Александр Негров

Христианская духовность на рабочем месте

Каким образом можно определить и измерить критерии, определяющие степень духовности труда и рабочего пространства? Существует ли динамика изменений уровня духовности у работников в трудовом коллективе? Кто и каким образом может повлиять на эту динамику?

Говоря о Реформации, необходимо вспомнить, что в свое время Лютер обратил внимание на профессиональное призвание человека, конечно, с богословской точки зрения. Лютер способствовал смене акцентов – от "Arbeit" к "Beruf", от восприятия работы как Божественного наказания (за грех Адама) к принятию труда как Божественного призвания. По Лютеру, христианин должен ценить свои профессиональные обязанности (ручной и другой труд) даже выше, чем аскетическое монашеское служение, т.е. относиться к церковно-духовным и иным (полезным!) специальностям как к равноценным в глазах Божиих. Христианину, следовательно, стоит принять "мирскую" работу как задачу, поставленную перед ним Богом, притом духовную задачу – прославить Бога и проявить акт любви по отношению к ближнему.

Во времена Лютера была необходимость акцентировать "спасение" (оправдание!) Богоугодного созидательного труда, который не укладывался в реалиях монашеской жизни Церкви. Я нахожу лютеровскую мысль о профессиональном призвании актуальной и в наши дни, в нашем контексте (хотя, возможно, с другими ударениями).

Наше время и вызовы будущего требуют иных уточнений касательно связи христианской духовности и труда (индивидуального или коллективного). Считаю важным поднимать вопросы и находить ответы о духовных основаниях, которые важны для обретения полноценной христианской жизни не только в выходные дни, но и в трудовые.

Что означает поставить вопрос о христианской духовности на рабочем месте?

Это значит высветить грани достаточно сложного теологического конструкта, который соприкасается с многоликой трудовой деятельностью человека в современной культуре. Богословие труда предполагает проработку вопросов о Боге, Его труде, о назначении человека, о сути Божествененного промысла соработничества с человеком, о тяжёлом, опасном и несправедливом труде как следствии грехопадения, о труде спасенных по вере во Христа и т.д. Богословские вопросы могут и должны затронуть аспекты профессионального призвания, трудовой этики, богоугодного (созидательного) или греховного (вредоносного) труда и т.д. Христианская духовность может быть определена в рамках библейско-богословской перспективы или в контексте конфессиональной традиции (католической, православной, протестантской и т.д.). Обращаясь к современной культуре, подметим, что под рабочим местом можно понимать очень разное: рабочее пространство, место работы, трудовой коллектив и т.д. У многих существуют определенные ожидания к рабочему месту или месту работы; предъявляются различные требования безопасности и т.д. Кроме общих, универсальных подходов к проблеме духовности на рабочем месте, нужно признать , существует множество субъективных и частных взглядов и практик. Законодательные, экономические, культурологические и многие другие аспекты рабочего места, конечно, имеют большое значение.

Предлагаю обозначить более узкую проблематику, как она мне представляется. Христианская духовность, укорененная в нашей вере во Христа, — одухотворение ВСЕЙ нашей жизни, включая нашу трудовую деятельность. Для многих христиан, однако, понимание личных предназначения и духовности редко проникает в пространство рабочего места, рабочих будней. Христиане, работодатели или трудоустроенные в различных светских (нерелигиозных) организациях (коммерческих, некоммерческих и т.д.), искусственно ассоциируют духовную жизнь и практики только с деятельностью осуществляемой поместными церквями или так называемыми христианскими организациями (парацерковными и др.). Христианская духовность на "светском" рабочем месте нередко понимается как исполнение законов трудовой дисциплины и морали (как дело обстоит на практике – это уже другой вопрос) или как место для миссионеркой деятельности. Редко можно встретить христианина, который будет рассказывать о своей работе как о духовном опыте. Поэтому, моя цель, в данной статье, – обратить внимание на необходимость дальнейших исследований и размышлений о той связи, которая имеется между христианской духовностью и рабочим местом, местом работы и работой в целом.

Библейско-богословские начала

С богословской точки зрения, говорить о "духе" или "духовности" – значит иметь в виду нечто дарующее жизнь и одушевляющее кого-либо. Понятие "духовность" в отношении христианской веры – то, что её движет и мотивирует, то, что помогает верующим людям развивать и поддерживать веру, поступать в соответствии с верой. В литературе можно найти различные определения понятия "христианская духовность". Мне нравится определение Кейса Ваймана. Он постулирует, что "духовность" – процесс трансформирующих взаимоотношений Бога с человечеством [1] .

Христианская духовность – уникальная характеристика жизненного опыта христианина, которая обнаруживается в отношениях с Богом, с собой и с окружающими и связана с различными категориями: идентичность, смысл жизни, личное призвание, принадлежность, эффективность и т.д. Образ подлинной духовности открыт нам Богом через Его Сына. В нашем опыте христианская духовность возникает благодаря Божественному Духу, возрождающему в нас способность к сотворчеству с Богом и противлению злу и т.д.

О христианской духовности в 1 Кор 2:6-3:4

О христианской духовности, следуя лютеровской идее Sola Scriptura и в протестантской традиции приоритета Библии в вопросах веры, лучше говорить на основании всего Священного Писания, не выборочно. Такой подход, конечно, требует масштабной работы. Однако чтобы начать дискуссию о христианкой духовности на рабочем месте на основании Библии я предлагаю обратиться к пониманию христианской духовности, предложенном в учении Апостола Павла, а именно – в 1 Кор 2:6-3:4. Интерпретация библейского текста, конечно, требует от нас адекватного герменевтического подхода и экзегезы. Оставляя их детализацию и конкретику за пределами этой работы, обратимся к главным наблюдениям и выводам. Итак, в этом сегменте Послания Aп. Павел – основатель христианских общин в Коринфе, духовный наставник – обличает ранних христиан, иронизируя по поводу их псевдодуховности. Он использует понятия "мудрость", "знание", "духовный", "совершенный", которые употреблялись различными философами того времени для объяснения духовности, но придает им совершенно другой смысл.

Заметим, что один из главных тезисов Первого послания к коринфянам заключается в том, что Церковь, располагая духовной силой, может являть собой пример гармоничного взаимодействия людей для достижения общей цели. Церковь как Тело Христово созидается благодаря тому, что все уверовавшие во Христа были помещены в него Духом Святым (1 Кор 12:13). В домостроительстве Церкви Дух Божий – архитектор и энергия к разумному, созидательному взаимодействию христиан. Судя по содержанию этого послания, Апостол Павел считал, что показателями духовности христиан являются: (1) искренняя убежденность в спасительной и преображающей силе смерти и воскресения Христова (эта Божественная мудрость отрывается христианам только Духом Святым (1Кор 2:6-10)); и (2) проявление любви к окружающим (1Кор 13) (это Божественное действие – плод Духа в христианах!).

По Павлу, духовная зрелость христиан (или совершеннолетие; см. 1Кор 14: 20) выражается именно в признании важности крестной смерти Иисуса Христа и в практическом подражании Христу в повседневной жизни (Фил 3:15; Кол 1:28). В Церкви Божией происходит общение с Сыном Божиим (1Кор 1:9), Который является гарантом духовности христиан, их праведностью, освящением и искуплением (1Кор 1: 30). Напротив, в представлении же жителей древнего Коринфа, не принадлежащих к христианским общинам, понятия "совершенство" и "зрелость" носили сугубо философский и художественно-исполнительные оттенки.

По Павлу, духовность заключается в том, что Бог через Самооткровение позволяет человеку стать сопричастником того, что является духовным (1 Кор 2:10-12, 14-15). Все духовные вопросы разрешаются только Духом Святым и "от Духа Божия" (1Кор 2:10; 6:19; 12:3). Духовность возникает при стремлении человека к Богу, искании жизни с Богом. Духовность богоцентрична; она основана на работе Духа Святого в человеке. Душевность человека, по Павлу, имеет антропоцентрический оттенок. Душевность вызывает у человека потребность стремиться к автономности, самозначимости, самоудовлетворению и т.д. В результате люди начинают спорить между собой, завидовать друг другу, нарушать нравственные законы, стремиться к статусу, власти и т.д. (1Кор 3:3-4).

Апостол Павел подмечает, что называясь христианами, верующие в Коринфе не подчинили себя полностью Духу Божию, и, следовательно, без Его влияния поступали недостойно звания христиан (их поведение было похоже на поведение непослушных детей; 1Кор 3:1). Апостол тщательно подбирает слова и приемы, чтобы показать реальную картину. В 1Кор 3:1 он утверждает что при всем своем желании он не мог разговаривать с христианами Коринфа как с духовными. Во-первых, Павел замечает с сарказмом, христиане – обыкновенные люди, они еще в физическом теле (1Кор 3:1; "имеющие плоть"; греч. – саркиной). Они не стали неземными существами (хотя о себе, возможно, они именно так и думали). Во-вторых, безнравственные (плотские, бездуховные; греч. – саркикой) поступки коринфских христиан (1Кор 3:3) указывают на их духовную незрелость, на их младенчество во Христе. (Заметим, что Ап. Павел не называет их душевными людьми, т.е. неверующими!).

Следуя учению Ап. Павла в 1Кор 2:6-3:4, о христианской духовности можно размышлять в нескольких направлениях: обращаясь к личности Богочеловека Иисуса Христа (т.е. христологически); уделяя внимание роли Святого Духа (пневматологически); фокусируясь на жизни человека в обществе (антропологически и социально).

Духовность последователей Иисуса Христа возможна благодаря Духу Божию, потому что духовность – результат деятельности Святого Духа (продукт субъекта, т.е. объективация Духа). По Павлу, христианин столь духовен и целостен, сколь приобщен к Христу: ищет Христа, живет с Христом, живет Христом, живет во Христе (именно в посланиях Павла фраза "во Христе" используется больше всего, а контекст, в котором она используется, являет собой практические примеры жизни во Христе и, таким образом, христианской духовности). Духовное возрождение приходит к человеку тогда, когда он или она отвечает верой на Божественное откровение, верой принимает Христа, верой духовно соприкасается с личностью Бога и открывает свою душу и сердце Божественной истине о силе Бога воскресить не только Иисуса Христа из мертвых, но и воскресить духовно мертвых людей, оживить физический труд в духовную деятельность.

Исторический факт и богословское значение физического воскресения Иисуса Христа из мертвых, на мой взгляд, необходимо связывать с нашим пониманием христианской духовности не только как с некими богословскими рассуждениями и "духовными" практиками, но с реальной физической и практической жизнью христианина как что ни на есть духовной жизнью (1Кор 6:14).

Отношения христианина с Богом Отцом должны выстраиваться через духовную принадлежность к Богу Сыну, которая стала возможной по рождению от Духа. Важно помнить, что духовность данность появляется не сама собой, но в результате соработничества с Богом! Дух Божий, в свою очередь, преображает человека, конечно, без насилия над человеком, открывая заложенный в нем потенциал "возлюбить Бога" и "возлюбить ближнего" (см. Мк. 12:30-31, ср. Мф. 22:39; Лук. 10:27). Эти две заповеди проецируют возможность достижения гармонии духовного и вещественного начала в человеке и обществе, в настоящем и в будущем.

Учение Ап. Павла о христианской духовности в 1Кор 2:6-3:4 можно суммировать в трех главных частях:

(1) Бог по своей благодати через Христа (ср. 1:4, 30) спасает людей, устанавливает духовные ориентиры (ср. 8:6), призывает их к общению с Богочеловеком (ср. 1:9), Который является Божественной премудростью для людей.

(2) Бог открывает Духом Своим Божественную тайну и мудрость о Христе (Ср. 1:10; направляет действия христиан в верное русло (Ср. 12:3; 12:7).

(3) Христиане призваны искать и воспринимать Божественную мудрость (1:2; 2:4-5, 12); у них есть доступ к разумению и реализации того, что от Бога (2:10-12; 12:7-11); в послушании Богу и верности Христу (ср. 3:11), они направляют свои усилия на укрепление единства в Церкви (ср. 12:12-13; 4:12) как соработники у Бога (3:5-10). Значимость последователей Христа в том, что они делают дело Господне (16:10-11) соответственно Божественным критериям и стратегиям (2:1-5). Как носители образа Божия они обладают творческим потенциалом и разумом для созидательных решений и действий.

Что можно сказать об учении Апостола Павла в 1Кор 2:6-3:4 применительно к трудовой деятельности христиан? Признаем, что перед нами непростая задача свести горизонты библейского текста (учение Апостола, обращенное к поместной общине в древнем Коринфе, но одновременно и ко всем христианам) и рабочего места (как современной ситуации, в которой находятся множество трудоспособных христиан). Возможные контекстуальные связи многочисленны. Их перечисление и проработка выйдет за рамки нашей задачи. Однако замечу, что если строить мост от нашего понимания богословско-практической мысли Ап. Павла и обстоятельств христиан древней коринфской общины к трудовой деятельности/ рабочему пространству в наше время и в нашем контексте, то, уверен, будет необходимо обозначать и выстраивать целый ряд теологических (интеллектуальных), духовных (созерцательных) и социально-общественных смыслов и практик. Специфика выбранного нами трудового коллектива и трудовой деятельности, по всей вероятности, будут влиять на масштаб и особенности круга вопросов, на которые необходимо будет находить ответы.

1Кор 2:6-3:4 позволает говотить о христианской духовности на рабочем месте не прямо, но косвенно, и, как мне представляется, как минимум в трех аспектах (христологическом, пневматологическом и человеческом/общественном). Во-первых, последователи (ученики) Христа связывает смыслы, цели, надежды и достижения трудовой деятельности со Христом. "Им все и мы Им" (1 Кор 6:1). Усилия христиан направляются на поиск духовной связи со Христом, на практическое подражание Христу (1 Кор 4:16). В этом духовная мудрость, которая имеет конкретное практическое опредмечивание применительно к рабочему месту, роду работы, различных ситуаций и т.д. Во-вторых, в постижении сути конкретных действий и решений в трудовой повседневности христианин полагается не на разум свой, не на мудрость человеческую, но на Духа Божия, живущего в нем (см. 1 Кор 3:15; 8:3). Благодаря Духу Божию, верующему человеку отрывается то, что полезно, позволительно и необходимо не только для него, но и для окружающих. В-третьих, духовный опыт общения со Христом и духовное научение от Духа Божия преображает человека, делая его способным любить других людей (1 Кор 13:1-8), проявляя трудолюбие, мудрость, служение, благодарность, совершенство, благотворительность, справедливость, взаимное уважение, ответственность, эффективность, доверие и т.д. Через познание Бога, человек лучше понимает себя, свое предназначение, таланты, возможности. Как венец творения Бога, человек понимает заложенный Богом в нем созидательный потенциал думать, оценивать, принимать решения, действовать и т.д.

Конечно, познание Бога и жизнь (трудовая деательность) в соответствии с Его волей возможны благодаря взаимодействию творческих энергий в человеке (антропоургия) и делом Бога в человеке (теургия). В свое время о. Сергий Булгаков указал на важный вопрос о Божьем непосредственном участии и водительстве в созидательной творческой деятельности человека. Непосредственное участие Бога – теургия по Булгакову – "действие Бога, излияние Его милующей и спасающей благодати на человека... продолжающееся во времени и непрерывно совершающееся Боговоплощение, не прекращаяющее действие Христа в человечестве" [2] . Эта концепция теургии исторически связана с нисхождением Духа Святого в День Пятидесятницы, является истинным описанием прихода божественной силы, предназначенной для всех богоугодных практических и творческих дел.

С моей точки зрения необходимо и уместно говорить о практических вопросах христианской духовности на рабочем месте, о нашем духовной жизни в рабочие часы, дни и недели, когда мы прислушиваемся к Божественной мудрости данной нам во Христе и открываемой нам Духом. Жизнь с Богом и соработничество с Ним, испытанные в процессе работы – уникальный опыт верующих людей, который непросто конкретизировать и обобщать. Это живой опыт, который возможно испытать, но не всегда легко описать.

Нужно признать, что использование какой-либо христианской терминологии для передачи идей "духовности на рабочем месте" без четких дефиниций и разъяснений может вызвать различные недоразумения. Чтобы избежать этого, необходимо искать адекватные способы передачи идей христианской духовности тем сотрудникам (или руководителям) организаций, которые малознакомы с христианством.

Духовность в организациях

Интерес к духовности в организациях – один из значительных трендов в области современного организационного менеджмента. В 2001 году международная Академия менеджмента (Academy of Management – AOM) создала специализированную научную группу "Менеджмент, духовность и религия" (The Management, Spirituality, and Religion – MSR), которая занялась междисциплинарным изучением связи религии с организационным менеджментом [3] . Издание "Справочника по духовности на рабочем месте и организационной эффективности" (Giacalone & Jurkiewicz, The Handbook of Workplace Spirituality and Organizational Performance, 2003-2010) определяет духовность на рабочем месте как "личные, групповые или организационные аспекты, которые способствуют возникновению чувств удовлетворенности, принадлежности и радости посредством трансцендентного" (P. 13) [4] . Если обратиться к другим определениям, то можно найти три общих измерения духовности на рабочем месте: (1) внутренняя духовная жизнь человека и духовные практики на рабочем месте; (2) желание человека заниматься полезной и важной работой; (3) чувство связи и общности, часто выражающейся посредством посвящения, наличия общего видения и взаимной ответственности [5] .

В литературе указывается на отличие понятия "духовность на рабочем месте" от "веры/духовности на работе". Под "духовностью на рабочем месте" понимается организационная культура, отражающая положительную духовность, которая помогает людям в их личном духовном поиске даже в то время, когда они находятся на работе. Это можно понимать как обретение духовности, которой обладает организация (например, христианская религиозная организация или христианская бизнес-компания). Под "верой/духовностью на работе" рассматриваются различные духовные перспективы и практики, которые руководитель или сотрудник приносит с собой на работу (в христианскую или светскую организацию) и которые могут повлиять на личные достижения и на эффективность организации в целом [6] .

Юркевич и Джиакалоне полагают, что духовность на рабочем месте можно рассматривать как "измеряемый аспект культуры организации, гармонично предоставляющий чувство связанности с миром посредством рабочего процесса" [7] . С их точки зрения работодателей и работников различных организаций можно оценить по следующим 10 ключевым критериям: благотворительность, продуктивность, гуманность, целостность, справедливость, взаимность, восприимчивость, уважение, ответственность и доверие. С одной стороны, нужно признать, что измерение некоторых предложенных показателей представляется очень непростым делом, если вообще возможным. Люди вкладывают разные смыслы в те или иные понятия. Более того, очень сложно разработать такие методы измерения названных критериев, чтобы их оценки были фактическими и объективными. С другой стороны, необходимо сказать, что если не определяются критерии оценки духовности на рабочем месте, тогда мы практически признаем, что она не существует или что ее сложно пронаблюдать. Очевидно, что говоря предметно о христианской духовности перед нами стоят достаточно сложные вопросы. Во-первых, является ли христианская духовность неотъемлемым аспектом труда. Во-вторых, благодаря чему труд и рабочее место становятся духовными. Каким образом можно определить и измерить критерии, определяющие степень духовности труда и рабочего пространства. В-третьих, существует ли динамика изменений уровня духовности у работников в трудовом коллективе? Кто и каким образом может повлиять на эту динамику? Эти и другие вопросы заслуживают пристального внимания не только для теоретиков но и для практиков.

Порой люди убеждены, что они являются частью Высшего Смысла и, следовательно, имеют внутренние желание или ощущение реализовать свое призвание в соответствии с Промыслом. По Липс-Вирсма, такие люди, считающие себя духовными, предпочли бы работать в тех организациях, которые могли бы удовлетворить четыре их пожелания: (1) предоставить возможности для личностного развития и возможности быть самим собой; (2) возможность обрести опыт единства с другими; (3) предоставить среду для самовыражения; и (4) возможность служить другим [8]. Эффективное организационное руководство должно учитывать эти четыре ожидания духовных людей как стратегию, необходимую для эффективности организации.

В некоторых современных теориях организационного менеджмента существует мнение, что духовность является конкурентоспособной единицей организаций. На практике, однако, возможны и случаются злоупотребления и манипуляции. Христианскую духовность, как представляется, следует воспринимать и ценить как таковую, а не как средство для эффективности и успеха. Духовность не является потребительским товаром, которым мы обладаем. Духовность не средство для достижения организационного успеха. Весьма неестественно мыслить о том, что духовная жизнь может быть оценена какими-то материальными и физическими показателями. Тут требуется целостный подход. Конечно, если качество выполнения работы, трудовая дисциплина, профессионализм, ответственность, доверие, справедливость и тому подобное не имеют связи с внутренней духовной жизнью христианина, тогда в чем же конкретно практическая ценность христианской духовности на рабочем месте?

Заключение

Мера христианского совершенства и христианской духовности – мера персонификации Христа в жизни христианина, включая рабочие будни и пространство. Веруя, что Дух все проницает (1Кор 2:10), есть смысл в поиске того, чтобы рассматривать дело Духа на нашем рабочем месте, результат действия Духа в нас и в окружающих.

У Бердяева мы встречаем призыв к созданию царства труда, в котором будет преодолен дуализм теоретического и практического разума, умственного и физического труда [9] . Полагаю, необходимым определять и делать новые шаги на пути созидания царства христиански одухотворенного труда, чтобы труд человека облагородился, оживотворился Духом Божиим.


[1] См. К. Ваайман. Духовность. Формы, принципы, подходы. В 2-х томах. M.: ББИ. 2009.

[2] С. Булгаков. Свет Невечерний. М. 1994. С. 320.

[3] В настоящее время (Весна, 2013 года) к данной группе принадлежат 6166 ученых.

[4] R. A. Giacalone & C. L. Jurkiewicz (Eds.). Handbook of Workplace Spirituality and Organizational Performance. New York, NY: M.E. Sharpe. 2004.

[5] См. P. Hill, C. Jurkiewicz, R. Giacalone, & L. Fry. From concept to science: Continuing steps in workplace spirituality research. // R. F. Paloutzian and C. L. Park (Eds.). Handbook of the Psychology of Religion and Spirituality. 2nd ed. New York: Guilford Press. 2013. P. 618.

[6] James E. Jr. King & Oscar Holmes. Spirituality, recruiting, and total wellness: overcoming challenges to organizational attraction. // Journal of Management, Spirituality & Religion. 2012. №9 (3). P. 239–240.

[7] R. A. Giacalone and C. L. Jurkiewicz. (Eds.). Handbook of Workplace Spirituality and Organizational Performance. New York, NY: M.E. Sharpe. 2004. P. 130.

[8] M. Lips-Wiersma. The Influence of Spiritual ‘‘Meaning-Making’’ on Career Behaviour. // Journal of Management Development. 2002. № 21(7). P. 505.

[9] H. Бердяев. Человек и машина. // Путь. 1933. № 38.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.