Анатолий Батуркин

Москва всегда работала с опережением федерального законодательства

Батуркин Анатолий Петрович, начальник Управления по делам миграции ГУВД Москвы

"Права человека в России", 01 марта 2004 г.

<…>

— В нашем Управлении из семидесяти только двое — я и мой заместитель — аттестованные работники, а остальные имеют статус федеральных государственных служащих. На деле это означает, что наши сотрудники не имеют права на так называемые доплаты мэра, ведь формально эти сотрудники к Москве не относятся...

Что касается миграционных законов, сразу скажу, что Москва всегда работала с опережением федерального законодательства, и все московские законы, касающиеся вопросов миграции, можно назвать очень серьезно проработанными и существенными. Разумеется, жизнь не стоит на месте и вносит свои коррективы. Скажем, закон от 1997 года предполагал административную ответственность должностных лиц, и за каждого незаконно работающего в Москве иностранца работодатель должен был заплатить штраф. Это до 120 минимальных окладов.

Я в октябре 2003 года был в Берлине на семинаре по миграционным вопросам. Такие семинары по соглашению между Москвой и Берлином проводятся дважды в год, весной в Москве, а осенью в немецкой столице. Так вот, в Германии за незаконный наем иностранной рабочей силы работодатель заплатит штраф до 500 тысяч евро. Вот это настоящая гарантия ответственности работодателя.

— А не слишком ли жестко мы подходим к мигрантам? Не лучше ли поставить существующую миграционную ситуацию на пользу России? Согласно опубликованным в прошлом году данным, только в Москве сегодня не хватает от 90 до 150 тысяч рабочих рук. Это, как правило, непопулярная среди москвичей низкооплачиваемая и "черная" работа. Да и всероссийский рынок труда, согласно прогнозам, может "усыхать" ежегодно на 600 тысяч пар рабочих рук. Это серьезные аргументы в пользу легализации экономической миграции?

— Серьезные. И я уверен, что мы должны сегодня объявить "миграционную амнистию" так же, как это сделали американцы по отношению к своим нелегалам. Государство не должно провоцировать незаконной миграции, а многие существующие законы на практике именно провоцируют на это. Люди нередко становятся "нелегалами" не по своей воле, а потому, что нынешняя процедура выдачи разрешений — действующая с 1 января 2003 года — неоправданно усложнена, да и недешева.

— Иными словами, законодатель провоцирует иностранцев на нарушение российского же законодательства.

— Соглашусь с вами... Многое отпугивает работодателей от законной легализации иностранной рабочей силы, и закон, как это ни парадоксально звучит, нередко действительно провоцирует и работодателя, и иностранца, желающего работать в России, на правонарушения. Сейчас ситуация коренным образом меняется.

В Москве создан городской штаб по вопросам миграции, куда входят руководители всех заинтересованных структур, в том числе и нашего управления. На первом заседании этого штаба было решено проработать правовой механизм выдворения нелегалов, и такой механизм уже отработан на уровне городского правительства.

Мы действуем строго по закону и привлекаем к участию в такой работе и консульские учреждения различных стран. Вот, скажем, на прошлой неделе состоялось выдворение 60 таджиков-нелегалов. При этом присутствовал представитель посольства Таджикистана в Москве, не высказавший в наш адрес никаких нареканий.

— Почему все же Москва так привлекает мигрантов с территорий бывшего Союза?

— Потому что Москва остается экономически привлекательным регионом. Сегодня столица переживает экономический бум, здесь востребованы рабочие руки. К тому же в Москве мигрантам обеспечена защита диаспоральных обществ, международных и российских правозащитных организаций.

Сегодня мы пытаемся как-то упорядочить этот процесс, и ни о каких "нарушениях прав человека" речи не идет. Тем более неправильно было бы обвинять российскую сторону в великодержавном шовинизме, ксенофобии и прочих грехах. Россия — часть мира, никто не собирается огораживать нашу страну китайской стеной.

Наша задача — контроль миграционных потоков и недопущение ситуации, угрожающей внутренней стабильности и безопасности страны, защита экономических интересов России и россиян.

— Говорят, на территории России сегодня нелегально находится до 12 миллионов иностранцев.

— Ну, поскольку они нелегально здесь находятся, слово "насчитывается" не подходит, и любые оценки будут грешить неточностью. Можно назвать только приблизительную цифру — от 600 тысяч до миллиона нелегалов находятся в Москве. В основном они заняты в строительстве и на потребительском рынке. Мы знаем точное количество стран, из которых приезжают люди, получившие легальное разрешение на работу в Москве. Скажем, в 2001 году это были выходцы из 126 стран мира, в 2002-м — из 102 стран, в прошлом году — из 95 стран. <…>

— Что же делать с нелегальной миграцией в Москве?

— Я своей позиции по этому поводу никогда не скрывал. Нам придется делать то же, что уже сделали страны Шенгенского соглашения — узаконить миграцию, произвести ее "амнистию". Все равно миграция будет. Дело государства — ввести ее в правовое русло.

Вот вы говорили об узбекских нелегалах. А знаете, сколько получает узбечка, собирающая хлопок? Вы не поверите — 50 рублей в месяц. В месяц! Прожить на эти деньги невозможно, и отцы таких семейств едут на заработки за пределы своих стран. Куда? В Россию. Вот почему нужна миграционная амнистия. Пусть работают, платят налоги, пользуются социальными благами, приносят пользу и себе, и России. При одном условии — все это должно быть легально.

— Количество желающих поработать в России увеличивается?

— Если судить по количеству выданных нами разрешений на работу в Москве, число желающих идет на убыль. Судите сами: в 2001 году разрешение получили 82 тысячи человек, в 2002-м — 72 тысячи, а в 2003 году — 66 тысяч человек.

— То есть приезжают работать в Россию все меньше и меньше?

— Я бы так не сказал. Приезжают и работают не меньше, чем в 2001 году. А вот регистрироваться люди не спешат.


 Из интервью Ксении Лариной, "Эхо Москвы", 21 июня 2003 г.

— Решение проблем миграции силовыми методами. Насколько они эффективны, и что в качестве силовых методов можно предложить?

— Я бы не сказал, что мы эти проблемы решаем силовыми методами.

— Вы же силовик, как у нас принято говорить.

— Да, я еще раз повторяю, я бы не сказал, что мы эти вопросы решаем силовыми методами, поскольку, по указу президента о передаче этих функций в ведение МВД, изменения лишь произошли в том, что гражданского начальника заменил человек в погонах. Весь остальной личный состав, они как были гражданскими, имеющими статус федеральных служащих, так и остались. Поэтому как шла работа, так и идет. Поэтому в отношении силовых методов я думаю, что это не тот способ, которым можно навести порядок.

— Но высылаете же?

— У нас сегодня в порядке эксперимента по приказу министра, подписанному 17 января, создана в Москве и Московской области иммиграционная инспекция в количестве 45 человек, аттестованных сотрудников, за счет некомплекта личного состава ГУВД. Поэтому проводятся проверки, и результаты работы есть.

— Есть статистика по нелегальным мигрантам?

— Мы во всех СМИ говорим о том, что, по нашим оценкам, порядка 600-700 тыс. человек находится в Москве, которые не имеют своего статуса, без регистрации. Мы проводим ежедневные проверки. У нас очень много просьб от СМИ. Вчера проводили с Третьим каналом. Поэтому результаты работы есть. <…> Можно сказать, в Москве почти каждое второе преступление совершено, из числа раскрытых, не жителями Москвы. Можно увидеть все национальности, которые существуют.

Как вы отличаете беженца от преступника?

— Где человек совершил преступление, остаются отпечатки пальцев. Есть общий банк данных, и по отпечаткам пальцев много преступлений раскрывается. Поэтому, если он иностранный гражданин, если он где-то раньше "засветился", его отпечатки пальцев есть в банке данных Интерпола.

Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2017 Русский архипелаг. Все права защищены.