Главная −> Авторы −> Градировский -> Почему Россия нуждается в таджиках и не только в них

Почему Россия нуждается в таджиках и не только в них

Из-за депортации таджиков много говорили, что нашим девелоперам придется переходить на рабочую силу из Украины, Белоруссии и регионов России, в связи с чем стоимость рабочей силы может вырасти на 30-50%. Проверить подобные оценки почти не возможно: отечественный рынок труда недоисследован. Реакция на возможную депортацию непритязательной и дешевой таджикской рабочей силы разнообразна, но не создает ощущения, что кто-то понимает точные последствия такого, скорее политического, чем экономического шага. Оценки весьма субъективны и отражают позиции, по жизни занимаемые авторами высказываний, – кто из какой строительной компании, кто на каком рынке, кто насколько завяз в экономике дешевого иностранного труда.

Мы действительно многого не знаем. Ни того, сколько компаний и с каким оборотом строительных работ зависят от депортируемого контингента. Ни того, какую часть работ в действительности придется закрывать более дорогой рабочей силой, и как при этом изменится производительность труда на единицу труда. Ни того, насколько быстро один дешевый труд будет заменен другим, столь же непритязательным и беззащитным, обходя такие рынки предложения, как Украина и Белоруссия. Ни того, насколько эти "пострадавшие" компании просто подстроятся под цены действующего рынка, а значит, депортация никак значимо не скажется на рынке предложения квадратного метра…

Что мы знаем? От миграции можно как терять, так и приобретать. Это зависит от нас самих, от настройки отечественной системы управления. Джулиан Саймон (J. Simon), ныне покойный экономист Института Катона, на материале Соединенных Штатов утверждал: в денежном выражении иммигранты больше выплачивают в форме налогов, чем получают услуг от системы социального обеспечения и школьного образования. Более того, Саймон уверял, что, несмотря на досужие разговоры, средняя иммигрантская семья получает услуг социального обеспечения меньше, а выплачивает налогов больше, чем средняя американская. В своей книге "Неисчерпаемый ресурс", ученый объяснял это тем, что среди иммигрантов "нет старых, изнуренных и ничего не желающих".

С Саймоном легко согласиться. Ведь мигранты – люди, в среднем только начинающие трудовую жизнь. Причем начинающие на новом незнакомом месте, в новой языковой и чуждой социокультурной среде, что требует куда больше усилий, самоотверженности, терпения и смекалки. Другими словами, в лице иммигрантов, принимающее сообщество имеет дело с другой, более благоприятной возрастной структурой населения.

Здесь кроется еще один положительный момент: издержки детства отнесены на страну-донора миграции. А издержки пенсионного возраста либо еще неопределенно далеки (если иммигрант натурализовался или находится в процессе), либо вообще не беспокоят страну, в которую приезжают люди. Ведь иммигрант, не имеющий гражданства, – не имеет права и на получение пенсии. Более того, согласно нормам законодательств многих стран (в том числе России), все выплаты в пенсионный фонд, которые производят мигранты, оседают в нем навечно, оставаясь недоступными для иностранных сотрудников. И вопрос этот, безусловно, требующий справедливого разрешения, один из самых неподъемных.

Также надо помнить, что иммигрантский поток состоит из более мобильных, рисковых, а значит – и более пассионарных людей, чем в среднем оседлое население. То, что среди коренного населения есть не менее, а даже более пассионарные члены общества, обычно забывается. Ведь, как правило, это не они недовольны мигрантами, а огрызающееся оседлое большинство. Люди, не прекратившие двигаться (во всех смыслах, но остановившиеся в рассматриваемом нами пространственном смысле), сохраняют лояльность к людям "той же природы". Так вот, эта пассионарная часть неграждан является важнейшей приправой с точки зрения глобальной конкуренции любой нации. Застой в этом вопросе ослабил не одну цивилизацию.

Миф 1. Иммигранты безграмотны

В России у иммиграции слишком малый срок, чтобы делать далеко идущие выводы. А вот что касается стран традиционной иммиграции – другое дело. Характеристики иммигрантского потока второй половины ХХ века в США были столь благоприятными, что позволили уже вышеупомянутому Саймону сделать и такой, для россиян просто невероятный вывод: иммигранты "имеют образование не худшее, чем у местных, и среди них намного больше врачей, инженеров и других специалистов" (собственно в 1992-96 гг. образовательный ценз входящего в Россию потока также был выше, чем у коренного населения).

Все просто: когда страна обладает настоящей миграционной привлекательностью и способна создавать продуманную систему селективного втягивания на свою территорию иностранных граждан, такая страна иммиграции не боится, такая страна на ней растет и благодаря ей процветает. Не верите? Изучите результаты, полученные Канадой, Австралией и Новой Зеландией. Это страны с довольно продуманной и последовательной селективной политикой, отражающей силу их изначальной иммигрантской сущности. А еще лучше – отследите за счет каких факторов происходила смена мирового гегемона – северо-итальянских городов на Ганзу, с Ганзы на Великобританию, а затем и США… Все они работали со сливками антропотока!

Миф 2. Государство тратит на услуги для мигрантов больше, чем получает

Что касается соотношения двух статей: налогов и бюджетных расходов на иммигрантов. Только в подавляющем меньшинстве стран вторая статья перевешивает первую. И в основном это касается Европы. Но это не проблема иммиграции — это навязчивая проблема нерациональной социальной политики, перегруженной символическими обязательствами. Сразу скажу, что Россия к таким странам не относится.

Речь не идет о беженцах и вынужденных переселенцах, эти расходы – суть гуманитарный и общечеловеческий долг, который каждая страна несет в меру своей готовности исполнить моральный долг. В нашем же случае мы рассуждаем исключительно о трудовой миграции: преимущественно массовой и временной, в меньшей степени – постоянной и обремененной членами домохозяйства.

Россия относится к странам, игнорирующим вклады мигранта в экономику страны, зато спекулирующей на мифе о том, что "мигранты грабят Россию". Притом что социальная мигрантская нагрузка, по сравнению с теми же Штатами, – в РФ минимальна. В нашей "человеколюбивой" стране никто ничего мигрантам не обещает! По сути, даже соотечественникам (об эффективности Госпрограммы содействия переселению, можно прочитать в соответствующем разделе доклада). Основные траты, которые все же случаются (школа, родильное отделение), касаются, опять же, не трудовых мигрантов, а детей и семей постоянно живущих иммигрантов.

Миф 3. Иммигранты занимают рабочие места коренного населения

И тем самым невольно повышают безработицу в странах приема. Многие исследования, проведенные в Штатах, убедительно показали, что иммигранты не оказывают заметного отрицательного влияния на уровень безработицы. Чаще, напротив, безработица может даже уменьшаться. Причина в том, что мигранты не только работают сами (а если в вашей стране доминирует трудовая миграция, то поиск работы составляет смысл приезда этих людей, и нужно сильно постараться, чтобы они не работали), но, расходуя заработанное, вызывают повышенный спрос на товары и услуги, что косвенно способствует созданию дополнительных рабочих мест.

Не нужно забывать и о способности иммигрантов создавать собственные сервисы и бизнесы, организовывать новые предприятия, т.е. прямо и зримо создавать новые рабочие места. К сожалению, многие страны-реципиенты миграции не способствуют такого рода активности трудовых мигрантов, видя в них исключительно наемный рабочий класс (РФ относится к их числу). Другие – напротив. В США даже составляют рейтинг диаспор с наибольшим коэффициентом предпринимательской активности. Там, за океаном, лидером является корейская диаспора, где каждый четвертый, оказавшись на территории Штатов, создает собственный бизнес.

Положительное влияние на экономику оказывают и те мигранты, кто трудятся в домохозяйствах, – садовники, сиделки, нянечки, сторожа, личные водители, домосмотрители и просто поденщики и чернорабочие. По различным оценкам в России таких до 40% в общей численности временного трудового потока. Именно они высвобождают время трудоспособных членов этих домохозяйств, часть которого превращается в дополнительное рабочее или учебное время, что непосредственно сказывается на увеличении ВВП или личной капитализации.

Не нужно забывать: иммигранты участвуют в научном прогрессе, художественной жизни и интеллектуальных дискуссиях страны-получателя человеческого капитала. То есть обогащают страну, в том числе, нематериальными активами. Забыть об этом может только тот, кто ассоциирует трудовую миграцию исключительно с толпами низкоквалифицированных мигрантов из третьих стран. Кто не помнит популярную калифорнийскую шутку о том, что тамошние университеты – это образовательные площадки, на которых русские профессора обучают китайских студентов? Кто забыл, что большое число американских нобелевских лауреатов родились не в США, Но принесли славу именно США? И это, пожалуй, самый яркий пример величия "умной иммиграции".

Итак, страна, способная быть и вправду привлекательной для профессионалов и редких транспрофессионалов (а человеческий капитал по-настоящему редок), выигрывает во всем – иммигранты привносят в страну новые смыслы, новые формы и музыкальные ритмы, новые вкусы и гастрономию, технические и социальные идеи, влияющие на рост производительности труда. Кстати, производительности труда – идолу современной конкурентной экономики – по мнению исследователей коллег, способствует косвенно и то, что крупные иммигрантские сообщества, расходуя свои заработки, увеличивают объемы внутреннего сбыта местных производителей, что, в свою очередь, повышает конкуренцию и следом толкает предприятия к более эффективной организации производства.

Впрочем, сильны голоса скептиков, указывающих, что может в далекой Америке, Канаде да Австралии оно может и так, но в России ведь все всегда иначе. Полагаю, что если рассматриваемая экономика, наподобие экономики Соединенных Штатов, заточена под рост производительности труда, то дополнительный экономический фактор в виде иммиграции тоже способствует этому росту и даже способен ускорить его. Если же, как у нас, производительность труда не растет, потому что так устроена сама экономическая система, полная дестимуляторов роста производительности труда, то и иммиграция не способна сдвинуть этот камень преткновения со столбовой дороги развития.

Так что, если кто-то жалуется на иммиграцию, в частности на такие ее последствия как рост безработицы, расходов на соцобеспечение, коррупции и теневого бизнеса, пусть помнит: если иммиграция действительно приводит к таким последствиям, значит, больна ваша страна (экономика, общество, правительство – нужное подчеркнуть). А иммиграция только обостряет имеющиеся симптомы.

 

Источник: Слон.ру

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.