Главная −> Геополитика −> Лимитроф −> Армения −> "Маленькая Армения в большом мире". Сценарии

"Маленькая Армения в большом мире". Сценарии

1. Субъекты сценирования

На основании Методологической игры 30.10. — 02.11 2002 года в г. Цахкадзоре (Армения), экспертной рефлексии по итогам этой игры, консультаций с группой «Армения» на Семейной Методологической игре в январе 2003 года, опроса ряда лиц на территории Армении в марте 2002 года (в рамках предварительного сбора информации по образовательным сценариям) выделены следующие субъекты сценирования:

В Республике Армения:

  • Президент страны,
  • Министр обороны (как Представление позиции армии),
  • Премьер-министр страны (как Представление позиции бизнеса).

Во внешнем мире (субъектные позиции):

  • Президент США,
  • Канцлер Германии,
  • президент России.

Во внешнем мире (объектные позиции):

  • Турция,
  • Иран,
  • ЕС,
  • Азербайджан,
  • Грузия.

В ряде сценариев возникает необходимость рассматривать как отдельных субъектов сценирования

  • Президента Нагорного Карабаха,
  • Католикоса всех армян,
  • Римского первосвященника.

Рамки сценирования перечислены в Приложении 3, формат сценирования задан в Приложении 1. Необходимо иметь в виду, что возможность применения метода сценирования (и ситуационного управления) к Республике Армения не вполне очевидна (смотри Приложение 2).

2. Матрица сценирования

Прежде всего, сценарии структурируются по субъектности выбора.

Будем называть «внутренними» все сценарии, ключевые выборы в которых определяются внутри Армении. Понятно, что сценарии, в которых судьбу Армении явно или неявно, прямо или косвенно решают внешние силы, отнесем к «внешним». Строго говоря, для Армении почти все сценарии носят внешний характер (хотя бы, отчасти).

Фазовая «рамка»: делит сценарии за Армению на традиционные, неоиндустриальные и когнитивные, причем эти сценарии могут реализовываться в неофедальном (постиндустриальном), индустриальном или когнитивном «Большом мире». Последний выбор может быть очерчен в других координатах: геополитически замкнутый, геоэкономически открытый и геокультурно свободный «Большой мир».

Важными индикаторами выбора между группами сценариев служат геоэкономический баланс Республики Армения, мировая цена на нефть, состояние США (сильные \ слабые Штаты), состояние России (сильная \ слабая Россия).

Матричный подход, позволяет выделить 18 сценариев (от внутреннего сценария «традиционная Армения в неофеодальном мире» до внешнего сценария «когнитивная Армения в геокультурно свободном мире»), не все из которых различимы, реализуемы или сколько-нибудь интересны.

3. Критические точки сценирования

Лето 2003 года — завершение (либо институализация Второй войны в Персидском заливе);

Ноябрь 2004 года — президентские выборы в США;

Зима 2005 — 2006 гг. — завершение постройки нефтепровода Баку — Джейхан или окончательный провал этого проекта.

Весна 2006 г. возможное вступление Турции в ЕС.

Зима 2007 г. — президентские выборы в Республике Армения.

Ноябрь 2008 г. — критические президентские выборы в США.

Остальные критические точки генерируются самими сценариями.

4. Листинг сценариев

Выделим сценарии, представляющие для нас интерес. Некоторые из сценариев будут представлены в нескольких версиях.

  • Традиционная Армения в любой версии мира.

Сценарий: 1.1. «Гора и равнина».

  • Неоиндустриальная Армения в геополитически замкнутом мире.

Сценарии: 2.1. «Исламская Турция», 2.2. «Закавказская война», 2.3. «Католическая Армения», 2.4. «Мир без Израиля», 2.5. «Яблоко раздора», 2.6. «Независимый Курдистан», 2.7. «Жандарм Закавказья».

  • Неоиндустриальная Армения в открытом (индустриальном или когнитивном) мире.

Сценарии: 3.1. «Армянский мир 1» (внутренний), 3.2. «Демократическая трагедия» (внешний).

  • Когнитивная Армения в неопределившемся мире.

Сценарий: 4.1. «Война континентов».

  • Когнитивная Армения в открытом индустриальном мире.

Сценарий: 5.1. «Плиты и мосты» («переднеазиасткое транспортное кольцо»).

  • Когнитивная Армения в когнитивном мире.

Сценарий: 6.1. «Армянский Мир 2».

5. Традиционная Армения. Описание сценариев

В этой группе выделяется лишь один сценарий — «Горы и море». Хотя этот сценарий вряд ли может восприниматься, как желательный и едва ли будет признан базовым, его реализация весьма вероятна. Более того, в той или иной форме версия «Горы и море» присутствует в ряде других сценариев.

Сценарий носит «внутренний характер»: его реализация всецело определяется процессами внутри Республики Армения. Практически сценарий «Горы и море» выстроен на предположении, что стране не удастся преодолеть инфраструктурные ограничения, перечисленные в Приложении 3. Это означает, что Армения не становится частью глобализированного экономического миропорядка; она не включается ни в региональный, ни, тем более, в мировой рынок и оказывается перед необходимостью создавать у себя замкнутую экономику.

При бедности страны природными ресурсами и слабой инфраструктурной обеспеченностью имеющимися ресурсами Армения выстроить такую экономику не может. Экономическое положение страны начнет быстро ухудшаться, что будет сопровождаться бегством капитала за границу и возрастанием эмиграции. Эти процессы усугубятся, если в мире установятся высокие цены на нефть.

Мировой капитал утилизирует свободные ресурсы Армении именно таким образом (через эмиграцию и бегство капиталов), после чего в значительной степени утратит интерес к слабосвязанной с мировыми рынками территории армянской метрополии. Поскольку особого стратегического значения эта территория также не имеет, Армения будет предоставлена сама себе.

Понятно, что в данной версии произойдет деиндустриализация Армении (как вследствие нехватки сырья, прежде всего — энергоносителей, так из-за низкой емкости внутреннего рынка и отсутствия выхода на внешние). Конечно, «деиндустриализацию» не следует понимать буквально: будет функционировать (во всяком случае, частично) энергетика, останутся предприятия по обслуживанию туристов, ремонтные предприятия и т.п. По-видимому, сохранятся, хотя и перейдут в собственность иностранных кампаний, некоторые экспортные области (производство коньяка, минеральной воды).

Вследствие ограниченности финансовых ресурсов, дефицита платежного баланса и невозможностью получить кредиты правительство вынуждено пойти на значительное сокращение объема ввозимых потребительских товаров.

Прогрессирующее падение уровня жизни приведет к оттоку кадров из города в деревню: центр экономической жизни сместится в сторону сельскохозяйственного производства, причем слаботоварного или вообще нетоварного. Иными словами, в Армении произойдет реставрация традиционной фазы развития. В некотором смысле, история метрополии завершится окончательным оттеснением страны на «мировую периферию».

При восстановлении традиционных форм ведения хозяйства, рождаемость в Армении возрастет с сегодняшней цифры 1,8 ребенка на семью до показателя 2,2 — 2,5 ребенка на семью, причем, произойдет этот прирост, прежде всего, за счет Нагорного Карабаха (свыше 3 детей на семью).

Можно сказать, что в данной версии Армения сокращается до небольшого индустриального кластера, включающего окрестности Еревана и тонкую полоску вдоль побережья озера Севан. Остальная часть Армении продолжает существовать, как хозяйственный уклад, но выпадает из мировой и национальной истории. Практически, она выпадает и из рынка, даже национального, поскольку переходит к примитивным формам обмена.

В течение десяти-пятнадцати лет на большей части территории Армении сформируется система экономических отношений, соответствующая небольшим феодальным государствам «горного типа». На этой территории, однако, будет обеспечен естественный прирост населения и воссозданы внятные традиционные жизненные форматы. Как показано Ф.Броделем, такие социальные структуры («горы») активно «производят» и поставляют на внешний рынок самый дорогой товар в мире — людей.

Таким образом, в модели «Горы и море» мы должны предсказать расцвет «армянства вне Армении», причем как в форме диаспоральных групп, так и в форме отдельных семей. Не будет преувеличением сказать, что страна окажется поставщиком определенного типа кадров (здоровые, сильные, обученные ремеслу и военному делу мужчины) для всего региона Пятиморья. Заметим, что говорить об этих кадрах, как об эмигрантах, было бы неточно: речь идет, скорее, о «сезонных рабочих на неопределенное количество сезонов».

Сложится регулярный антропоток: «горы» армянской периферии поставляют людей в центральную индустриальную область (Ереван, Севан). Там эти люди проходят первичную адаптацию к «внешнему миру» и распространяются по региону. Антропоток замкнут: основная часть уехавших со временем возвращается в Армению.

Наиболее существенной для Армении проблемой такого сценария является тяготение такого рода кадров к криминальным областям бизнеса (на что также обратил внимание Ф.Бродель). Это с большой вероятностью стимулирует переход экономики страны в позицию геоэкономического «Крайнего Юга». Иными словами, «горная» традиционная Армения приступит к выращиванию опиумного мака. Такая версия развития событий может быть названа «афганизацией Армении».

Необходимо отметить, что с экономической точки зрения «афганизация» прогрессивна, ибо возвращает крестьянское хозяйство в поле товарно-денежных отношений, а саму Армению — в мировой рынок (черный).

Альтернативной — и весьма интересной — версией этого сценария оказывается наемничество: «горная Армения» торгует не наркотиками, а подготовленными в военном отношении людьми.

Понятно, что в сценарии «Горы и море» возникнет несколько совершенно разных Армений:

  • территория Республики Армения вокруг Еревана — страна европейского типа жизни, но с высоким влиянием нескольких кланов, имеющих корни в «горной Армении» и занятых в незаконных сферах деятельности;
  • остальная Метрополия («горная Армения») — страна традиционных форм хозяйствования, тяготеющая к незаконным формам производства;
  • Нагорный Карабах, практически самостоятельный, хотя и сохраняющий некоторые связи с Ереваном, уровень промышленного развития несколько выше, чем в «горной Армении»;
  • «старая диаспора» — занимающая высокое положение в ряде крупных европейских государств;
  • «новая диаспора» — «горцы», использующие остальной мир как источник «отхожего промысла», «телохранители или сообщники».

Хотя этот сценарий не особенно привлекателен, он не является и катастрофическим. Более того, в этом сценарии Армения с достоверностью переживает мировые политические и экономические катаклизмы эпохи фазового кризиса, а армянский народ сохраняет свою геокультурную уникальность — армянство.

Версия 1. «Горы и море»

Схема сценария:

На фоне продолжающихся партизанских действий в Ираке основные экономические индексы летом 2003 года продолжали падать. Мировая цена на нефть установилась на отметке свыше 30 долларов за баррель.

26 августа 2003 года: террористический акт (смертник) в Ла-Маншском тоннеле. Вспыхнувший пожар привел к значительным человеческим жертвам.

02 сентября 2003 года: террористический акт против британских оккупационных сил в Ираке.

09 сентября 2003 года: вотум недоверия правительству Тони Блэра в британском парламенте. Сформировано коалиционное правительство.

23 сентября 2003 года: в парламент Великобритании вносится законопроект «О безопасности страны», подготовленный влиятельной группой консерваторов.

03 октября 2003 года: заявление Гриспена «о неустойчивом росте американской экономики в третьем квартале текущего года».

06 октября 2003 года: индекс Доу-Джонса упал более, чем на 5%.

13 октября 2003 года: МВФ принимает решение о резком сокращении финансовой помощи зарубежным странам.

31 декабря 2003 года: Президент Республики Армения Кочерян в обращении к нации говорит о необходимости «опоры на собственные силы».

В течение января — марта 2004 года в Армении растут цены на бензин и электроэнергию, резко повышены ввозные пошлины.

В течение апреля — мая 2004 года — забастовки на ряде армянских предприятий, уличные митинги с требованием повысить пенсии и зарплаты.

В сентябре происходит плавное, но достаточно быстрое падение курса национальной армянской валюты — драмы.

Октябрь — декабрь 2004 года: массовый исход капитала из Армении, формирование «последней волны эмиграции».

Ноябрь 2004 года: поражение Дж.Буша на выборах в США. К власти пришел президент-республиканец под лозунгом «вернуть американцев в Америку».

Зима 2005 года: введение в обращение в Армении (параллельно с драмой) «золотой драмы» (реверс — гора Арарат, аверс — портреты В.Саркисяна и К.Демирчяна, погибших в ходе террористического акта в 1999 г.)

Весна 2005 года: массовые увольнения в Ереване и ряде других городов Армении.

Лето 2005 года: сообщение мировых агентств, согласно которым запасы нефти в каспийском море «переоценены». Осенью — стабилизация мировых цен на нефть на уровне 33 доллара за баррель.

Осень 2005 года: парламенту Армении представлена программа стабилизации положения, исходя из необходимости «опоры на собственные силы».

Осень 2006 года: принято решение о праве местных властей взимать местные налоги в натуральной форме.

2007 год. Крупный судебный процесс в Ереване, касающийся сбыта наркотических веществ.

2008 год — столкновения вокруг Нагорного Карабаха (малосущественные).

2010 год — первые публикации в европейских печатных органах статей об «армянской наркомафии».

Далее в этом сценарии крупных событий не предполагается.

6. Неоиндустриальная Армения в геополитически замкнутом мире. Описание сценариев

В эту группу входит семь сценариев, в большей или меньшей степени неблагоприятных для Армении. Во всех сценариях группы Армения сохраняет и даже в некоторой степени развивает промышленность. Надолго сохраняется и экономическое единство государства, хотя высшие элиты Нагорного Карабаха обнаруживают отчетливое стремление к провозглашению суверенитета. Возможность именно такого развития событий присутствует во всех сценариях группы и должна учитываться при принятии стратегических решений.

Данная группа сценариев характеризуется тем, что Армении не удается, несмотря на экономический подъем, занять сколько-нибудь существенные позиции на региональном и мировом рынке. Связано это как с развитием событий внутри Армении и Закавказского региона, так и с нарастанием противоречий в «большом мире», сопровождающихся его геополитической фрагментацией.

Как следствие, в Республике Армения и в Нагорном Карабахе нарастают кризисные явления. Растет политическая нестабильность, и этот процесс усугубляется (а, в значительной степени и провоцируется) аналогичными процессами в соседних государствах Пятиморья (прежде всего, Иране и Турции). В конечном счете, в одном или нескольких государствах региона происходит социальный взрыв, который в большинстве версий приводит к размонтированию неоиндустриальной экономики Армении и возвращению страны к сценарию «Горы и море», рассмотренному выше.

Версия 2: Исламская Турция

Сценарий является внешним по отношению к Армении, которая выступает здесь, как объект политической манипуляции. Рамочными ограничениями сценария являются сравнительно дешевая нефть (во всяком случае в период 2004 — 2008 гг.), слабая или самоустранившаяся от каких-либо действий в Закавказье Россия и сильные, но достаточно вменяемые Соединенные Штаты.

Эта сценарная версия выглядит опасной и достаточно вероятной. Во время Иракского кризиса весны 2003 года Турция сделала все возможные ошибки, испортив отношения одновременно с Ираком, Соединенными Штатами Америки и Германией. Столь непоследовательная и близорукая политика в значительной мере подорвала шансы страны на вступление в Европейский Союз. В то же время отсутствие последовательной политической линии свидетельствует о серьезных разногласиях в турецком правительстве и, опосредовано, о серьезных противоречиях в обществе.

Летом-осенью 2003 года ситуация усугубится. К концу года в Турции сложится два непримиримых общественных тренда: на дальнейшую модернизацию и вестернизацию страны и вступление в ЕС «на любых условиях» и на возврат к исламским ценностям и пантюркизму. Понятно, что одной из «линий разрыва» турецкого общества станет проблема геноцида 1915 года.

Конфликт в Турции будет нарастать в течение 2004 — 2005 годов и приведет к значительному социальному «перегреву». В этих условиях «западники» будут вынуждены поставить перед Объединенной Европой вопрос о немедленном вступлении Турции в ЕС. Эта просьба приведет к серьезному кризису Европейского Сообщества. Серьезность вопроса и невозможность принять устраивающее всех решение приведет ЕС к политике затяжек и проволочек; весьма вероятно, что в конце концов вопрос о приеме Турции в Сообщество будет поставлен в зависимость от признания Турцией геноцида армян.

В середине 2006 года правительство Турции сочтет себя обязанным сделать это признание, не взирая на связанные с ним внутренние проблемы. Это вынужденное решение не вызовет радости ни в Армении, ни в Европе. Вскоре после этого Совет Европы по предложению французской стороны примет решение об ограничении состава ЕС формальными географическими рамками европейского континента. Турции будет предложена «особая ассоциированная форма членства в ЕС».

Хотя это предложение и будет соответствовать экономическим интересам Турции (и, вероятно, сопровождаться крупным займом), оно вызовет давно подготовленный социальный взрыв. Попытки руководства страны подавить возмущение окажутся безуспешными, хотя армия по большей части сохранит верность правительству: попытки силой разогнать толпу будут сорваны действиями шахидов.

Провозглашение Исламской Республики Турция едва ли пройдет бескровно. В этих условиях США предпримет попытку восстановить демократию в Турции, опираясь на возможности НАТО. В ответ Исламская Республика объявит о выходе из этой организации и высылке американских дипломатов и военных советников из страны.

В течение последующих месяцев напряженность в регионе стремительно нарастает. Против суннитской Турции формируется союз шиитского Ирана и Армении, к Турции примыкает «новый демократический постсаддамовский Ирак» и Пакистан. В Азербайджане нарастает угроза «индуктивной» исламской революции, вследствие чего правительство вынуждено пойти на крайние меры и инициировать переход Нагорно-Карабахского конфликта в «горячую форму»…

Осенью 2006 года в регионе вспыхивает война. Интересно, что в условиях прогрессирующей дестабилизации США не решатся на полномасштабную интервенцию, вследствие чего конфликт с Турции перейдет в «тлеющую стадию» и растянется а несколько лет.

В данной сценарной версии Армения попадает в сферу влияния США и, вероятно, сможет замкнуть геоэкономический баланс за счет американской финансовой помощи. Это, однако, не является компенсацией за резкое возрастание региональной напряженности, разрушение местных рынков и перманентную угрозу войны со стороны Турции, а при определенных обстоятельствах — и Азербайджана. Не подлежит сомнению, что в сценарии «Исламская Турция» бюджет Республики Армения будет перераспределен сторону обеспечения потребностей армии, а политическая жизнь окажется в значительной степени милитаризованной.

Такое смещение равновесия приведет к усилению эмиграции и бегству капитала — то есть, спровоцирует процессы, которые в сценарии «Горы и море» привели к размонтированию индустриальной культуры и возврата к традиционным формам жизни. В данном случае, однако, на эти процессы будут наложены две петли отрицательной обратной связи: одна, связанная с необходимостью поддерживать боеспособность индустриальной армии, и вторая, обусловленная необходимостью и возможностью утилизировать американский финансовый ресурс. Тем самым, процесс деиндустриализации начнется позже и будет развиваться медленнее: к 2020 году он, по-видимому, еще не дойдет до конца.

Некоторое равновесие продержится в данной сценарной версии около 10 лет. К концу 2020-х годов появятся признаки «ухода» США из Центральной Азии и Закавказья, вследствие крайне низкой связности этих территорий с американской метрополией и нарастанию экономических и политических проблем в самих Штатах. Здесь сценарная версия разветвляется на три возможные развилки, разница между которыми для Республики Армения малосущественна:

  • В Закавказье проникает китайский капитал и соответствующее китайское политическое влияние;
  • На смену США в район Закавказья возвращается Россия;
  • Район не привлекает серьезного внимания «больших игроков», занятых своими проблемами, и вынужден обходиться собственными силами.

Во всех трех вариантах Армения остается сильнейшей в военном отношении страной региона и вынуждена расходовать ресурсы на поддержание в нем некоторой стабильности. Во всех трех вариантах остается перманентная угроза армяно-турецкой войны, и эта война имеет все шансы стать реальностью около 2025 года.

Версия 3. Католическая Армения

Данная схема развития событий на первый, да и на второй взгляд выглядит совершенно неправдоподобной, более того, прямо противоречащей традициям армянского народа. Между тем, она вполне вероятна и имеет значительные шансы претвориться в текущую Реальность.

В этой версии Россия остается политически и экономически слабой державой[1], ее влияние в Закавказье падает ниже современного уровня. Кризис страны сопровождается кризисом православия, которое де факто утрачивает           статус господствующей религии. Влияние интегристского крыла ислама становится определяющим не только в Южном, но и в Поволжском федеральном округе, в центральных областях России и на Урале возникают мусульманские анклавы.

Однако достаточно сложным оказывается и положение Соединенных Штатов, где грязная и не вполне успешная Иракская война спровоцировала политический кризис и усугубила экономический спад. В этих условиях Дж. Буш не избран на второй срок, а пришедший ему на смену президент-демократ последовательно проводит в жизнь лозунг: «Америка для американцев».

Пользуясь резким ослаблением давления великих держав на регион, Э.Шеварнадзе попытается решить свои внутренние проблемы войной против абхазского государства. Война эта, однако, сложится для Грузии крайне неудачно, причем Э.Шеварнадзе, вероятно, будет убит. Абхазские войска оккупируют большую часть Грузии, в которой борьба кланов за власть приобретет облик настоящей гражданской войны.

Падение цены на нефть (в основном, вследствие «постиндустриального» снижения ее потребления в Германии и Японии, и экономического кризиса в США) обесценивает значение нефтепровода Баку — Джейхан, и около 2006 года все работы по этому проекту замораживаются (хотя нефтепровод фактически готов). В этой связи дестабилизируется обстановка в Азербайджане, что провоцирует обострение проблемы Нагорного Карабаха.

Азербайджан, Абхазия, Турция, Ирак (постсаддамовский), Пакистан оказывают давление на Армению, причем позднее с их позиций солидаризируется и шиитский Иран.

Кризис российского православия, организованное наступление ислама в Поволжье, Закавказье, на Балканах и во Франции вызывает сильнейшую озабоченность Папского престола. В сложившихся условиях Ватикан использует имеющиеся в его распоряжении рычаги влияния на ЕС, чтобы, во всяком случае, оставить за пределом этого блока Турцию. Одновременно принимаются меры, призванные оградить христианские интересы на Балканах и в Закавказье.

Не позднее 2010 года Республика Армения получает «предложение, от которого она не может отказаться». Речь идет о тесном союзе между Армянской церковью и Римом, по сути — о переходе Армении в католичество. Учитывая крайне тяжелое экономическое, политическое и военное положение страны, ее положение христианского анклава в мусульманском «океане», отсутствие реального содействия со стороны России и, главное, отсутствие принципиальных догматических расхождений церквей Католикос всех армян принимает план объединения церквей.

Это не вызывает серьезных социальных потрясений в Республике Армения, но приводит к практическому разрыву Еревана с армянской диаспорой. В среднесрочной перспективе это приводит к уменьшению эмиграции из метрополии.

Католическая Армения получает значительную финансовую помощь из Ватикана, а также военную и экономическую поддержку ЕС. В ответ Азербайджан получает крупный займ в Саудовской Аравии, который он использует для закупки военной техники[2].

В 2013 году Армения получает статус ассоциированного члена ЕС[3]. В 2015 году происходит торжественный роспуск военной организации НАТО. Причиной тому —самоустранение США, нарастание противоречий внутри группировки, а также между «старыми» и «новыми» ее членами, отсутствие внятного противника экономическая неэффективность бюрократической организации НАТО, наконец, общий тренд на ликвидацию пережитков «холодной войны». В этих условиях в 2017 — 2018 гг. формируется Исламский Социалистический Военный Союз в составе Саудовской Аравии, Турции, Азербайджана, Ирака и Абхазии, носящий явную антиармянскую направленность.

Возникшая катастрофическая военная обстановка вынуждает Армению, имеющую к этому времени прекрасно оснащенную современную армию перейти в наступление. В день подписания договора об Исламском Военном Союзе (сценирование дает 20 марта 2018 года, пятнадцатую годовщину начала Иракской войны) Республика Армения без объявления войны нападает на Азербайджан. Война носит молниеносный характер: уже 22 марта десантные части захватывают Баку, 24 марта начинается всеобщее восстание в Грузии, сопровождаемое кровавыми столкновениями между абхазскими гарнизонами и грузинскими повстанцами, поддерживаемыми армянскими офицерами.

Достаточно неожиданно для мирового сообщества Россия проявляет политическую волю и вводит миротворческие войска в Абхазию и Грузию. 28 — 30 марта происходит сражение на турецкой границе, где армянские войска прикрытия, используя сложную горную местность и превосходство в качестве вооружения, останавливают турецкое наступление. 30 марта стороны переходят к обороне. В историю эта война войдет как «десятидневная».

В последующие годы в регионе сохраняется военно-политико-конфессиональное противостояние, что обуславливает зависимость Армении от военных поставок и займов ЕС (прямых или через финансовые структуры Ватикана). При этом экономика страны приходит в упадок, Армения превращается в очередную «Верхнюю Вольту с ракетами». Поскольку в таком сценарии связи метрополии и диаспоры полностью разорваны, общий ход развития событий складывается для Армении весьма неблагоприятно. По сути, речь идет о сильно ухудшенной версии сценария «Горы и море».

Версия 4. «Закавказская война»

По сравнению с предыдущей версией сценарий менее оригинален. В нем не действует в качестве субъекта сценирования Папский престол и не происходит смена идентичностей Армении. В регионе сохраняется влияние России — в средне— и долгосрочном масштабе. В краткосрочном (единицы лет) масштабе руководящую роль в регионе продолжают играть США, хотя вследствие экономических неурядиц их влияние постепенно падает.

Цены на нефть сохраняются на высоком уровне, что провоцирует самый пристальный «присмотр» великих держав за районом Пятиморья.

В данном сценарии военный кризис развертывается быстрее и в менее выгодной для армян «редакции».

Летом 2006 года происходит серия диверсий на нефтепроводе Баку-Джейхан, а также на нефтепромыслах Баку. Многие диверсии сопровождаются значительными человеческими жертвами, в том числе — среди иностранных подданных. Соединенные Штаты Америки вводят на территорию Грузии войска для охраны нефтепровода. Тем не менее, эскалация напряженности продолжается. Весной 2007 года в Закавказье вспыхивает партизанская война против «оккупантов», поддержанная хуссейнитами в Ираке (где, собственно, эта война и не прекращалась).

Во второй половине 2008 года Соединенные Штаты начинают осуществлять план «исламизации» войны (по аналогии с «вьетнамизацией»). Речь идет о постепенной замене американских солдат в регионе местными войсками, обученными и экипированными американцами. В августе 2008 года Турция под давлением США признает факт геноцида 1915 года. В сентябре того же года страны устанавливают дипломатические отношения.

2 ноября 2008 года, перед выборами в США в Джейхане происходит крупный теракт, в ходе которого погибают свыше десяти американских военнослужащих и членов их семей.

1 января 2009 года новый Президент США приступает к поэтапному выводу американских войск из Грузии, Азербайджана, Ирака.

1 марта 2009 года происходит покушение на Президента Грузии (в реальном сценировании им все еще оставался Э.Шеварнадзе, хотя на практике это маловероятно хотя бы из возрастных соображений). Этот акт приводит к вспышке межклановых столкновений, в которые немедленно вмешиваются Абхазия и Армения.

В течение 2009 года Грузия медленно распадается, причем большую часть ее территории переходит под контроль абхазских боевиков.

31 декабря 2009 года. оформляется прорусский Закавказский блок: Россия, Армения, Абхазия, Аджария, Грузия[4].

Зимой-весной 2010 года обстановка в регионе остается неясной, причем в Азербайджане, экономика которого ориентирована на нефтедоллары, все более отчетливо фиксируется кризис системы хозяйствования. Оказавшись перед неразрешимыми внутриполитическими проблемами, Азербайджан пытается решить их путем «маленькой победоносной войны».

03.06.2010 Азербайджан предъявляет Армении ультиматум, требуя немедленного возврата Нагорного Карабаха и выплаты компенсаций за убытки, вызванные диверсиями на нефтепроводе Баку-Джейхан.

04.06.2010 Представитель США при ООН требует «немедленно положить конец незаконной оккупации азербайджанской территории». 07.06.2010 России удается созвать международную конференцию для обсуждения Карабахского вопроса.

Поскольку конфронтация с США становится «эвентуальной реальностью», России приходится уступить и передать Азербайджану Нагорный Карабах в обмен на гарантии неприкосновенности граждан и территориальные компенсации.

В Армении принятие этого решения происходит очень нелегко. Тем не менее, выхода не предвидится, и 11.06.2010 заключается договор «О мире в Закавказье».

12.06.2010 Нагорный Карабах объявляет о своей независимости».

13.06.2010    Азербайджанские войска вступили в Нагорный Карабах.

13.06.2010 Оформлен армяно-грузинский военный союз.

Ночь на 14.06.2010. Армянские войска вступили в Нагорный Карабах. В тот же день Турция заявила о своем нейтралитете в армяно-азербайджанской войне.

Эта война примет институциональный характер и продлится почти поколение. Практически, именно она станет постиндустриальной катастрофой для Закавказского региона.

В течение 2010 — 2020 годов в условиях войны и блокады происходит постепенная деградация промышленности Армении (равным образом, Азербайджана и Грузии) и переход к сценарию «Горы и море».

Одна из самых неблагоприятных версий развития событий.

Версия 5. «Яблоко раздора»

Вариант предыдущий версии, однако, носящий не внутренний, а внешний характер. Основывается на дополнительном сценарном предположении, согласно которому в горах Армении геологи обнаруживают промышленные запасы урана.

В этой версии Армения, которая сейчас слишком бедна ресурсами, чтобы обратить на себя чье-либо внимание, обретает статус ценной и дорогой «добычи». Связанность политики страны проблемами геноцида 1915 года и Карабаха означает, что найти повод для вмешательства будет достаточно просто. Армения оказывается полем борьбы великих держав — Китая и Соединенных Штатов Америки, и, одновременно, зоной экономических интересов хищников поменьше — Ирана и Турции.

Естественное в подобной ситуации желание элит быстро перейти на сторону сильнейшего будет очень трудно осуществить, ввиду явного преимущества США с одной стороны, и явного тренда утраты этой страной позиций на евроазиатском континенте — с другой. Следует также учесть, что инфраструктурная недостаточность Армении делает ее весьма неудобным полем деятельности именно для США, в то время как Китай, Иран, Турция будут испытывать не столь серьезные проблемы.

В этой версии сценария армянским элитам придется строить очень точное управление балансами — и обогащаться. Сценарий критичен по параметру «управленческая культура армянского государства». Если управление балансами удается осуществить, Армения не только избежит войны и оккупации, но и выйдет к 2020 — 2025 году на очень высокий жизненный уровень и «постиндустриальные» сценарные ветви. В противном случае речь пойдет о длительной войне, сопряженной с оккупацией, и возвращении на рельсы предыдущего сценария, хотя, конечно, в версии «Яблоко раздора» события будут разворачиваться медленнее и сопровождаться значительно меньшими жертвами. Около 2025 года Армения выйдет на сценарий «Горы и море» в достаточно благоприятной редакции (элиты в значительной мере ассоциированы с мировыми и достаточно богаты, индустриальный район больше, чем в основной версии «традиционного» сценария, ни о каком производстве наркотиков нет и речи и т.п.)

Версия 6. «Независимый Курдистан»

В этой версии Соединенные Штаты все-таки делают крупную геополитическую ошибку, от которой Дж.Буша младшего предостерегают собственные партнеры по НАТО, и прилагают усилия к тому, чтобы после Иракской войны создать на севере Ирака независимое курдское государство. Обоснование этого проекта лежит в русле характерной риторики республиканской партии: политкорректность, право наций на самоопределение.

Курдистан немедленно дестабилизирует обстановку в регионе, во-первых, став центром притяжения для всех остальных курдских общин — Иранской, Турецкой, Азербайджанской, и, во-вторых, превратившись в основной источник терроризма в Пятиморье. Попытка Турции силовыми методами решить у себя «курдскую проблему» приведет к резкому конфликту между Турцией и США и, весьма вероятно, к выходу Турции из НАТО с последующей исламизацией страны — быстрой, хотя и не столь катастрофической, как в сценарии «Исламская Турция».

В некотором смысле сценарий позитивен, поскольку у всего региона появляется общий враг — Курдское государство.

Активизируется террористическая деятельность (в частности, на нефтеперерабатывающий предприятиях Ирана и нефтепроводе Баку — Джейхан). Постепенно США теряют интерес к поддержанию стабильности в регионе ценой жизни американских солдат, и после смены администрации в 2008 году отказываются от прямой военной поддержки Курдского государства.

Турция и Иран немедленно оккупируют Курдистан, причем в ходе такой оккупации происходят столкновения между иранскими и турецкими войсками. Иран вступает в союз с Россией, к этому союзу присоединяется Армения, а после ухода Э.Шеварнадзе, вероятно, и Грузия. В свою очередь Турция вступает в соглашение с Азербйджаном и, в некоторых версиях, с Пакистаном.

В течение следующего десятилетия регион балансирует на грани большой войны, которая, однако, не происходит, поскольку излишняя пассионарность может быть «сброшена» в оккупированный, но остающимся независимым Курдистан, и, кроме того, ни одной из сторон не выгодно начинать войну.

К 2020 — 2025 годам Россия, разобравшись с рядом собственных проблем, переходит к активным дипломатическим действиям в регионе, в результате чего эпоха проходит под знаком «разрядки». Поскольку в условиях непрерывной подготовки к войне все страны Пятиморья сохранили высокий индустриальный потенциал, разрядка приведет к возрождению регионального рынка. В результате сценарий около 2025 года сливается в версией «Переднеазиатское транспортное кольцо», весьма благоприятной для Армении.

Тем не менее, подобный ход событий содержит в себе столько рисков и чреват столь значительными жертвами, что его можно рассматривать лишь как относительно позитивный.

Версия 7. Мир без Израиля

Довольно экзотическая «внешняя» неоиндустриальная версия, в рамках которой американо-иракская война расширяется и, впоследствии, захватывает в свою орбиту не только Иран и Сирию, но и Саудовскую Аравию.

Цена на нефть резко падает, США сохраняют свой статус как в масштабе мира, так и в масштабе региона, причем их зависимость от импорта нефти падает. Прогнозируемый в подобной ситуации кризис ОПЕК приводит к дальнейшему удешевлению нефти, что делает ряд российских месторождений (а, равным образом, пресловутую во многих сценарных версиях магистраль Баку-Джейхан) нерентабельными. Ослабление нефтяной зависимости приводит к тому, что США и ЕС теряют необходимость в безусловной поддержке Израиля, признаки чего наблюдаются с 2001 года. В совокупности с внутренним кризисом, как экономическим, так и социально-психологическим, это приводит к модификации Израильского государства в Израильско-Палестинское и последующей «ликвидации режима апартеида» по схеме «перестройки в ЮАР». Начинается новый Великий Исход.

В рамках этого сценария возможно взаимодействие между армянской и «новой еврейской» диаспорами, что, несомненно, позитивно для Армении. Более серьезен, однако, негативный тренд резкого усиления влияния ислама в зоне «пятиморья». На практике Армения оказывается последним форпостом европейской цивилизации в регионе и попадает в положение Израиля: на нее оказывают давление все государства-соседи, используя в качестве «зацепки» проблему НКР. Практически, около 2010 года сценарий во всех своих практических выводах сольется с версией «Католическая Армения» (хотя, как раз объединения церквей не произойдет).

Версия 8. «Жандарм Закавказья»

Проектная внутренняя версия, наиболее благоприятная для Армении в этой группе сценариев и создающая возможность перехода около 2020 к благоприятным сценарным ветвям типа «Переднеазиатское транспортное кольцо».

В этой версии Армения развивает и усиливает армию, создает штабной колледж для подготовки офицеров стран закавказского региона и через выпускников этого колледжа проводит свое влияние в регионе.

Сценарий базируется на том обстоятельстве, что кавказские и закавказские народы нуждаются в стабильности и порядке (причем, понимают это), но не в состоянии взять этот порядок извне, «у чужих». С точки зрения кавказского менталитета даже Россия «чужая», в значительно большей степени это касается США. Между тем, Армения «своя» и имеет в регионе огромный авторитет после победы в Карабахской войне. Необходимо иметь в виду, что чеченские «полевые командиры» вынуждены были покинуть район Карабаха, отказавшись от борьбы с армянами.

В этом сценарии на Кавказе и в Закавказье поддерживается мир, США медленно вытесняются из региона, а Армения приобретает неофициальный статус «уполномоченного России на Кавказе», что подразумевает все формы военной и экономической помощи.

Сценарий, как уже отмечалось, проектный, причем на разработку проекта в его экономической и политической частях потребуется не менее трех лет (2003 — 2006 гг.), что означает высокий риск отстать от реальных процессов и «свалиться» в один из негативных сценариев типа «Исламской Турции».

В остальном эта версия бедна событиями, что для народов Армении и прочих стран региона несомненное благо.

7. Неоиндустриальная Армения в открытом (индустриальном или когнитивном) мире. Описание сценариев

В этой группе сценариев процессы глобализации продолжают развиваться, что приводит к модели мира, основанной на геоэкономичеких балансах и глобальных рынках, а не на геополитической «безопасности» и регулируемых рынках с тенденцией к автаркии.

Мир и Закавказский регион избегают большой войны, транспортное и информационное сопротивление мира падает, что благоприятно для Армении, поскольку способствует «продаже уникальности» (как бренда) и самоопределению страны в мировой системе разделения труда.

Понятно, что данная сценарная группа позитивна. В ней, однако, выделяется одна резко негативная версия, которая не слишком вероятна, но должна быть озвучена, поскольку носит «внешний» характер и является риском для всей группы сценариев.

Версия 9. «Демократическая трагедия»

В данной ветке ключевыми оказываются следующие президентские выборы (зима 2007 года). Победу вновь одерживает «партия власти» в лице Кочеряна или его преемника, однако, разрыв голосов между победителями и оппозицией не слишком велик (от 5 до 10 процентов).

В этих условиях неизбежно возникает вопрос о законности выборной процедуры, даже если сам кандидат (Саркисян или его преемник), понимая опасность подобных действий для страны, не поднимает проблемы неизбежных в ходе любой предвыборной кампании нарушений закона.

Тем не менее, нужные слова произнесены будут, что даст возможность великим державам и, прежде всего, США вмешаться во внутренние дела Армении «в целях восстановления демократии в стране».

Это с очевидностью вызовет самую негативную реакцию внутри самой Армении, но элита диаспоры, вероятно, окажется расколотой.

Дальнейший ход событий прогнозировать трудно, поскольку события приобретут хаотический характер. Очевидно, во всяком случае, что помощь Армении из-за рубежа резко сократится. Это приведет к обострению целого ряда проблем — от демографической, до карабахской. В условиях сильнейшего внешнего давления со стороны США возможности для маневрирования у политической элиты страны практически не будет. В этой версии Армения — посредством прямой оккупации или же политического и экономического давления — будет «втянута» в процессы глобализации в максимально невыгодной для себя «редакции».

Ни к чему совсем уж катастрофическому сценарий не ведет, но в нем отчетливо возникает в период 2010 — 2020 гг. острый кризис поколений, что нехарактерно для страны и ее культуры и чревато утратой уникальности. После 2020 года ветвь возвращается в основное русло данной группы сценариев — но с армянским общетвом, расслоенным по политическому и возрастному признакам.

Версия 10. «Армянский мир 1»

Основная версия этой группы сценариев, может быть, не самая оптимальная для территории республики Армения, но, несомненно, благоприятная для армянского народа. Версия внутренняя, проектная.

В этой версии задано интересное «слабое геокультурное взаимодействие» между российским проектом «Русский Мир» и армянским проектным пространством. Весьма вероятно, что физически такое взаимодействие будет простроено элитами через методологическое сообщество. Здесь необходимо иметь в виду, что высшие круги армянского общества представляют собой прослойку, во-первых, спаянную, и, во-вторых, достаточно тонкую. Это означает, что инсталляция передовых методологических форм организации мышления, информационного обмена, деятельностной кооперации в этот слой произойдет при сохранении контакта с сообществом очень быстро (в течение единиц лет).

Возможно, стороны институализируют этот контакт через создание Методологического Колледжа. Заметим, что в таком сценарии повторяются некоторые существенные черты версии «Жандарм Закавказья» (создание структуры влияния через обучающую «машинку»), но, во-первых, армянские элиты оказываются на пером этапе объектом, а не субъектом базового процесса, а во-вторых, само обучение касается совершенно других вещей и происходит на более высоком уровне. Тем не менее, организационное сходство сценариев заставляет прийти к выводу, что они связаны, представляя собой взаимные риски.

Так или иначе, в течение 2003 — 2007 годов вырабатывается новая повестка дня для Республики Армении, и эта повестка формулируется как «Единый разделенный народ». Речь идет о решении накопленных взаимных психологических проблем и выстраивании контуров, а затем и механизмов политического, экономического и культурного сотрудничества метрополии и диаспоры.

В течение 2008 — 2015 годов создается единая сетевая экономическая (прежде всего, торговая) структура, включающая метрополию как источник людей и эталон армянской уникальности и диаспору, как проводник этой уникальности в иные элиты. Практически, речь идет о воссоздании структуры взаимоотношений, подобной существовавшей в советское время, когда армяне входили в культурную, научную, военную элиты Империи, с той существенной разницей, что вместо одной Империи предметом освоения оказываются все мировые государства с достаточно развитой армянской диаспорой (Россия, Франция, США и пр.).

В этой версии Метрополия (Республика Армения) обменивает человеческий капитал на ренту развития, выступая в функции торговца определенными гуманитарными эталонами, построенными на армянской уникальности.

Будучи проектным, этот позитивный сценарий содержит мало событий.

8. Когнитивная Армения. Описание сценариев

Эта группа сценариев отличается тем, что в ней Армения (имеется в виду единое полагание метрополии и диаспоры) участвует в одном из мировых когнитивных проектов (скорее всего, российском), что подразумевает переход не только элит, но и народа к более организованному мышлению. (Одной из формул «когнитивного мира» является «дисциплина мысли и слова вместо дисциплины поступка»). С этой точки зрения «когнитивная группа» сценариев «Маленькая Армения в большом мире» сливается со сценариями «Образование в Республике Армении: Пути и приоритеты».

Сказанное, разумеется, не означает, что сценарии этой группы бескризисны и благоприятны в любом случае.

Версия 11. Армения в неопределившемся мире: война континентов

Практически, эта версия носит политический характер, хотя речь идет не столько о политике стран, сколько о политике континентов. Неуклюжие действия американской дипломатии во время иракской войны весны 2003 года вызвали озабоченность не только в России, но и в Европе (прежде всего, в Германии). Эта ситуация привела к инициации проекта евроазиатского союза, ядром которого оказывается российско-германское соглашение. Практически речь идет о противопоставлении «европейских» когнитивных проектов (германского и русского) американскому.

Понятно, что для Армении такая версия носит чисто внешний характер: по всем соображениям (языковым, транспортно-инфраструктурным, культурным, историческим) она втягивается в орбиту российского проекта и создающегося евроазиатского военно-политического союза.

Для России и Германии важнейшей задачей станет привлечение на свою сторону Японии и японского когнитивного проекта «Компьютер пятого поколения». Весьма важную роль будет играть и простраивание системы отношений с исламским миром (прежде всего, по линии транспортного коридора «Север» — «Юг»). В этих условиях Германия и Россия будут заинтересованы в поддержании стабильности в Закавказье и в регулировке баланса между христианской Арменией и исламским Азербайджаном. Чтобы как-то обезопасить себя от собственных союзников, Армении придется пойти на сближение с Ираном.

Во всех остальных отношениях сценарий сливается с веткой «Армянский Мир 1», с той существенной разницей, что метрополия экспортирует не индустриальную, а когнитивную элиту (правда, преимущественно, в Россию и Францию).

Версия для Армении внешняя, для России и Германии — проектная, причем проекты носят конкурентный характер. Мало вероятно, однако, чтобы Армения могла воспользоваться этой конкурентностью в своих интересах.

Версия 12. Армения в открытом индустриальном мире: «Плиты и мосты» (Переднеазиатское транспортное кольцо)

В этой версии Армения, присоединившись к русскому когнитивному проекту, реализует преимущества, которые когнитивные политические технологии в мире, сохранившем индустриальные стандарты отношений.

В этой версии Армения, по сути, создает «под себя» региональный рынок Пятиморья, выстраивая для этой цели локальную штабную экономику. В целях обеспечения устойчивости этого рынка инсталлируется единая идентичность Пятиморья, разделенного этно-конфессиональными, культурными, историческими противоречиями, и создается транспортное кольцо, как средство фиксации этой идентичности.

Сценарий внутренний, поскольку зависит от Армении и только от нее. Сценарий проектный, причем включает себя целую группу проектов («Штабной колледж», «Методологическая школа элит», «Сверхобразование», собственно «Переднеазиатское кольцо» и ряд других). Сценарий комплементарен с российским проектом «Южный транспортный коридор», в настоящее время осуществляющимся.

Надо заметить, что сценарий также и институционален, поскольку предполагает целой группы институтов. Речь идет как о штабных структурах с встроенной «рамкой развития», характерных для всех когнитивных проектов вообще, так и о специфических образованиях. Одним из таких образований, необходимых для выстраивания «штабной экономики в специфических условиях неустойчивого Пятиморья является воссоздание некогда легендарной армянской агентурной внешней разведки — в качестве экономической информационной структуры, основы штабной экономики (проект «Информационное бюро»).

Стартовой точкой проекта является инсталляция инспирированной армянскими диаспральными элитами формулы: инфраструктура принадлежит региону, а не стране. В рамках этой логики происходит — под патронажем великих держав — оформление переднеазиатского инфраструктурного союза, включающего Армению, Иран, Ирак, Турцию[5]. Такая структура создается к 2010 году, в ходе ее инсталляция Турция вступает в ЕС и формально признает свою ответственность за геноцид[6].

В течение последующего десятилетия происходит, собственно, строительство кольца и оформление регионального рынка. С осуществлением этой задачи повестка дня сегодняшней Армении — поиск своего места в открытом геоэкономическом мире может считаться выполненной, для прогнозирования следующей группы задач нет сегодня необходимой информации.

Версия 13. Армения в когнитивном мире: «Армянский Мир 2»

Сценарий приведен лишь для полноты. Представляет собой вариант сценария «Армянский Мир 1» для случая наличия внешних когнитивных структур в Европе. В период 2003 — 2020 год крайне мало вероятен, хотя должен рассматриваться в качестве долговременного тренда целой группы сценариев («Плиты и мосты», «Война континентов», «Армянский мир»).

9. Гипотеза о Базовом сценарии

Понятно, что в отсутствие внятных требований со стороны Заказчика принять один из сценариев за базовый не представляется возможным. Представляется, однако, что сценарий «Армянский мир 1» носит наиболее интеграционный характер. При быстром геополитичеком замыкании мира он может быть преобразован в единственный более или менее позитивный закрытый неоиндустриальный проект («Жандарм Закавказья»). При благоприятном когнитивном развитии позволяет реализовать проекты сценария «Плиты и мосты».

В этой связи можно предположить, что именно геоэкономически открытый неоиндустриальный сценарий «Армянский мир 1» необходимо прорабатывать как базовый, тщательно вырисовывая не только его «критические точки» и сценарные риски, но и проектную составляющую, имея в виду перспективный переход на сценарную ветку «Плиты и мосты».

Необходимо иметь в виду особое значение сценария «Горы и море», который возникает как результат негативного, а иногда и положительного развития целого ряда сценариев. По всей видимости, именно эта сценарная ветка обладает наибольшей вероятностью реализации, и должна рассматриваться как «тень» любой армянской проектности, риск любого сценирования за Армению.


[1] В рамках процедуры сценирования естественно связать тренд на ослабление России с неблагоприятным для современной администрации исходом сначала Думских 2003 года, а затем Президентских, 2004 год выборов. Само собой разумеется, что этот неуспех служит в большей степени индикатором, нежели причиной нарастания негативных явлений в экономике. На роль действительной причины претендует, скорее, неудачное развитие реформы естественных монополий. В наиболее опасной версии синхронизированы кризис жилищно-коммунального хозяйства, спровоцированный реформой энергетики, и кризис дешевой рабочей силы, вызванный претворением в жизнь крайне неудачного пакета законов, описывающих статус иностранных граждан в России.

[2] В данной версии в мире наблюдается некоторый избыток военной техники вследствие сокращения количества американских военных баз в Европе и Азии.

[3] Конечно, «ассоциированный член» — простое обозначение для статуса, название которого будет придумано через 10 лет. По смыслу речь идет о статусе «друга и союзника Римского народа».

[4] Округ Тбилиси. В этом сценарии Грузия- скорее «географическое понятие», нежели реальное государство с реальной политикой.

[5] «…коммуникационные сети должны решать две задачи, на первый взгляд, взаимоисключающие. Во-первых, для государства, империи, геоэкономической общности  транспортные «коридоры» суть механизмы, обеспечивающие экономическое и культурное единство некой территории и сохранение ее господствующих идентичностей. Во-вторых, для суперконтинента, насчитывающего несколько цивилизаций/культур/этносов,  коммуникации представляют собой обобщенную систему обмена (сырьем, технологиями, смыслами…). Заметим в скобках, что «коридоры» представляют собой также «вектора движения» этно-культурных плит, обуславливающие политическую историю.

Двум задачам соответствуют две различные формы  коммуникационных сетей.

Для сохранения организующих структур, «размываемых» «транспортной теоремой»: регион сохраняет единство до тех пор, пока связывающая его инфраструктура развивается быстрее, нежели области региона, — наиболее адекватными являются замкнутые кольцевые структуры, прорезанные сравнительно короткими радиальными ветвями («колесо и спицы»). «Идеальная» геоэкономическая карта Евразии насчитывает  пять транспортных колец, и представляется достойным удивления (и сожаления) то обстоятельство, что лишь одно из них сейчас как-то функционирует». (Из статьи С.Переслегина и С.Боровикова «Плиты и мосты»).

[6] Это имеет не только позитивное содержание. Так, уменьшается связность между Республикой Армения и «старой диаспорой», в перспективе начинается расслоение диаспоры, что повышает информационное сопротивление каналов, по которым происходит инсталляция армянских смыслов в мировые элиты.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2018 Русский архипелаг. Все права защищены.