Жозеф-Альфред Гринблат

Иммиграционные сценарии для стареющей Европы

В статье рассматриваются различные сценарии, в соответствии с которыми может развиваться демографическая ситуация в ряде стран в период 1995–2050 годов; при этом показано, какое влияние на численность населения и его старение могут оказать различные уровни притока иммигрантов. Некоторые из сценариев совершенно нереалистичны, но все же полезны, поскольку помогают яснее понять и описать с помощью цифр демографическую ситуацию

В 2000 году из шести миллиардов людей, населяющих нашу планету, около 175 миллионов (три процента общей численности) жили не там, где они родились[1]. Считая с 1975 года, число иммигрантов в мире увеличилось более чем в два раза. Сегодня приблизительно каждый десятый человек, живущий в развитых странах, является иммигрантом (в развивающихся — лишь каждый семидесятый). В 1995–2000 годах развитые страны ежегодно принимали около 2,3 миллиона иммигрантов из развивающихся стран, что равняется 18 процентам общего числа родившихся в развитых странах и двум третям прироста их населения за этот период. Из 2,3 миллиона иммигрантов 1,4 миллиона направлялись в Северную Америку и 0,8 миллиона — в Европу.

Хотя само явление миграции существует очень давно, оно лишь в последнее время стало рассматриваться как важнейшая проблема внутренней и международной политики, особенно в развитых странах, где все более заметен приток нелегальных иммигрантов.

В странах Европейского союза вопросы миграции сегодня стали предметом особого внимания. В 2000 году здесь насчитывалось 26 миллионов иммигрантов (или семь процентов общей численности населения ЕС), т. е. людей, родившихся за пределами тех стран, в которых они живут. В 1970 году их было лишь 14 миллионов (четыре процента населения). Рост числа иммигрантов в разных странах не был равномерным. Например, во Франции, которая в 1970 году занимала в этом отношении второе место после Люксембурга (5,2 миллиона, что соответствует 10,2 процента общей численности населения), к 2000 году их число возросло крайне незначительно (до 6,3 миллиона, или до 10,6 процента). Напротив, в Голландии доля иммигрантов увеличилась в пять (с двух до 10 процентов), а в Австрии — более чем в четыре раза (с 2,3 до 9,4 процента). В столь заметном росте числа иммигрантов иногда усматривают причины недавних политических перемен в этих странах.

В последнее время, однако, миграционные процессы замедлились: об этом свидетельствует уменьшение миграционного прироста в Европейском союзе с 5,2 миллиона в 1990–1994 годах до трех миллионов в 1995–2000 годах. Во Франции эти цифры составляют соответственно 361 тысячу и 194 тысячи. Учитывая растущий интерес общества к явлению миграции, Генеральный комиссариат пла нирования правительства Франции организовал научный семинар «Иммиграция, рынок труда, интеграция», посвященный изучению миграции в 2001 году. Отчет о работе семинара был опубликован в ноябре 2002 года. Одна из тем, обсуждавшихся на его заседаниях, — роль иммигрантов в демографических условиях Европы, т. е. при низком суммарном коэффициенте рождаемости, не обеспечивающем замещения поколений.

Всемирный демографический прогноз на ближайшие пятьдесят лет позволяет говорить о двух важнейших для европейских стран тенденциях: уменьшении численности коренного населения и его заметном старении. Процесс старения населения, выражающийся в возрастании доли пожилых людей, вызван снижением суммарного коэффициента рождаемости и ростом продолжительности жизни: он наблюдается практически повсеместно. Однако сегодня во многих европейских странах суммарный коэффициент рождаемости снизился так резко, что старение населения там приняло невиданные доселе масштабы. Более того, есть страны, где смертность уже сейчас превышает рождаемость и численность населения сокращается.

Согласно оценкам Отдела народонаселения ООН, приведенным во «Всемирных демографических прогнозах (оценка 2000 года)», в ближайшие пятьдесят лет начнет сокращаться численность населения всех европейских стран за исключением Албании, Ирландии, Исландии и Люксембурга; в 2050 году численность населения всех европейских странах, кроме перечисленных, а также Франции, Мальты и Норвегии, будет меньше, чем в 2000 году. В целом численность населения Европы к 2050 году уменьшится сравнительно с 2000 годом на 124 миллиона и составит 603 миллиона вместо прежних 727 миллионов. Что касается Европейского союза, то его население сократится на 37 миллионов: с 376 миллионов до 339. Наиболее значительная убыль населения по отношению к общей его численности ожидается в Эстонии и Болгарии, где она достигнет 40 процентов. Если говорить о крупных странах Европейского союза, то население Италии уменьшится на 25 процентов, Германии — на 14 процентов, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии — на один процент. Франция — одна из редких стран, где прогнозируется увеличение населения: с 59 миллионов до 62 (т. е. на четыре процента).

Надо, однако, заметить, что эти оценки исходят из определенного уровня будущей иммиграции, вычисленного на основе миграционных тенденций последних лет. При отсутствии иммиграции численность населения сократится намного больше: для Италии сокращение составит 17 миллионов человек (т. е. 30 процентов), для Германии — 23 миллиона (27 процентов), для Соединенного Королевства — пять миллионов (восемь процентов). Франция окажется единственной страной Европы и Европейского союза, население которой в 2000–2050 годах при отсутствии иммиграции не уменьшится, а несколько увеличится: с 59,2 миллиона до 59,9 миллиона (т. е. на один процент). Численность населения Европейского союза уменьшится на 62 миллиона (17 процентов), а Европы в целом — на 148 миллионов (20 процентов).

Одновременно достигнет беспрецедентного уровня старение населения. В Италии, например, средний возраст населения увеличится с 41 года в 2000 году до 53 лет в 2050 году, а доля людей старше 65 лет — с 18 до 35 процентов; во Франции, соответственно, с 38 до 44 лет и с 16 до 26 процентов. При этом потенциальный коэффициент поддержки, т. е. число людей трудоспособного возраста (от 15 до 64 лет), приходящееся на каждого человека старше 65 лет, повсеместно уменьшится вдвое: приблизительно с четырех-пяти до двух.

Отдел народонаселения секретариата ООН провел исследование, позволившее выяснить, насколько могла бы смягчить сокращение численности населения и его старение замещающая миграция. Под последней понимается международная миграция, в которой нуждается та или иная страна, чтобы избежать сокращения численности и старения населения, вызванных низкой рождаемостью и низкой смертностью. В известном смысле речь идет об иммигрантах, призванных восполнить недостающий прирост населения и тем самым сохранить демографическое равновесие[2].

В упомянутом исследовании ООН рассматриваются различные сценарии, в соответствии с которыми может развиваться демографическая ситуация в ряде стран в период 1995–2050 годов; при этом показано, какое влияние на численность населения и его старение могут оказать различные уровни притока иммигрантов. Подчеркнем, что речь идет лишь о гипотетических сценариях: некоторые из них, без сомнения, совершенно нереалистичны, но все же полезны, поскольку помогают яснее понять и описать с помощью цифр демографическую ситуацию в различных странах. Эти сценарии не следует отождествлять с минимальным, средним и максимальным вариантами роста иммиграции, предложенными во «Всемирных демографических прогнозах», — они, напротив, представляются вполне реалистичными. Мы приводим здесь результаты исследования для пяти крупных европейских стран: Российской Федерации, Германии, Франции, Италии, Соединенного Королевства, а также данные для Европейского союза и Европы в целом. Для сравнения мы упоминаем также некоторые результаты исследования, относящиеся к Соединенным Штатам.

Суммарный коэффициент рождаемости и его влияние на демографическую ситуацию

В середине XX века в Европе суммарный коэффициент рождаемости составлял приблизительно 2,6 ребенка на одну женщину, а в странах Европейского союза — 2,4 (от 2,2 в Германии до 2,7 во Франции). В 1995–2000 годах этот показатель повсеместно был ниже уровня, обеспечивающего замещение поколений (2,1 ребенка на одну женщину) — в Европе и Европейском союзе он составлял 1,4, причем наиболее низкий уровень наблюдался в Италии (1,2), а наиболее высокий — во Франции и Соединенном Королевстве (1,7). В Соединенных Штатах в это же время он равнялся 2,0. Вот уже тридцать лет, как в большинстве стран этот показатель не достигает уровня, обеспечивающего замещение поколений. Потенциальный коэффициент поддержки, который в 1950 году составлял от шести до восьми человек возраста 15–64 лет на одного человека старше 65 лет, сегодня снизился до четырех-пяти человек трудоспособного возраста на одного человека старше 65 лет. Согласно последним прогнозам, к 2050 году суммарный коэффициент рождаемости возрастет до 1,6–1,9 ребенка на одну женщину.

Пять сценариев

Для периода 1995–2050 годов рассмотрены пять сценариев. Они упорядочены по возрастанию иммиграционного притока, необходимого для решения существующих демографических проблем, в свою очередь упорядоченных по возрастанию их сложности. Если второй и третий сценарии для некоторых стран могут считаться реалистичными, то четвертый и пятый абсолютно нереалистичны для всех стран, но тем не менее весьма поучительны.

Нулевой сценарий. Совпадает со средним вариантом всемирных демографических прогнозов ООН 1998 года.

Первый сценарий. Средний вариант всемирных демографических прогнозов ООН 1998 года, модифицированный на основе допущения, что после 1995 года иммиграция будет нулевой.

Второй сценарий. Здесь вычислен миграционный прирост, необходимый для того, чтобы страна после 1995 года избежала сокращения общей численности населения.

Третий сценарий. Здесь вычислен миграционный прирост, необходимый для того, чтобы страна после 1995 года избежала сокращения численности населения в возрасте 15–64 лет.

Четвертый сценарий. Здесь вычислен миграционный прирост, необходимый для того, чтобы потенциальный коэффициент демографической поддержки не был ниже единого для всех стран уровня: 3,0 человека трудоспособного возраста на одного человека старше 65 лет.

Пятый сценарий. Здесь вычислен миграционный прирост, необходимый для того, чтобы потенциальный коэффициент демографической поддержки не был ниже уровня 1995 года.

Результаты вычислений

Первый сценарий

При отсутствии иммиграции после 1995 года Франция будет единственной из рассмотренных европейских стран, где в 1995–2050 годах численность населения увеличится на один процент. Численность населения Соединенного Королевства в этих условиях сократится на пять процентов, Российской Федерации — на 23 процента, Германии — на 28 процентов, Италии — на 29 процентов.

Для сравнения укажем, что численность населения Соединенных Штатов в этих условиях возрастет на 31 процент. Потенциальный коэффициент демографической поддержки, который в 1995 году составлял примерно четыре-пять человек трудоспособного возраста на одного человека старше 65 лет, уменьшится к 2050 году в Италии до 1,5, в Германии — до 1,8, во Франции — до 2,3, в Соединенном Королевстве и Российской Федерации — до 2,4.

Второй сценарий

Всем странам и регионам, желающим избежать сокращения численности населения, понадобятся иммигранты. Уровень необходимого иммиграционного притока зависит главным образом от суммарного коэффициента рождаемости в данной стране.

Франции нужно будет в течение указанного периода принять полтора миллиона иммигрантов, т. е. в среднем 27 тысяч в год, что намного ниже среднего уровня иммиграции в последние десять лет. Соединенному Королевству потребуется 2,6 миллиона иммигрантов, что также значительно меньше иммиграционного притока последних лет. Для других стран цифры значительно больше: Италии следует принять 13 миллионов иммигрантов, Германии — 18 миллионов, Российской Федерации — 28 миллионов. Страны Европейского союза, чтобы избежать сокращения общей численности населения, должны принять 47 миллионов иммигрантов (в среднем 900 тысяч в год), а Европа в целом — 100 миллионов. Если для стран Европейского союза достаточно поддерживать уровень иммиграции, наблюдавшийся в течение последнего десятилетия, то Европа в целом должна увеличить его в два раза. Между тем нужды Соединенных Штатов ограничиваются лишь шестью миллионами иммигрантов, что значительно меньше ожидаемого уровня иммиграции.

К 2050 году мигранты, сменившие страну проживания после 1995 года, и их потомки составят во Франции три процента общей численности населения, а в Соединенном Королевстве — шесть процентов; в то же время в Российской Федерации их доля достигнет 23 процентов, в Германии — 28 процентов, в Италии — 29 процентов. Для сравнения: в 1990 году доля людей, родившихся за границей, составляла во Франции 10 процентов, в Германии и Соединенном Королевстве — 6,5 процента, в Италии — три процента. Из всех проживавших в то время в Европейском союзе родилось за границей приблизительно шесть процентов населения.

Однако и при реализации этого сценария, позволяющего избежать сокращения общей численности населения, число людей трудоспособного возраста будет убывать, а потенциальный коэффициент демографической поддержки будет практически таким же, как в предыдущем сценарии.

Третий сценарий

Величина иммиграционного притока, необходимого для того, чтобы избежать сокращения численности населения трудоспособного возраста, превосходит ту, которая позволит не допустить сокращения общей численности населения. Соединенное Королевство для достижения указанной цели должно принять шесть миллионов, а Франция — пять миллионов иммигрантов, т. е. с настоящего времени по 2050 год она должна принимать в среднем по 100 тысяч человек в год. Эти цифры выше тех, что были зафиксированы в этих странах после 1990 года, но все же с ними сопоставимы. Совсем иначе обстоит дело с Италией, Германией и Российской Федерацией, которые должны будут принять соответственно 19, 25 и 33 миллиона иммигрантов. Европейскому союзу в целом необходимо принять не менее 80 миллионов иммигрантов (в среднем полтора миллиона в год), а Европе — 161 миллион. (В то же время потребности Соединенных Штатов ограничиваются 18 миллионами иммигрантов.) Если бы после 1995 года в эти страны действительно направлялись такие потоки людей, то к 2050 году иммигранты и их потомки составили бы там весьма заметную часть населения: 12 процентов во Франции, 14 процентов в Соединенном Королевстве, 28 процентов в Российской Федерации, 36 процентов в Германии и 39 процентов в Италии.

В 2050 году потенциальный коэффициент демографической поддержки в этих странах будет хоть и выше, чем при отсутствии иммиграции, однако существенно ниже, чем в 1995 году: 2,5 во Франции, 2,3 в Италии, 2,4 в Германии и 2,6 в Соединенном Королевстве.

Четвертый сценарий

Чтобы не дать потенциальному коэффициенту демографической поддержки опуститься ниже 3,0, европейские страны могут начать принимать иммигрантов позже, чем в предыдущем сценарии, однако должны принять значительно большее их число. Италия должна будет принять 35 миллионов иммигрантов в 2010–2040 годах, Германия — 40 миллионов в 2015–2035 годах, Франция и Соединенное Королевство — соответственно 16 и 14 миллионов в 2020–2040 годах. Европейскому союзу придется впустить 154 миллиона в 2015–2040 годах, а Европе в целом понадобятся 235 миллионов иммигрантов в 2025–2050 годах. Соединенные Штаты смогут ограничиться приемом 45 миллионов иммигрантов в 2025–2035 годах.

Пятый сценарий

Предотвратить старение населения может лишь очень большой иммиграционный приток, намного превосходящий тот, какой препятствует сокращению его численности. Объясняется это прежде всего тем, что иммигранты также подвержены старению. В условиях быстрого старения населения отношение между числом людей трудоспособного возраста (от 15 до 64 лет) и старше 65 лет может оставаться постоянным только в том случае, если приток иммигрантов будет столь же постоянно возрастать. Величина желательного притока оказывается несоизмеримой ни с опытом иммиграции прошлых лет, ни с какими-либо разумными ожиданиями. Так, Франция, чтобы сохранить потенциальный коэффициент поддержки на уровне 1995 года, должна с 1995 по 2050 год принять 94 миллиона иммигрантов, Соединенное Королевство — 60 миллионов, Италия — 120 миллионов, Германия — 188 миллионов, а Российская Федерация — 257 миллионов. В целом Европейский союз будет нуждаться для этого в 700 миллионов, а Европа — в 1,4 миллиарда иммигрантов. Соединенным Штатам потребуется 593 миллиона иммигрантов. Такие цифры, разумеется, совершенно нереальны: этот сценарий в силу его абсурдности убедительно доказывает, что иммиграция в любом случае не может предотвратить старение населения.

Влияние реальной занятости

Для экономики имеет значение не столько численность людей трудоспособного возраста, сколько численность действительно занятых в ней людей. Уровень реальной занятости существенно различается для мужчин и женщин, в разных возрастных группах и разных странах. Например, в 1998 году во Франции на одного человека старше 65 лет приходилось 4,2 человека трудоспособного возраста (от 15 до 64 лет), но на одного неработающего, принадлежащего к обеим этим возрастным категориям, приходилось лишь 2,9 работающих. Примерно такая же картина наблюдается в Соединенном Королевстве, где эти отношения составляли соответственно 4,1 и 3,2.

В Отделе народонаселения ООН были построены математические модели, позволяющие определить, в какой степени повышение уровня занятости могло бы предотвратить уменьшение отношения между числом работающих и неработающих, причем для расчетов брался предельный случай — предполага лось, что занятость всех людей в возрасте от 25 до 65 лет, как мужчин, так и женщин, составляет 100 процентов. Конечно, это допущение не имеет ничего общего с действительностью: оценивался лишь теоретически возможный выигрыш.

Вычисления показывают, что даже в этом абсолютно нереальном случае (если предположить, что в 2050 году все люди в возрасте от 25 до 65 лет будут работать) соотношение между работающими и неработающими изменится незначительно, поскольку число последних будет быстро расти из-за старения населения. В Германии удастся предотвратить уменьшение этого показателя лишь на 24 процента, в Италии — на 30 процентов, во Франции и Соединенном Королевстве — на 35 процентов. В Соединенных Штатах выигрыш будет еще менее существенным, поскольку уровень занятости населения там и сегодня очень высок. Во Франции процесс старения к 2050 году примет такие масштабы, что при постоянном уровне занятости потенциальный коэффициент демографической поддержки снизится с 4,4 (его величина сегодня) до 2,3, а отношение числа работающих к числу неработающих — с 2,9 до 1,5. Даже если в 2050 году все мужчины и женщины в возрасте от 25 до 65 лет будут работать, на одного неработающего придется лишь двое работающих. Таким образом, повышение занятости само по себе не может считаться долгосрочным решением проблемы старения населения.

* * *

Как видно из рассмотренных сценариев, при низком суммарном коэффициенте рождаемости, предопределяющем сокращение численности населения и его быстрое старение, приток иммигрантов в Европу в некоторых случаях мог бы предотвратить — по меньшей мере, частично — сокращение общей численности населения и численности его трудоспособной части. Однако старение населения неизбежно при любой величине иммиграционного притока. Если на пенсию попрежнему будут выходить в 65 лет, то в 2050 году на одного человека старше 65 лет будет приходиться не четверо, как сегодня, а лишь около двух работающих. Повышение уровня занятости населения будет в этом отношении лишь полумерой, отнюдь не решающей проблему.

Как показывают расчеты демографов, сохранить до 2050 года потенциальный коэффициент демографической поддержки, существовавший в 1995 году, удастся лишь в том случае, если верхняя граница трудоспособного возраста будет увеличена во Франции до 74 лет, в Соединенном Королевстве — до 72 лет, в Российской Федерации — до 73 лет, в Германии и Италии — до 77 лет.

Процессы сокращения численности населения и его старения в ближайшее время поставят перед нами новые проблемы, для решения которых нужно решительно пересмотреть правительственную политику и многие действующие программы, приведя их в соответствие с долгосрочными целями. Чтобы на долгие годы сохранить демографическое равновесие в странах, где население стареет, прежде всего необходимо изменить: а) пенсионный возраст; б) уровень занятости населения; в) уровни, виды и характер отчислений в пенсионные фонды и системы медицинского обслуживания пожилых людей, а также выплаты, осуществляемые этими системами; г) программы, имеющие отношение к международной миграции (прежде всего — к замещающей миграции).



Ж.-А. Гринблат возглавляет группу по изучению смертности и миграции Отдела народонаселения ООН. Первоначальный вариант этой статьи был частично опубликован в журнале «Геополитика» (2001, июнь). Автор статьи выражает свою точку зрения, которая не всегда совпадает с точкой зрения ООН. Перевод с французского У. Галльской.


[1] Данные опубликованы Отделом народонаселения ООН в октябре 2002 года; см.: «Международная миграция 2002» (Sales No. E.03.XIII.3).

[2] Ниже в основном приводятся результаты исследования Отдела народонаселения ООН «Замещающая миграция: может ли она решить проблему сокращения численности и старения населения?»; эта публикация опирается, в свою очередь, на «Всемирные демографические прогнозы, оценка 1998 года». Предварительный отчет о результатах этого исследовании Отдела народонаселения ООН был опубликован 21 марта 2000 года; окончательный отчет — в сентябре 2001 года (United Nations, Sales No. E.01.XIII.19).  

Источник: "Отечественные записки", №4, 2004 г.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.