусульманином. Тот же, кто не соблюдает и не признает эти заповеди, не может даже формально называться мусульманином.

В юриспруденции, когда какое-либо лицо претендует на определенные права, оно должно формально соответствовать тем критериям, которые предъявляются законом к подобным претендентам. Чтобы претендовать на роль «реформатора Ислама», нужно быть мусульманином, для которого Ислам не средство, а цель, конечный смысл жизни.

Это еще более абсурдно даже, чем, если Папа римский предложит проект по реформе православной церкви.

«От меня нельзя требовать выполнения всех мусульманских ритуалов, — откровенно признается Рафаэль Хакимов в своей статье, — я могу взять на себя только то, что в силах пронести, — постигать науки и помочь людям приблизиться к истине, а Пророк говорил: «Кто научится сколько-нибудь наукам с целью научить других, тому Бог даст спасение семидесяти святых».

С Пророком (мир ему) действительно спорить глупо, однако из поля зрения автора-либерала каким-то незаметным образом выпал базовый демократический принцип: без обязанностей нет прав. Если ты не принимаешь на себя определенных обязанностей, связанных с исполнением положений Ислама, ты не можешь и претендовать на определенные права, в том числе на иджтихад.

Судя по татарской прессе, в Татарстане есть немало людей, которым просто не терпится заняться иджтихадом. Причем таким иджтихадом, чтобы выводы, сделанные на его основе были признаны равновеликими мнению всей мусульманской общины. Немного и немало.

В мусульманском праве уже многие века мнение авторитетного ученого по тем или иным вопросам (фетва) рассматривается в качестве источника мусульманского права. Однако мнение большинства мусульманских богословов признается приоритетным перед мнением единоличного богослова. Под этим золотым правилом без всякого смущения подписался бы самый последовательный либерал. Потому что приоритет мнения большинства, к слову сказать, один из базовых демократических принципов.

Ратуя за демократию и либерализм, некоторые татарские авторы скатываются в откровенный национализм, что не менее опасно, чем так называемый экстремизм под исламскими лозунгами. А Ислам как раз предостерегает от национализма разрушительного для любого демократического общества. Для него нет разделения по национальному признаку: «О люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной и сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга. Ведь самый благородный из вас перед Аллахом — самый благочестивый. Поистине, Аллах Знающий, Сведущий!» (Св. Коран, 49:13).

Не отрицая важной роли Ислама в истории развития и формировании татарского народа, идеологи либерального национализма готовы терпеть его до тех пор, пока он соответствует их интересам. Как только цель будет достигнута, можно будет собрать курултай из «образованных» людей и с помощью «иджтихада» отменить Ислам. Возможно, что некоторые авторы, в том числе Рафаэль Хакимов, искренне верят, что своими призывами они могут спасти Ислам и мусульман. Но Ислам существует уже много веков и не нуждается в спасении от кого бы то ни было. Разве что только от наиболее активных преобразователей Ислама, как из числа радикалов, так и либералов…

А на форум татарской молодежи я решил больше не ездить. Все-таки языка не знаю. Да и возраст уже не тот.


Об авторе : Ренат Беккин, к.ю.н., преподаватель МГИМО (У) МИД РФ.

Источник: "Ислам.ru", 2004 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.