Главная −> Русский мир −> Диаспоры постсоветского пространства −> Еврейская диаспора −> Биробиджан: несбывшаяся мечта об еврейской родине
Ева-Мария Столберг

Биробиджан: несбывшаяся мечта об еврейской родине

После Октябрьской революции российские евреи оказались в противоречивой и даже парадоксальной ситуации, развитие которой со временем привело к трагедии. В Российской Империи евреи страдали от постоянных преследований и частых погромов. Большей части народа было запрещено проживание в главных индустриальных и культурных центрах страны. Они были заперты в беднейшей части западной и юго-западной России, так называемой черте оседлости. Небольшая часть этноса находилась в качестве ссыльных в Сибири, на Кавказе и в Центральной Азии *1. В отличие от правительств западноевропейских государств, российские власти не желали эмансипации. Официальное отношение к "еврейскому вопросу" наглядно показывало, насколько многонациональная Россия была далека от современности*2.

Такая политика царизма привела к тому, что евреи в глазах революционеров оказались в числе наиболее эксплуатируемых и угнетаемых этнических меньшинств. В первую очередь это касалось большевиков, которые считали своей обязанностью защищать евреев. Ленин и его последователи рассматривали погромы и антиеврейские гонения как попытки царизма отвлечь народный гнев от деспотичного режима, превратить евреев в козлов отпущения за царские преступления*3. Что касается самих евреев, то они видели в большевиках союзников в борьбе за эмансипацию и права человека. Неудивительно, что многие из них, и прежде всего интеллигенция, вставали в революционные ряды. Евреи приветствовали революцию с огромным энтузиазмом и были полностью уверены, что все гонения и страдания закончились, что они встали на путь "от неволи к свободе, от темноты к великому свету".

В первом Советском правительстве евреев было довольно много, в том числе такие значительные фигуры как Троцкий, Зиновьев и Каменев. Одним из первоначальных мероприятий правительства стало создание в 1918 г. специального Еврейского отдела (Евсекции) при Наркомате по делам национальностей, целью которой было помочь евреям решать многие их проблемы их жизни в России. Большинство членов этого органа были выходцами из организации Поалей Цион (Рабочий Сион), что имело огромное значение для политики по "еврейскому вопросу". Разрабатывались две противоположных линии: одна развивалась под влиянием концепции культурной автономии, другая была направлена на решение еврейской проблемы путем создания территориально-государственного образования. Принятием этих спорных принципов Евсекция старалась победить своих противников, бундовцев и сионистов*4.

Главной целью было создание "советской еврейской культуры" в качестве ответа на сионистскую угрозу, поскольку религиозные и националистические идеи препятствовали распространению коммунистических идеалов. Еврей должен был воплотить тип "нового социалистического человека". Для большинства это означало искусственное конструирование*5. В отличие от ленинского теоретического, весьма циничного заявления о том, что обращение в нуль национальности евреев было бы исторической потребностью*6, правительство большевиков под влиянием Евсекции действовало по принципу практической целесообразности.

Однако еврейская эмансипация длилась недолго. В 20-е гг. экономическое положение было чрезвычайно тяжелым, в городах росла массовая безработица. Евреи внезапно обнаружили, что они оцениваются советскими властями как мелко-буржуазные элементы и относятся к ним как к представителям антагонистического класса. Более 1 млн. евреев были вынуждены закрыть свой мелкий бизнес. Это заставило их или вести дело на черном рынке или, что встречалось чаще, мигрировать во внутренние области страны и особенно в города —- Москву, Ленинград, Киев, Харьков и т. д.*7. Это была самая большая внутренняя волна миграции после массового бегства евреев в США в конце XIX столетия.

Приток бедных евреев в крупные индустриальные центры создал большую проблему для советского правительства. Они превратились в нежелательных париев. В результате сложилось общее представление о том, что исключение евреев из сферы производства при царском режиме привело к "уродству" их человеческого характера, появлению "особого типа" —- "еврейского паразита", который получает прибыль от эксплуатации честных людей*8. В представлении большевиков, торговля изначально заражена спекуляцией, тогда как сельское хозяйство оценивалось как "производительный труд"*9.

Виделось, что решение "еврейской проблемы" лежит в приобщении их к земледельческому труду. В 1919 г. Евсекция провозглашает план "ознакомления еврейских масс с сельским хозяйством"*10. Лозунг "Каждый может взять столько земли, сколько он хочет" инициировал дикое, неорганизованное движение поселенцев на Украину и Белоруссию*11.

Гражданская война остановила и без того непростой процесс создания сельскохозяйственных коммун и кооперативов. Итоги переселенческой кампании были неутешительны: лишь 75911 чел. из почти 2 млн. евреев-переселенцев стали заниматься сельским хозяйством. Это было похоже на иронию: ставить задачу преобразовать такую традиционно урбанизированную общность как евреи, в прилежных крестьян*12.

Первая серьезная попытка реализации переселенческих проектов относится к 1924–1925 гг., когда советское правительство создало два новых учреждения —- KOMЗET (Комитет по земельному устройству еврейских трудящихся) и OЗET (Организация по земельному устройству евреев-трудящихся). Если OЗET являлась пропагандистским учреждением, то KOMЗET стал специализированной организацией для реализации таких проектов. Комитет выбирал землю и управлял бюджетом, который составлял приблизительно 22,5 млн. Рублей*13.

Финансовая помощь поступала и от советского правительства (5,8 млн. рублей), но преимущественно от иностранных еврейских организаций, особенно из США и Западной Европы, где подобные переселенческие проекты были встречены с большим одобрением. Джеймс Розенберг, председатель Общества "Agro-Joint" (США), утверждал: "В сельской местности городской еврей потеряет свою нервозность и нетерпение. Наслаждаясь своей землей и процветанием, он, по крайней мере, стал бы частью окружающей природы"*14.

В соответствии с планом, к концу 1926 г. приблизительно полмиллиона евреев должны были заселить 100 тыс. гектаров земли на Украине и в Крыму. Советские лидеры понимали, что идея чисто еврейских поселений с судебными, образовательными, и политическими учреждениями пробудит национальные чувства. Был провозглашен официальный лозунг: "Социалистически по содержанию и национально по форме". Для правительства это означало форму национального самосохранения.

Принимая во внимание, что некоторые изолированные еврейские колонии существовали на Украине, идея еврейской родины, или республики в Крыму, доминировала в дискуссиях 1926 г. Наиболее видными ее защитниками стали журналист Абрам Брагин и президент OЗET Юрий Ларин, поддержанные председателем ВЦИК Михаилом Калининым. Из-за вмешательства столь высокого советского должностного лица, крымский проект стал приоритетным для государства. Главным аргументом Калинина стало стремление к экономическому восстановлению бедных еврейских масс, с сохранением еврейской самобытности*15. Даже Сталин принял участие в обсуждении. Как комиссар по делам национальностей, он искал решения "татарской проблемы" с помощью притока еврейских поселенцев.

В отличие от А. Брагина, который несколько наивно полагал, что в Крыму достаточно земли и нет никакой причины бояться межэтнических конфликтов, Ю. Ларин был настроен более скептически. Он понимал, что перераспределение земли в пользу еврейских поселенцев подбросит дров в костер существующего в регионе антисемитизму. Среди российских и украинских крестьян ходила такая поговорка: "Евреев отправляют в Крым, а русских – в Нарым". Местное крестьянство, несомненно, боялось, что правительство переселит на их земли евреев. Лидер Евсекции Александр Чемериский резко критиковал переселенческую линию в официальной политике, считая ее проявлением "национализма". Вместо территориальной колонии он ратовал за полную ассимиляцию евреев*16. Дискуссии показали существование больших разногласий между "территориалистами" и "ассимиляционистами"*17.

Однако проект создания еврейской родины в Крыму потерпел неудачу. Земли было мало, и борьба за нее была острой. Местные украинские и татарские общины враждебно воспринимали "вторжение" евреев*18. Антисемитизм, с которым напрасно сражалась советская пропаганда, был широко распространен среди крестьянства. Кроме того, крымский проект встретил сильное противодействие и украинских коммунистов, которые не желали территориальных потерь в пользу Еврейской республики. Они жаловались, что принимая решение, Москва игнорировала местные интересы*19.

Лидеры Евсекции и KOMЗET/OЗET безотлагательно занялись поиском альтернативы. Их целью стали поиски другой территории, свободной или заселенной, но не так плотно, чтобы пробуждать враждебность местного населения. Такая территория была найдена в Биробиджане, отдаленном регионе советского Дальнего Востока размером с Нидерланды и Бельгию вместе взятые*20.

Среди наиболее видных защитников биробиджанского проекта были М. Калинин, Л. Каганович и И. Сталин*21. Главными доводами в его пользу, получившими отражение в правительственном решении от 28 марта 1928 г., стали стратегические соображения —- необходимость охраны дальневосточной границы с Китаем и Японией. Кроме того, в канун первой пятилетки власти начали эксплуатацию богатых природных ресурсов Сибири и Дальнего Востока и нуждались в высококвалифицированных трудовых ресурсах, которые традиционно обеспечивали евреи. В то же время, после свертывания НЭПа в 1928 г. экономическое положение евреев в европейской России все более и более ухудшалось.

В такой ситуации среди советских евреев стала расти популярность сионизма. Многие подумывали об отъезде на "святую землю", в Палестину. Для советского государства это означало бы серьезные потери квалифицированной рабочей силы, поэтому правительство попыталось предотвратить утечку мозгов. Несмотря на свое негативное отношение к сионизму, советское руководство стало искать за границей еврейских спонсоров для биробиджанского проекта. Более того, во время пропагандистской кампании Евсекция использовала сионистские лозунги и даже цитировала Tеодора Герцля*22.

Другим фактором, значимым для биробиджанского проекта, был постоянно растущий антисемитизм на Украине. Советское руководство боялось межэтнических столкновений и видело в скудно населенном Биробиджане альтернативную родину для советских евреев*23. Да и просто голод, вызванный зверской политикой сталинской коллективизации, гнал людей к далекому Биробиджану. Их вело туда желание выжить*24 .

Располагаясь на левом берегу Амура, скудно населенная Биробиджанская область занимает более чем 36 тыс. кв. км. Перед прибытием евреев, ее население состояло из корейцев, казаков и тунгусов и насчитывало только лишь1192 человек. Советские власти, создавая еврейскую территориальную единицу, надеялись на моральную и финансовую поддержку мирового еврейства, особенно из США. Большие надежды возлагались и на то, что советские и иностранные евреи переключат свое внимание от сионизма на проект еврейской родины в Биробиджане. Евсекция заявляла, что автономная еврейская территория Биробиджан будет самым тяжелым ударом по сионизму и религиозной идеологии. По существу, советское правительство стремилось к тому, чтобы в глазах советских евреев Биробиджан стал своеобразной Плаестиной*25.

Первая группа переселенцев, получив право на свободный проезд и небольшие карманные деньги, прибыла на советский Дальний Восток в 1928 г. Их мечты найти "землю молока и меда" были разрушены вскоре после прибытия на место. Как показывают мемуары первых колонистов, энтузиазм быстро уступил место разочарованию. Территория Биробиджана была сильно заболочена и непригодна для сельского хозяйства*26. Виктор Финк, посетивший область с делегацией американских евреев в 1929 г., сообщает: "Еврейские поселенцы живут в лачугах. Место невероятно грязно и переполнено людьми, спящими на двухъярусных деревянных кроватях. Лачуги весьма сопоставимы с тюрьмой. Биробиджан —- не Крым. Люди в Биробиджане нуждаются в хороших домах... Некоторые живут здесь в крайней бедности. Женщины вынуждены заниматься проституцией"*27.

К 1930 г. из 37 тыс. евреев в Биробиджане осталось только 1500 человек (4%). Фактически, больше людей покинуло край, чем прибыло. Евреи жаловались на недостаток жилья и средств к существованию. Пророчеству немецко-еврейского коммуниста Отто Хеллера не суждено было сбыться. В 1931 г. Хеллер с энтузиазмом писал: "В Биробиджане вы найдете автомобили, поезда и пароходы. Из труб мощных фабрик будет идти дым, дети поколения свободных еврейских рабочих и крестьян будут играть в цветущих садах. Биробиджан будет социалистической страной, землей международного пролетариата, чудом социалистического строительства в СССР"*28.

Тем не менее, советское правительство не меняло своих намерений создать "еврейскую родину" на Дальнем Востоке, хотя слова все чаще расходились с делом. Когда в сентябре 1931 г. Япония вторглась в близлежащую Манчжурию, безопасность дальневосточной границы оказалась под угрозой. Советское руководство быстро запустило пропагандистскую кампанию среди евреев-солдат Красной Армии, стремясь привлечь их на поселение в Биробиджане. Надо отметить, что Япония на протяжении 30-х гг. с подозрением наблюдала за проектом заселения Биробиджана. Правительство и Генеральный штаб в Токио разработали план "Фугу", который предполагал переселение эмигрантов-евреев из Германии в Манчжурию и создание еврейского буферного государства в противовес советскому Биробиджану*29.

В мае 1934 г., в ответ на японские действия, Москва объявила Биробиджан "Еврейской автономной областью". Это было самое маленькое административное образование в пределах федеральной системы Советского Союза, а Биробиджан так никогда и не получил статуса республики*30. Главной причиной было равнодушное отношение советского правительства, особенно Сталина, к еврейскому народу. "Красный Сион", по сути, стал большим пропагандистским блефом, пускающим пыль в глаза международному сионистскому движению и мировому еврейству. Сталин хотел казаться лидером-семитофилом, отцом всех советских наций, однако его политика по отношению к евреям была двойственна. Так, он никогда не боялся показать себя антисемитом. Сталин любой ценой хотел навязать "безродным еврейским космополитам" из европейской части России корни в отдаленном Биробиджане. В действительности, он всеми силами старался "угнать советских евреев в болота"*31.

Из-за своих природно-климатических особенностей: болотистых почв, частых наводнений и длинной зимы, во время которой температура понижалась до минус 40 градусов, —- Биробиджан так и не обрел притягательности для евреев. Статистические материалы показывают, что из тех 20 тыс. евреев, которые переехали в Биробиджан в 1928–1933 гг., 11,5 тыс. (60%) оставили эту область в течение того же самого периода. Призывы советской пропаганды к заграничным еврейским мигрантам также потерпели неудачу. В период между 1931 и 1936 гг. в Биробиджане укоренились только 1374 евреев, преимущественно из Литвы*32.

В 1937 г. ответственность за перевозку евреев легла на НКВД. Это происходило в период кульминации репрессий, которые глубоко воздействовали на Биробиджан. Учреждения, которые были ответственны за еврейское поселение (подобно КОМЗЕТ и др.), подверглись чистке. Двое из наиболее видных лидеров Еврейской автономной области —- Хавкин и Либерберг, были обвинены в "троцкизме" и содействии антисоветским (сионистским) организациям. Заграничные поселенцы арестовывались по обвинениям в сионизме и шпионаже в пользу иностранных государств, таких как США и Япония. Такая политика не способствовала процветанию Биробиджана*33.

Второй удар проекту был нанесен в 1938 г., когда все еврейские учреждения, такие как музеи, синагоги и газетные агентства, были закрыты. В это время в область прибывали еврейские беженцы из Германии и Польши. Но из-за убогости здешней жизни, Биробиджан стал для них не более, чем транзитным пунктом. Большинство вновь прибывших переезжали в Шанхай, в то время самую большую еврейскую колонию в Восточной Азии*34.

Непопулярность Биробиджана возросла, когда область стала частью ГУЛАГа*35. В действительности, "автономная область" была далека от того, чтобы автономно управляться еврейским руководством. Реальным хозяином на политической сцене был НКВД. Например, для того чтобы посетить область, было необходимо получить разрешение от тайной полиции, свободное перемещение по территории было невозможно*36. Илья Эренбург точно определил Еврейскую автономную область (ЕАО) как новое гетто*37.

Однако советское правительство не желало признавать неудачу биробиджанского проекта. Миру оно представляло ЕАО как успех. На некоторый период антисемитские кампании в стране были приостановлены. Известный еврейский актер Соломон Михоэлс, действующий от имени "'Еврейского Антифашистского комитета"*38, путешествовал по США с целью найти спонсоров среди американских евреев, но безрезультатно. Главная причина таких действий Сталина определялась внешней политикой. Он хотел получить американскую поддержку для войны против Германии. Это был умный ход:надо было показать американцам, что лично он и Советский Союз были друзьями евреев в их борьбе против нацистской Германии*39.

Что можно сказать о попытках урегулирования еврейского вопроса после Второй мировой войны? После ее окончания заместитель министра иностранных дел Соломон Лозовский реанимировал идею еврейской колонизации Крыма, видимо, из-за того очевидного факта, что биробиджанский проект потерпел неудачу.

В пользу Крыма говорило два обстоятельства. Во-первых, после высылки татар в Центральную Азию правительство больше не должно было бы бояться их сопротивления. Во-вторых, основной движущей силой крымского проекта был "Еврейский Антифашистский комитет", который предполагал, что основываясь на опыте Холокоста в бывших оккупированных немцами областях, правительство даст зеленый свет этому начинанию*40.

Американское еврейское общество "Agro-Joint" проявило готовность профинансировать создание нескольких колхозов в Крыму*41. Однако в атмосфере холодной войны ответ Москвы был отрицательным. Кроме того, в то время как мечта о еврейском государстве в Палестине становилась реальностью, советское руководство боялось роста сионистских настроений у советских евреев*42. В такой ситуации был снова реанимирован Биробиджанский проект. В 1947 и 1948 гг. двенадцать специальных поездов отправились из Херсона, Николаева, Днепропетровска и Одессы в Биробиджан. Но снова число мигрантов не превысило 10 тыс. человек. Биробиджан так и остался мифом*43.

В последние годы сталинского режима новые волны чисток раз и навсегда сокрушили Еврейскую автономную область. В 1948 г. в связи с "космополитическими" и "буржуазно-националистическими" обвинениями были репрессированы видные должностные лица партии —- Михаил Левитин, Александр Бахмутский, а также видные представители интеллигенци (например, писатели Израэль Эмиот, Дов-Бер Слуцкий и Хаим Малтинский). Антисемитская кампания привела к закрытию журнала "Birobidshaner Shtern", еврейских театров и других культурных учреждений (в частности, библиотеки Шолома Алейхема). Это была увертюра к показательному суду над "биробиджанской восьмеркой" (1951-52 гг.), которая якобы занималась шпионской деятельностью против Советского Союза в пользу США в целях отделения Биробиджана от Советской Родины*44. Официальный антисемитизм достиг в СССР своего зенита в начале 1953 г., когда была начата кампания против кремлевского "заговора врачей". Как раз перед смертью Сталин планировал высылку всех советских евреев в Биробиджан*45.

Характеристика И.Эренбургом Биробиджана как "гетто" оказалась пророческой. Между 1949 и 1953 гг. новости об области были редки; Биробиджан был блокирован сталинским режимом. Советские средства массовой информации придумали циничную историю о героических экономических и культурных подвигах людей в Еврейской автономной области, сохраняя в тайне темную сторону жизни (чистки, репрессии). В начале 1954 г., иностранцам начали позволять посещение Биробиджана. Корреспондент "Нью-Йорк Таймс" Солсбери и израильский посол в Моске Эльяшив, путешествуя по Биробиджану, чувствовали его искусственную атмосферу.

Только четырьмя годами позже, в 1958 г., Н. Хрущев в интервью с журналистом французского журнала "Фигаро" Гроуссардом официально признал неудачу биробиджанского проекта*46. В 1959 г. только 14269 евреев проживали в "своей" автономной области ( это 8,8% от населения Биробиджана и только 0,7% от общего числа советских евреев). Эти цифры, кроме того, отражали почти полное отсутствие евреев в партийных и правительственных учреждениях. В 50–60-х гг. ни один еврей не занимал ведущих постов в биробиджанской номенклатуре. Из 75 членов Биробиджанского обкома партии евреи составляли менее 10%*47.

Из-за слабого развития культурной инфраструктуры (очень мало школ для изучения иврита и идиша, одна синагога на всю область), Биробиджан потерял свою привлекательность для молодежи, которая предпочитала переселяться в близлежащий Хабаровск. Это привело к значительному ухудшению демографической ситуации; собственно еврейское население все больше и больше старело.

Биробиджан еще раз стал своей собственной тенью, когда на фоне советско-китайских пограничных конфликтов в 1969 г. область превратилась в военную крепость, изолированную от внешнего мира. Это подтвердило мнение, распространенное среди поселенцев и советских евреев о том, что Биробиджан был ссылкой, выражаясь более жестко, гетто. Вопреки заявлениям официальной пропаганды, нарастали масштабы эмиграции в Израиль, который казался большинству биробиджанцев истинной "землей молока и меда"*48 .

Однако и в такой ситуации советское правительство упрямо держалось за миф о "Красном Сионе" на Дальнем Востоке. Это упорство было направлено против растущей популярности сионизма и Израиля среди советских евреев, по крайней мере, непосредственно в Биробиджане. В этой обстановке оба журнала области, "Birobidshaner Shtern" (издающийся на идише) и "Биробиджанская Звезда" (на русском языке) провели мощные антиизраильские и антисионистские кампании. Оба журнала представляли пронизывающмй все и вся голос официальной пропаганды. Процитируем отрывок из официального буклета "На берегу Амура", написанного тогдашним главным редактором "Birobidshaner Shtern" Леонидом Школьником (1984 г.): "Все мы теперь знаем, что мировой империализм использует международный сионизм как силу для своего наступления против социализма и национального освобождения, против сил мира и социального прогресса. Мы получаем множество писем читателей, которые осуждают агрессивные методы сионистской клики и отвергают все виды шовинизма. Советские евреи живут вместе с другими нациями Советского Союза подобно единой семье!"*49.

Прошли годы, но евреивсе еще нелюбимый ребенок в семье российских народов. Когда после политического переворота 1991 г. некоторые представители Биробиджана потребовали создания "Еврейской автономной республики" на земле Российской Федерации, правительство в Москве пропустило это заявление мимо ушей.

В настоящее время экономическое и социальное положение Биробиджана можно оценить как весьма тяжелое. Промышленность не работает. Некоторые безработные заняты мелкой пограничной торговлей с Китаем. Молодежь видит свое будущее в Израиле, посещая биробиджанские школы для изучения иврита. За семь прошедших после распада СССР почти 6 тыс. евреев уехали в Израиль, США, Канаду и Германию. В Биробиджане остаются только старики*50.

Очевидно, Еврейская автономная область на Дальнем Востоке России умрет. Но был ли Биробиджан действительно жив на протяжении его истории?

* * *

Еврейская автономная область так никогда и не была распущена, оставаясь до сих пор искусственным продуктом. С самого начала проекты советского правительства (сначала в Крыму, затем в Биробиджане), порожденные противоречивыми политическими соображениями и без должного внимания к еврейским чаяниям, были обречены на неудачу и трагический крах. Это был типичный пример сталинского волюнтаризма. В отличие от заявлений официальной пропаганды, Биробиджан никогда не вносил реального вклада в развитие современной еврейской культуры в Советском Союзе. Все было задумано и осуществлено только по политико-идеологическим причинам. Принимая во внимание, что крымский проект был в целом одобрен евреями, но уперся в сильный антисемитизм в регионе, а Биробиджанский проект, напротив, никогда не поддерживался ими, неудивительно, что последний так и остался "потемкинской деревней" на холодном советском Дальнем Востоке.


* Перевод с английского

В Российской Империи существовало крупнейшее в мире еврейское сообщество – факт, которым часто пренебрегают еврейские историографы. Статистические данные 1897 г. называют цифру в 5,2 млн. евреев(см.: Bauer H. (ed.) Die Nationalitдten des Russischen Reiches in der Volkszдhlung von 1897. Stuttgart, 1991. Vol. 1. P. 313–316). Хороший краткий обзор еврейской жизни в России дает: Rogger H. Government, Jews, Peasants and Land After the Liberation of the Serfs // Jewish Policies and Right-Wing-Policies in Imperial Russia. L., 1986. P. 113–175. Сравнительные исследования представлены: Baron S.W. The Russian Jews Under Tsars and Soviets. N. Y., 1964.

Более подробно см. Hildermeier M. Die jьdische Frage im Zarenreich. Zum Problem der unterbliebenen Emanzipation // Jahrbьcher fьr Geschichte Osteuropas, 1984. Vol. 32. P. 321–357.

Levine N. Lenin on Jewish Nationalism // Wiener Library Bulletin 51/52, 1980. P. 42–55; Peled Y. Lenin on the Jewish Question: The Theoretical Setting // Political Studies, 1987. № 1. P. 61–78.

Бундовцы требовали создания полной культурной автономии с особым статусом языка и религии, но не настаивали на определенной территории. Очевидно, они отклонили идею "государства в пределах государства". О принципах "культурной автономии" и "территориальной автономии" см.: Sherrer E. Bundism //: Vlavianos B.J., Gross F. Struggle for Tomorrow. Modern Political Ideologies of the Jewish People, N. Y. P. 135–196.

Agurskii Sh. Di yidishe komisariatn un die yidishe sektsies. Protokoln, rezolutsies un dokumentn 1918–1921. Minsk, 1928; Gitelman Z. Jewish Nationality and Soviet Politics. The Jewish Section of the CPSU, 1917–1930. Princeton, 1972; Kochan L. (ed.) The Jews in Soviet Russia since 1917. L., 1972. P. 99–124; Gitelman Z. Assimilation, Acculturation and National Consciousness Among Soviet Jews. N. Y., 1973. P. 13. О создании "нового социалистического человека" см.: Gunther H. Der sozialistische Ubermensch. Stuttgart-Weimar, 1993.

Ленин перенял эту теоретическую хитрость от Карла Маркса. Согласно Марксу, еврейская "нация" представляет собой не более чем фантом. По его словам, евреи обладают тождеством не нации, но только денег: "Die schmimдrische Nationalitдt des Juden ist die Nationalitдt, ьberhaupt des Geldmenschen". (Marx K. Zur Judenfrage // Marx-Engels-Gesamtausgabe. Berlin, 1982. Vol. 2. P. 163–169). Причины отрицания самого существования евреев как этноса Лениным и Сталиным коренятся в ранней борьбе с "Бундом" и сионизмом на рубеже XIX–XX столетия (Pinkus B. The Jews of the Soviet Union. The History of a National Minority. Cambridge, 1988. P. 50–51; Low D.A. Soviet Jewry and Soviet Policy. N. Y., 1990. P. 20; Traverso E. Die Marxisten und die jьdische Frage. Geschichte einer Debatte (1843–1943). Mainz, 1995.

Lestschinsky J. Dos sovetishe idntum. N. Y., 1941. P. 92–93; Pinkus B. The Jews of the Soviet Union. The History of a National Minority. Cambridge, 1988. P. 92.

Во времена НЭПа существовало расхожее представление о том, что русские и украинцы опухали от голода, в то время как богатый еврейский торговец жил в роскоши. (Ларин Ю.. Евреи и антисемитизм. Москва, 1929. С. 121–122). Подр. об антисемитизме см.: Simmel E. Antisemitismus und Massen-Psychologie // Dahmer H. (ed.) Analytische Sozialpsychologie, Frankfurt a.M, 1970. Vol. I. P. 282–317; Loewenstein R.M. Psychoanalyse des Antisemitismus. Frankfurt a.M, 1968.

"Приобщение" евреев к производительному труду было, однако, не только задачей большевиков, но и темой официальных переговоров западных стран. Подр.см.: Bermann D. T. Produktivierungsmythen und Antisemitismus. Assimilatorische und zionistische Berufsumschichtungsbestrebungen unter den Juden Deutschlands und Цsterreichs bis 1938. Mьnchen, 1971; Гольде Ю. Земельное устройство трудящихся евреев. М., 1925. С. 45–54.

Гольде Ю. Ук. соч. С. 5.

Alberton M. Birobidshan. Die Judenrepublik, Leipzig-Wien, 1932. P. 6.

Ibidem. P. 7.

Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 7541, оп. 1, д. 21.

Батуринский Д. А. Земельное устроение еврейской бедноты. М., 1929. С. 17; Rosenberg J. On the Steppes. N. Y., 1927. P. 90.

Калинин М. Еврейский вопрос и переселение в Крым // Калинин М. И, Смидович П. С. O земельном устройстве трудящихся евреев в СССР. М., 1927. С. 37–54.

Kagedan A. The Formation of Soviet Jewish Territorial Units, 1924–1937. Ann Arbor, 1987. P. 151.

О дебатах по крымскому проекту см:. Pinkus B. The Jews of the… P. 71;Abramsky Ch. The Biro-Bidzhan Project, 1927–1959 // Kochan L. (ed.) The Jews in Soviet Russia since 1917. Oxford, 1978. P. 70; Русаков В. Суверенитет: миф или реальность // Дальний Восток. Хабаровск, 1994. № 9. С. 214; Кagedan A. Soviet Zion. The Quest for a Russian Jewish Homeland. Basingstoke, 1994. P. 30–31, 85.

Fisher A. The Crimean Tatars. Stanford, 1978. P. 140–141.

Lvavi J. Jewish Agricultural Settlement in the USSR // Soviet Jewish Affairs, 1971. № 1. P. 91–100.

Область названа по имени двух рек Бира и Биджан.

Pinkus B. The Jews of the… P. 71; Русаков В. Суверенитет: миф или… C. 215.

Abramsky Ch. The Biro-Bidzhan Project… P. 69; Low A. D. Soviet Jewry and… P. 46; Arnovitz B. Zion in Siberia // Survey, 1985. Vol. 29, № 3. P. 133.

Arnovitz B. Op. cit. P. 131.

Abramsky Ch. P. 71.

Ibidem.

Ibidem. P. 67–68, 70. См. также интервью Ульриха Шиллера и Лизы Дикей: Schiller U. Die Angste des Issaak Josifowitsch. Ein Besuch im Judischen Autonomen Gebiet: So vieles vergndert sich in Birobidschan — und alles auf einmal // Die Zeit. 8 September 1995. P. 27; Dickey L. Russia's Far East Jews Still Wandering // The Moscow Times. 19 November 1995. P. 18.

Arnovitz B. Zion in Siberia. P. 135.

Heller O. Der Untergang des Judentums. Die Judenfrage. Ihre Kritik. Ihre Lusung durch den Sozialismus. Wien, 1931. P. 374.

Tokayer M., Swartz M. The Fugu Plan. N. Y., 1979. P. 9, 51, 57–59.

См. резолюцию Центрального Исполнительного Комитета СССР, 7 мая 1934 // Lvavi Y. The Jewish Colonization of Birobijan. Jerusalem, 1965. P. 357.

Kuchenbecker A. Ein "Rotes Palastina" im Fernen Osten der Sowjetunion — die Verbannung einer Idee // Archiv fur Sozialgeschichte, 1997. Vol. 37. P. 255.

Pinkus B. The Jews of the… P. 75; Abramsky Ch. The Biro-Bidzhan Project… P. 74.

Lvavi Y. The Jewish Colonization of… P. 362–364; Weinberg R. Purge and Politics in the Periphery: Birobidzhan in 1937 // Slavic Review, 1993. Vol. 52. № 1. P. 14–16.

Abramsky Ch. The Biro-Bidzhan Project… P. 71; Emiot I. The Birobidzhan Affair. A Yiddish Writer in Siberia. Philadelphia, 1981. P. 4. Stephan J. J. A Far Eastern Jewish Homeland // The Russian Far East. Stanford, 1994., P. 192

Около железнодорожной станции Известковая были зафиксированы два трудовых лагеря так называемого Бирлаг (Биробиджанские лагеря). См.: Русаков В. Суверенитет: миф или… С. 216.

Gang J. The Silent Millions: A History of the Jews in the Soviet Union. N. Y., 1969. P. 144.

Stephan J. J. A Far Eastern Jewish… P. 192.

Превосходное исследование хронологии Еврейского антифашистского комитета дает: Redlich S. War, Holocaust and Stalinism. A Documented Study of the Jewish Anti-Fascist Committee in the USSR. Luxemburg, 1995; Российская версия: Редлих Ш. Еврейский антифашистский комитет в СССР, 1941–1948. Документированная история. М., 1996.

Eckman L. S. Soviet Policy Towards Jews and Israel, 1917–1974. N. Y., 1974. P. 49; Arnovitz B. Zion in Siberia. P. 141; Emiot I. The Birobidzhan Affair. P. 8.

Редлих Ш. Еврейский антифашистский комитет… С. 96.

Там же. С. 94.

Talbott S. (ed.) Khrushchev Remembers. L., 1971. P. 264; Redlich S. War, Holocaust and Stalinism… P. 277; Pinkus B. The Jews of the… P. 193; Emiot I. The Birobidzhan Affair. P. 7.

Pinkus B. Op. cit. C. 193; Русаков В. Суверенитет: миф или… С. 214–216. Примером того как миф о Биробиджане как "Красной Палестине" использовался пропагандой до 80-х гг., является буклет, изданный по случаю 50-й годовщины Биробиджана (см.: Бугаенко Е. На берегу Амура (50 лет Еврейской автономной области). М., 1984.

Emiot I. The Birobidzhan Affair. P. 13; Low A. D. Soviet Jewry and… P. 92; Levin N. The Jews in the Soviet Union Since 1917. N. Y., 1988., P. 535–541.

Stephan J.J. A Far Eastern Jewish…P.254.

Pinkus B. The Jews of the… P. 242.

Ibidem. P. 242.

Arnovitz B. Zion in Siberia. P. 150–152.

Бугаенко Е. На берегу Амура. С. 14. См. также: Шапиро Л. Организация КПСС Еврейской автономной области, 1934–1985. Хроника. Хабаровск, 1986. C. 10.

Русаков В. Суверенитет: миф или… С. 218–220; Schiller U. Die Angste des Issaak Josifowitsch…P. 27; Dickey L. Russia's Far East Jews Still… P.18; см. также: Krichevskii L. Ungewisse Zukunft der judischen Gemeinden in Russland // Glaube in der 2. Welt. № 1. P. 30–31.

Источник: журнал "Диаспоры", №1, 1999г.
Актуальная репликаО Русском АрхипелагеПоискКарта сайтаПроектыИзданияАвторыГлоссарийСобытия сайта
Developed by Yar Kravtsov Copyright © 2014 Русский архипелаг. Все права защищены.