Главная −> Повестка дня −> Евангельская повестка −> Третья конференция «Реформация vs революция»  −> Восстановление оснований догматического мышления как условие формирования мышления 3.0

Восстановление оснований догматического мышления как условие формирования мышления 3.0

Догмы – это саморазвертывающиеся сгустки мышления, тщательно отобранные и санкционированные Церковью. Для саморазвертывания мышлению нужна личность, присутствие Духа Святого и соборный диалог

Доклад основан на представленных ниже смыслах, рожденных на предыдущем этапе разработки темы мышление 3.0.

45 тез о догме

1. Догма – есть столп и утверждение истины.

[По известному месту Писания действительно именно Церковь – "столп и утверждение Истины". Но Церковь столп и утверждение Истины для мира и человека, а догма – столп и утверждение Истины для мирского, человеческого ума.]

2. Исторически "догма" стала определением твердого, непременно публичного решения или постановления. Догматовед Беркхов приводит такое определение догмы (хоть и не единственное): "я принял твердое решение относительно чего-то, что оно есть для меня установленный факт".

3. В Писании догм нет.

4. Возможна следующая форма различения: догма – эзотерична, керигма – экзотерична. При таком понимании – догмы присутствовали всегда. Но это детское различение. Керигма нужна для коммуникации (распространения Слова Божия), догма – для мышления, значит, сотворчества человека со Словом.

5. Догма – есть результат работы непременно соборного мышления. 

6. В отличие от доктрины, предполагающей личное суждение, догма от всего личностного максимально очищена.

7. Догма также необходимо очищается от всего исторического. Если этого не сделать, то придется пересматривать догмы каждый раз при смене исторической эпохи. Но для этого есть вероучительные доктрины, задача которых шагать в ногу со временем.

8. Догма старается преодолеть границы языка. Догма надстоит над языковым мышлением, она указует на мышление следующего типа.

9. Следовательно, догма должна быть максимально очищена от всего личностного, исторического, языкового.

10. Догма – только тогда учение, когда получает церковную санкцию. Наивысшая церковная санкция – Вселенский собор.

11. Догма – суть схема, фиксирующая сухой остаток жарких и, как правило, многовековых дебатов. Схематизация предполагает ответственное использование метода сворачивания знания в схему. Этот метод (как размеченный путь) необходимо знать и им овладеть.

12. Потому что догма суть схема, поэтому претензии к догме, что она "не чувствительна к полутонам", что она "утратила поэзию Евангелия" – не по ведомству и явно бессмысленны. Иначе осмысленным придется признать упрек в том, что древко лопаты или кирки не дает побегов и на нем не растут инжир и финики. Но кому нужен такой инвентарь?

13. Догма – это консервант: специфический способ хранения важных выводов из долгой и порой яростной дискуссии о таинственном и парадоксальном.

14. Будучи консервантом, догма позволяет транслировать выпаренную суть этих дискуссий в различные пространства и времена (догма обладает наивысшими характеристиками транспортабельности).

15. Догма – это наиболее точная формулировка в многообразном поле смыслов; это четкий ответ, даваемый "здесь и сейчас" и, одновременно, "присно и во веки веков". Следовательно, догма обладает подлинным качеством универсальности – применима и в конкретной ситуации, и в любой.

16. Догмы – это саморазвертывающиеся сгустки мышления, тщательно отобранные и санкционированные Церковью. Для саморазвертывания мышлению нужна личность, присутствие Духа Святого и соборный диалог (полилог).

17. Догма – это трамплин мысли, выбрасывающий в безвоздушное пространство Последнего Неба.  

18. Догма овладевает говорящим: "Вот ты говоришь о том, что знаешь наверняка, возможно, чему так долго учился, конечно же, о чем непрестанно молился,.. а через миг уже не ты говоришь, но через тебя говорит или помимо тебя говорит Вечность".

19. Перейдем к процессу: догматизация – это схватывание вечно неугомонного мышления; это выпаривание соборной коммуникации до чистейшего кристалла смысла; это – фотоснимок Божественного Мышления, осуществленного на фотосессии склоненных в почтении к Слову голов.

20. Догмы не являются непогрешимыми, и потому не являются неизменными (неизменность – характеристика исключительно самого Откровения, Которое ограничено только новым Откровением).

21. Догмы не являются неизменными, однако имеют высокий уровень стабильности. Благодаря этому догмы являются формой институционализации богословского мышления.

22. Догма может оторваться от жизни Церкви и тогда должна быть переосмыслена (например, подвергнута новому толкованию). Если отрыв смертелен – догма должна быть переформулирована. Эта ситуация крайне редка, особенно после санкции Вселенского собора, но должна остаться допустимой.

23. Необходимость пересмотра догм указывает на нашу ограниченность в момент формулирования догм. Ограниченность, не позволившая произвести стопроцентную очистку от всего личностного, исторического и языкового. Ограниченность, связанная с неверным методом обработки Откровения и опыта Церкви. [Здесь "личностное" и "историческое" нужно понимать правильно.]

24. Догма невозможна вне трех элементов: (а) Откровения, на котором строится, (б) метода работы с Откровением и (в) церковного согласия с результатом примененного метода и его соотнесенности с опытом христианской жизни, оформляемого решением Собора [формула ОМС = Откровение, Метод, Собор]. 

25. Когда мы утверждаем, что догма имеет своим источником Откровение, мы при этом не утверждаем, что речь идет исключительно о Писании как совершенном источнике Откровения.

26. Откровение, на котором строится догма, черпается из трех источников – Писания, Предания и Понимания [3п]. Писания как канонизированного свода текстов. Предания как очерченного опыта Церкви и только того, в котором явлено Откровение. Понимания как личностного прорыва в Духе Святом, персонально открывающем Истину. Мастерство догматизации – это искусство удержания и сочетания всех трех источников Откровения.

27. Неизбежно возникает вопрос о субординации этих трех источников Откровения. Здесь следует различать схему принципиальную и частные. В принципиальной схеме субординационизм отсутствует, в частных – он есть, причем в разной конфигурации. Принципиальная схема подчинена двум основополагающим принципам тринитарности и христологичности. [Она была нарисована на семинаре от 20.02.2012].

28. Догма – суть форма институционализации мышления.

29. Догма, также, – суть единица мышления.

30. Единица мышления – значит, нет нужды дробить смысл, выраженный догмой. Он целостен, в целостности его сила. И он является краеугольным камнем всякого богословствования (причем не только догматического богословствования).

31. Форма институционализации мышления – в том смысле, что высокое Мышление о Неизреченном отчасти может быть институционализированно, и это "отчасти" только за счет догмы.

32. Как это возможно одновременно? Это – необходимо одновременно.

33. Догма не может избежать антиномичности, ибо устремлена к трансцендентному, то есть преодолевает самые последние возможности нашего человеческого мышления и пределы рационального суждения. Карташёв назвал эту особенность "полным взрывом философско-математического мышления". 

34. Догма не может избежать антиномичности, ибо включает максимально разное, с неизбежностью – противное, восстающее, то есть старается не столько отсечь другое мнение, сколько уточнить и покрыть.

35. Из-за всего этого догма часто звучит нелепо. Эту качественную характеристику формул веры знал еще Тертуллиан, потому и сформулировал свое знаменитое – prorsus credibile est, quia ineptum est, т.е. "совершенно достоверно, ибо нелепо".

36. Задача догмы остановить гордый разум в изумлении. Разум почти что всемогущ. Но тот, кто все может понять, все объяснить, все охватить, над всем подняться, очевидно, вынужден сдаться, когда он подступает к догматической формуле. Догма начинает действовать тогда, когда разум схлопывается, и в возникшей ментальной тишине открывается Неизреченное.

37. Задача догмы остановить бурное воображение. Ведь чтение Евангелия его пробуждает, когда оживают и почтительное умиление, и художественный талант. И вот уже под куполом храма, символизирующего Небо, мы видим бородатого Отца и буквально "сидящего одесную Него" моложавого Сына. Но если Сын был нам явлен в процессе вочеловечивания, то как можно изображать Отца, да еще и таким образом?

38. Задача догмы прервать любой самый благочестивый нарратив. В Доме догмы любой болтун захлебнется, случайно подняв глаза на Неизреченного.

39. Догмат – есть кластер догм. Так католический мариологический догмат, в частности, состоит из догмы ее непорочного зачатия, догмы ее [телесного] вознесения и коронования, а петрологический догмат включает в себя, по минимуму, догму о первенстве папы и догму о непогрешимости папы ex cathedra.

40. Богословстование заключается не в том, чтобы бубнить с кафедры безупречные догматические формулировки. Но в том, чтобы оживить схематизм догмата, развернуть запакованную в него мысль, истекающую из Откровения, разбудить дремлющие смыслы, раскрыть здесь-и-сейчас его потенциал, потенциал менять, преображать и приводить к должному.

41. Рано или поздно возникает конфликт между сторонниками двух подходов. Одни считают, что догмы необходимо спустить с небес на грешную землю – упростить до уровня жизни церковных общин. Другие – что жизнь общин важно и необходимо подтянуть до уровня парения догм. Частично этот спор отражает разницу между либеральным и фундаменталистским богословием.

42. Догма имеет двойную природу, в том смысле, что абсолютно и непререкаемо подчинена христологическому принципу. Выше мы указывали на связь догмы и Откровения, что значит, раскрыли Божественную природу догмы. На вторую человеческую природу догмы указывал Бердяев, говоря: "Истина догматов есть истина религиозной жизни, религиозного опыта".

43. Догма по определению сотерологична. Карташёв: "Цель догмы не мозговая, а практическая", здесь задача "почуять, в чем секрет спасения?". Если формулировка догмы спасения не предполагает, или ему мешает, или о нем не заботиться, или в ней это спасение не очевидно – такая формулировка и такая догма – ложны.

44. Теперь можно отвечать на вопрос на чем "сказываются" или "рисуются" все догмы? Ответ имеет свое разрешение в языке СМД подхода: в объектно-онтологической действительности – на христологическом догмате; в организационно-деятельностной – на сотерологическом.

45. Суммируем ряд положений. Догмат – это одновременно и последовательно:

a.  алгоритм богословского мышления (то, в каком порядке мышление может развёртываться);

b. рамка такого мышления (то, докуда оно себя чувствует свободным и где начинается ересь);

c.  верификатор и фальсификатор такого мышления (то, что позволяет уберечься от ереси, иначе банального непопадания в цель, значит, греха);

d. узда и, одновременно, шпоры мышления (то, что ограничивает буйство мышления и, одновременно, не дает мышлению уснуть);

e.  он также символ духовных побед (новый догмат – это в действительности подвиг героев);

f.  и даже, как ни странно, он тот, кто противостоит рациональному интеллектуализму на почве Откровения (см. святых каппадокийских отцов).

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.