Геокультурное наступление

У России, точнее, у ее интеллектуальной элиты — неважно, правой или левой, либеральной или консервативной — появился шанс осуществить геокультурное наступление на миропорядок. Будет ли оно успешным, да и будет ли оно вообще — покажет время. Но сейчас самое главное отбросить в качестве негодных моделей поведения (и интеллектуального поведения, в частности) нытье и бесстыдное и беззастенчивое приспособление к "реалиям жизни"

"Русский Архипелаг" возвращается к теме цивилизационной политики в ситуации, когда весь мир находится в ожидании военной акции США против режима Саддама Хуссейна. Акции, которая окончательно похоронит постялтинский мировой порядок, не создав взамен никакого иного. Акции, которая поставит крест на глобальном лидерстве Соединенных Штатов Америки.

Американцы оказались нацией, фатально неспособной к предназначенной им историей имперской роли. США остались единственной сверхдержавой после краха Советского Союза в 1991 г., будучи абсолютно не готовыми к миссии поддержания и тем более преобразования миропорядка. Действительно, на протяжении нескольких столетий своей истории американцы размышляли в основном о самих себе, о том, какой следует быть их стране — сильной или справедливой, доброй или могущественной. Но американцы поразительно мало думали о мире, о том, каким следует быть ему. Когда США остались один на один с миром, они предпочли действовать испытанными методами колониальной политики — подкупом и угрозой. В эпоху Клинтона процветал первый подход, в эпоху Буша торжествует второй. Однако за XX век мир слишком изменился — он ведь всерьез поверил в правоту двух идей — тех самых, с которыми когда-то Америка вступила в европейскую историю — свободы и справедливости . И теперь мир уже не готов так просто, за здорово живешь, отказаться от этих идей, даже находясь в ситуации выбора между двумя альтернативами — глобальной диктатуры "одинокой сверхдержавы" или глобального хаоса, вызванного ее надломом и крахом.

Провозгласив еще в 1991 г. неизбежность "нового мирового порядка", США не выдвинули ни одной приемлемой для миллионов людей идеи, которая позволила бы принять реалии униполярного мира, не изменяя при этом двум вышеназванным ценностям. Более того, своими действиями США умудрились поколебать веру в единственный худо-бедно работающий проект глобальной политической организации, созданный в немалой степени и при их активном содействии. Речь идет, разумеется, об Организации Объединенных Наций. Если США выступят против Ирака без соответствующего мандата ООН, это будет означать только конец глобализма не как суммы абстрактных идей с неопределенным теоретическим содержанием, а как конкретного политического проекта мирового единства, реализовать который когда-то позволили итоги второй мировой войны. Вместо, пускай трижды скомпрометированного, лицемерного, но все-таки обладающего остатками легитимности миропорядка, мы столкнемся с  эфемерной, но оттого не менее отвратительной и жесткой гегемонией  "одинокой сверхдержавы", желающей любыми способами сохранить на прежнем высоком уровне  год от года убывающие экономическое благополучие и безопасность. Эта держава, конечно, еще будет вызывать всеобщий страх, но не всеобщее уважение.

Американцев это, похоже, не очень страшит. Их вообще не очень задевает нынешнее отношение к ним всего человечества или, точнее, они искренне не знают, зачем им нужен этот мир, особенно та его часть, которая не богата природными ресурсами. Лучшие из американцев до сих пор считают себя "островом свободы" посреди океана насилия и зла.  Не знаю, в какой мере это мировосприятие было характерно для прошлой американской администрации, но, уверен, что нынешней он присущ в полной мере. Что вообще можно ожидать от президента, который до своей инаугурации всего три раза был за границей, причем два из них в соседней Мексике?

Итак, подлинный смысл развертывающихся на наших глазах событий — это геокультурное отступление государства-лидера. Сомневаюсь, что временное. Очевидно, что любое геокультурное проектирование в настоящее время будет происходить на основе антиамериканизма, чему убедительным подтверждением служит эволюция антиглобализма от умеренного американского реформизма Сиэтла до агрессивного еврорадикализма Генуи. Что в этой ситуации делать России? Прежде всего, ей не следует с безучастием следить за последствиями геокультурного самоубийства государства-лидера.  Миропорядок, который возникнет на месте нынешнего, если он будет создан без России, неизбежно окажется хуже предыдущего — того, чей развал мы теперь наблюдаем. Поэтому российской интеллектуальной элите стоит оставить совершенно бессмысленные, совершенно беспочвенные в нынешней ситуации вопросы  — о вхождении в Европу, в мировую цивилизацию, за один стол "с богатыми и сильными" — и ответить себе, каким нам видится тот мир, к которому мы хотели бы присоединиться, каким может быть политическое устройство миропорядка, которое мы были бы готовы принять. Конечно, бывают времена, когда размышления на эти темы оставались вполне бессмысленными, когда заранее было бы ясно, что реальность такова какова она есть и ее не изменить. Но сейчас наступает иное время — время перелома, время изменения status quo. В это время абсурдно верить в факты, абсурдно надеяться на то, что все останется на своих местах.

 В поисках ответов на эти вопросы могут двигаться вместе русские консерваторы и русские либералы (я вообще не очень понимаю основательность этого разделения, ибо полагаю, что свобода исчезает из настоящего мира и что ее следует всеми возможными способами уберечь, сохранить). РА предоставляет место для высказывания своего мнения как тем, так и другим. О возможной цивилизационной роли России в политической истории XXI в. писал в одной статей, помещенной на нашем сайте, убежденный консерватор, геополитик, историк русской политической мысли Станислав Хатунцев. На ту же тему размышляет в своих статьях и непоколебимый либерал, политический философ Вячеслав Вольнов. Оба они сходятся на том, что политическая трансформация миропорядка — а она неизбежна — должна учитывать цивилизационные различия между народами. Именно объединение народов в цивилизационные союзы и выстраивание нормальных отношений между ними могут предотвратить сползание мира к состоянию войны всех против всех в погоне за ресурсами и местом "за столом богатых и сильных".

Итак, у России, точнее, у ее интеллектуальной элиты — неважно, правой или левой, либеральной или консервативной — появился шанс осуществить геокультурное наступление на миропорядок. Будет ли оно успешным, да и будет ли оно вообще — покажет время. Но сейчас самое главное отбросить в качестве негодных моделей поведения (и интеллектуального поведения, в частности) нытье и бесстыдное и беззастенчивое приспособление к "реалиям жизни". И поэтому я с большим удовольствием представляю читателям РА серию статей Вячеслава Вольнова, в которых он намечает контуры политического проекта будущего мирового сообщества — не того, куда надо прорываться ценой подлости и предательства, а того, которое можно защищать, не стыдясь. Отдельные рекомендации автора могут показаться утопическими и наивными (и, по мне, он чересчур дорожит чистотой своего либерального мировоззрения), а некоторые положения спорными, однако, суть не в этом. Суть в том, что Вольнов  предлагает нам задуматься о том, о чем мировая элита думать  не захотела или не смогла.

Геокультурное наступление России должно начаться прямо сейчас. В противном случае есть много оснований предполагать, что оно не начнется никогда.

2002 г.

 

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2016 Русский архипелаг. Все права защищены.